storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

Уроки белорусского протеста:

Почему у них (пока) не получилось и чему мы можем у них поучиться



Шестое Всебелорусское народное собрание. Фото: president.gov.by



Уличные протесты в Беларуси приостановились, и это признают даже их организаторы. Радоваться этому нет никаких причин, как невозможно и винить в чем-то белорусов, которые, судя по всему, просто устали выходить под дубинки лукашенковских охранителей без каких-либо заметных перемен к лучшему

Белорусы и все симпатизирующие им сторонние наблюдатели явно недооценили жестокость, подлость и жажду жизни режима Лукашенко и переоценили готовность сограждан к самопожертвованию. При том, что граждане Беларуси и так показали примеры настоящего героизма и самоотверженности.

Ничего удивительного в том, что прочность режима Лукашенко была недооценена, нет. В условиях диктатуры, которая методично громит все оппозиционные структуры, собрать и проанализировать достоверную информацию о настроениях людей и вообще о том, как устроено общество, практически невозможно. Вместо анализа объективных данных приходится ориентироваться на политическое чутье и чужой опыт.

Тем удивительнее и отраднее, что даже в таких условиях ситуация в Беларуси столь стремительно изменилась за время избирательной кампании. Протесты по итогам выборов потому и были такими массовыми и упорными, что белорусы почувствовали силу своей организованности, увидели ясный путь к победе – во всяком случае, так тогда казалось многим.


Преждевременные выводы

Параллельно с белорусскими шли протесты в Хабаровске и сейчас они уже тоже закончились. Несмотря на упорство хабаровчан и рекордную для России продолжительность и массовость выступлений в отдельно взятом регионе, единственным их реальным достижением можно считать слом изначально задуманной в Кремле схемы смены краевой власти.

Очевидно, что Хабаровский край «зачищали» от Фургала вовсе не для Дегтярева, а его назначение – вынужденная импровизация на фоне неожиданно массовых и упорных протестов. Но утешает ли это хабаровчан и думают ли они об этом сейчас? Едва ли. Зато вполне очевидно, что Путин им ничего не простит, и потому не кажется случайной идея срочно обновить внешний вид российских банкнот, в результате чего с пятитысячной купюры исчезнет мятежный Хабаровск.

Проблемы хабаровских протестов отчасти сходны с белорусскими: там все тоже началось хоть и не совсем неожиданно, но все-таки довольно внезапно – и сразу очень мощно. Но несмотря на потрясающую самоорганизацию и быстрый рост структур гражданского общества, закончилось все фактической победой властей.

Полезно напомнить, что под впечатлением от регулярных массовых протестов в Хабаровске и Беларуси летом и осенью прошлого года многие наблюдающие за политическими процессами в России принялись проповедовать победоносность белорусско-хабаровского пути, то есть необходимости выходить на протесты снова и снова, как можно чаще и ни в коем случае не останавливаться.

Призывы к перманентному протесту вновь стали популярными в январе, когда после двух крупных акций в поддержку вернувшегося в Россию и арестованного Алексея Навального его команда объявила об отказе от проведения новых выступлений до весны. Тогда многие наблюдатели не стеснялись в выражениях, на все лады твердя о слитом протесте и упущенных возможностях.

Между тем, объективный анализ январских акций очевидно свидетельствовал, что продолжать в таком же духе долго не получилось бы. Общество было застигнуто врасплох готовностью власти применять силу без долгих колебаний.

Но если в России протесты были официально приостановлены их организаторами и в марте была предложена совершенно новая стратегия их дальнейшего проведения, то в Беларуси они закончились потому, что люди перестали на них выходить. То же – и с локальными протестами в Хабаровске.


Почему это не работает

В чем главная проблема регулярных протестов? В том, что для широкой публики, пусть даже и вполне активно настроенной, они быстро теряют привлекательность. Особенно когда риски участия в них оказываются высокими, а решимость власти подавлять выступления любой ценой – очевидной.

Современные люди готовы выходить на улицы в больших количествах при сочетании двух факторов – когда им кажется, что они могут добиться каких-то явных результатов, и когда они полагают, что протестующих будет достаточно много. В обоих случаях на каждого человека давит огромное количество разнонаправленной информации, объективных данных и субъективных ощущений.

