storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Category:

ЕГИПЕТСКИЕ КОШКИ И ВЕЛИКИЙ КИТАЙ

"Идея резкого снижения налогов для пополнения казны в среднесрочной перспективе в истории любой страны срабатывала всегда, но среднесрочная (про долгосрочную уже и не говорим) перспектива не интересна политикам, которые решают сиюминутные задачи. Везло мало кому и редко когда - но вот Китаю с Цзин-ди повезло."


Chinese-Eastern-Han-Dynasty
Династия Хань, императорский выезд


Около 150 года до н.э. великий император Цзин-ди отправил посольство в Египет для того, чтобы послы закупили там бесконечное количество кошек: императорские амбары ломились от зерна, его поедали мыши, и одни только лишь кошки, обитавшие в далеком Египте, могли спасти китайского императора.

Сказка, как говориться, ложь: император ничего не мог знать о Египте, а в Китае хватало и своих кошек, вовсе не экзотического египетского происхождения, а местных.

Но в сказке, как водится, одновременно и намек: богатства Цзин-ди были и в самом деле так велики, что ни потратить, ни сберечь их не было никакой возможности.

В самом начале своего царствования Цзин-ди, послушавшись своего главного и доверенного советника Чао Цо, ввел налоговую реформу, снизив налог на своих подданных с 10% (именно такой процент считали целесообразным великий Кон-Фу-Цзы и его замечательный последователь Мэн-Цзы), до 3%,


Конфуций и его ученики

И меньше чем через 10 лет императорская казна столкнулась с проблемой переполненных амбаров: крестьяне и ремесленники Китая, воспрянув от налогового ярма, резко увеличили производительность.

Позднейшие историки писали, что Чао Бо насчитал втрое (!!!) большие поступления в казну за десять лет по сравнению с предыдущим десятилетием.

Большой заботой и самого Чао, и другого советника императора, непобедимого военачальника, Чжоу Яфу, стало и размещение на свободных землях, которых всегда хватало даже в перенаселенном Китае, крестьян, которые бежали к императору земли Хань из других стран и земель, в надежде обрести безбедное существование, и ожидания их оправдывались.

Страна прирастала людьми, люди богатели, законы регулярно смягчались, огромная и прекрасно вооруженная армия под предводительством Чжоу Яфу защищала земли от набегов грабителей-кочевников, даже извечные враги, сюнну, столетиями наводившие ужас на Китай, были усмирены мощной армией и умной дипломатией.


Крестьянская семья, эпоха Хань

Как и все императоры династии Хань, в преклонном возрасте Цзин-ди, возможно, сошел с ума - ему всюду мерещились заговоры, и даже его самые близкие соратники, Чао Бо и Чжоу Яфу (некогда сами, заметим, сплетавшие интриги и разжигавшие подозрительность императора в отношении князей и придворных) вынуждены были покончить жизнь самоубийством, предпочтя ее мучительной казни, которые стали в последние годы царствования Цзин-ди обычным делом.

Наверное, именно поэтому осыпанная ранее благодеяниями Цзин-ди страна вздохнула с облегчением, когда, после его смерти, ему наследовал его десятый сын, рожденный любимой наложницей императора, У-ди.

У-ди, в отличии от его отца и деда, история прославляет как величайшего из императоров всех времен.

В юности У-ди, вступивший на престол в 16 лет и находясь под опекой своей бабушки, не смог спасти от смерти своих учителей-конфуцианцев, и это, видимо, стало для него сильным потрясением.

Всю свою жизнь он посвятил укреплению собственной власти.

А средства укрепления власти известны: это войны против внешних и внутренних врагов.


Император У-ди и его свита

При этом У-ди поначалу был довольно дипломатичен: например, возвеличивая конфуцианцев, он одновременно привечал и даосских монахов, строя храмы и самостоятельно совершая богослужения.

Огромная и мощная армия, доставшаяся ему в наследство от отца, воевала беспрестанно: за 53 года правления У-ди у империи не случилось ни одного мирного дня.

И войны его были, в основном, успешны: на юге разгромлено было государство северных вьетов со столицей в Гуанчжоу, который отныне и на века стал китайским, на севере, преодолевая сопротивление сюнну (гуннов), китайские армии достигли оконечности пустыни Гоби, строя там свои крепости и города и населяя их своими подданными, на востоке его армии закрепились в Корее, на западе...

Пожалуй, самым главным направлением в его царствование стало именно западное: один из чиновников У-ди, Чжан Цянь, был послан им в неведомые западные земли.

Чжан Цянь не просто совершил невозможное, преодолев сложнейший и полный опасностей маршрут, у него еще и хватило ума понять, насколько удивительны, богаты и полезны Китаю лежащие вдалеке и неизвестные ранее западные цивилизации, а у У-ди хватило мудрости понять, какие перспективы сулят эти контакты Китаю.

1572148647399054
Чжан Цянь и Шелковый путь


У-ди принимает план "10 тысяч ли" - именно на столько (примерно 5 тысяч километров) должна была продвинуться западная граница Китая, чтобы связать две мировые культуры, до того пребывавшие в изоляции.

Все те же сюнну и масса других племен и народов противостояли Китаю, войны с переменным успехом велись без конца и никогда более не прекращались, но Китаю удалось выкроить коридор для прохода своих караванов в Ферганскую долину.

Но не только Запад интересовал У-ди: император искал любой повод для того, чтобы развязать войну с кем-то из соседей.

Любая соседская заварушка обязательно заканчивалась тем, что хоть кто-то из враждующих просил помощи у Китая, и У-ди охотно её оказывал всем, кто бы её не попросил, и даже если никто этого не просил, но в итоге не "союзник" У-ди становился победителем: захваченные земли и богатства переходили к У-ди, а "союзники", ради которых Китай вводил свои войска, как правило, истреблялись.

Империя Хань всего за несколько десятилетий после начала правления У-ди стала просто гигантской, превосходящей размерами Римскую империю времен расцвета, но от сытой и благополучной жизни времен Цзин-ди не осталось и следа.


Китайские воины, армия У-ди

Налоги росли быстро, сначала добравшись до "конфуцианских" 10%, а после - быстро и легко увеличиваясь. Уже у концу второго столетия до н.э. крестьяне вынуждены были отдавать в казну треть урожая, и массовое их переселение из страны Хань приобрело характер бегства.

Бежали, в основном, на юг, в долину реки Чжуцзянь (с тех времен и поныне это самый густонаселенный район Китая), но и там их настигала и завоевывала победоносная армия У-ди, которая с 30-х г.г. второго столетия до н.э. почти целиком набиралась из числа помилованных преступников - практика помилования уголовников для службы в армии была придумана советниками У-ди и в его царствование стала нормой.

К 100 году до н.э., когда налоги достигли 50%, произошло то, чего не случалось в Китае более полувека: начались крестьянские восстания, вспыхивающие регулярно, по всей стране - и на старых землях, где люди еще помнили 3%-ый налог времен Цзин-ди, и на новых, только что завоеванных, где людям 3% даже в снах не снились, но налоги У-ди сильно превосходили те, что были установлены (не без влияния местных последователей Кон-Фу-Цзы) ранее.

Восстания жестоко подавлялись уголовниками в солдатских одеждах.

Но голод, вдруг поселившийся в стране, где совсем недавно зерно переполняло амбары и некому было съедать эти запасы, с тех пор поселился в империи надолго.


Император в окружении ученых

Сам же император, пресытившийся земной властью, думал о вечной жизни: даосские ритуалы должны были бы её гарантировать, и У-ди проводил свое время в молитвах, вознося духам просьбы о бессмертии.

Окружение его стало состоять из магов, колдунов и шаманов, которых император то возвеличивал, то, разочаровавшись, казнил.

И уж конечно, придворная жизнь изобиловала всяческими "заговорами" и их "раскрытиями", сопровождавшимися казнями.

Участь эта не обошла и, пожалуй, самого знаменитого из китайских историков, Сыма Цяня, которому выпало сомнительное счастье быть современником У-ди.

Император "раскрыл" "мятеж" своих полководцев, и Сыма Цянь оказался единственным, кто (Кон-Фу-Цзы ведь заповедовал говорить правду в лицо тирану, какой бы горькой она не была!) высказался в их защиту.

Он был приговорен к смерти, но мера вины его, по обычаям той поры, позволяла вместо смерти внести деньги или подвергнутся оскоплению.

Не имея средств, Сыма Цянь, выбирая между позором и