Всем более-менее осведомленным в механизмах путинской политической системы с самого начала было понятно, что арест Фургала не был «чудовищной ошибкой» и на свой пост он совершенно точно не вернется ни при каких обстоятельствах. Тем не менее, значительное количество хабаровчан думало иначе и вера в то, что Фургала можно вернуть, просто продемонстрировав Путину свое недовольство, выводила их на улицы.

При всем растущем негодовании в адрес федеральной власти, далеко не все протестующие в Хабаровске были настроены радикально антипутински. Во многих случаях работала популярная народная схема «царь хороший – бояре плохие», в рамках которой возникает иллюзия, что достаточно просто обратить на проблему высочайшее внимание, и мудрый самодержец во всем разберется, накажет виновных и похвалит борцов за правду.

Чем дольше длился протест и чем очевиднее становилось, что власть не собирается сдавать назад, тем больше граждан теряли к нему интерес. Едва ли вынужденное смирение с ситуацией сделало их лояльнее Путину и всей системе. Скорее всего, как раз совсем наоборот. Но очевидная готовность власти мстить и туманные перспективы успеха протестов заставляли все большее число обывателей отказываться от участия в уличных акциях.

В Беларуси события развивались гораздо драматичнее: и массовость, и продолжительность протестов объясняются именно тем, что граждане этой страны могли добиться успеха, тем более, что провал несменяемого лидера на выборах был вполне очевиден.

С самого начала очевидной была и развилка: или режим Лукашенко перестанет сопротивляться и рухнет после нескольких недель протестов, или все пойдет по венесуэльскому сценарию, когда массовые протесты заканчиваются апатией и массовой эмиграцией, а альтернативный президент постепенно перестает вызывать хоть какой-либо интерес к себе со стороны мировой общественности.

Не без моральной и финансовой поддержки со стороны России режим Лукашенко устоял. Протесты постепенно затухли и перезапустить их повторением обычных лозунгов не получилось. Как уже говорилось, винить белорусов не в чем: никто не обязан жертвовать своей единственной жизнью и ломать судьбу ради одной только робкой надежды.


Эра гуманизма

Политические теории, основанные на опыте прошлых веков и особенно века ХХ, и исходящие из них представления о готовности людей жертвовать собой ради счастливого будущего других по призыву лидеров, пора отбросить. Очевидно, что они не работают в XXI веке.

Мы живем во времена, когда жизнь, здоровье, благополучие и свободное время – это высочайшие ценности для большинства людей. Наш современник, даже переживающий за страну и интересующийся политикой, на полном серьезе рассчитывает, готов ли он потратить какое-то время своей жизни на митинг и возможную последующую отсидку в изоляторе или нет. И если решает, что не готов, то именно поэтому никуда и не идет: жизнь кончается не завтра, у него есть обязательства перед другими и перед самим собой, купленный абонемент в спортивный зал и невыплаченная ипотека.

Современный горожанин готов выходить протестовать только в исключительных случаях, рассчитывая, что протесты не займут много времени и не обернутся для него чем-то непоправимым. Он готов рисковать – но ради каких-то понятных целей, а не ради лозунгов о свободе и демократии.

Кто-то готов выйти только тогда, когда будет финальная схватка, кто-то – когда будет уверен, что выйдет не один, а вместе со множеством других людей. Кто-то действует по обстоятельствам, кто-то по убеждениям. Наконец, всегда есть активисты, которые готовы выходить в любое время и по любому поводу. Поэтому действительно массовые акции в наше время случаются очень редко и требуют или мощного повода, или совпадения множества случайных факторов, или солидной подготовки, а то и всего сразу. Поэтому, анонсируя протесты и готовясь к ним, нельзя ориентироваться только на энтузиазм политических активистов. Принципиально общее настроение и массовая готовность что-то делать.

Время все расставляет на свои места и опровергает теории, которые казались такими правдоподобными еще пару месяцев назад. Чудес не бывает и особенно в политике XXI века. Экспромт хорош, когда он долго и тщательно готовится. Поэтому идея сначала убедиться, что на протест готовы выйти сотни тысяч людей, и лишь потом назначать его дату, кажется гораздо более перспективной и потенциальной успешной. Особенно после всего того, что случилось за последний год в России и Беларуси.



Федор Крашенинников
31 МАРТА 2021




Tags: Агония режима, ВЛАСТЬ, ОБЩЕСТВО, ПРОТЕСТ, РазмышлизМЫ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments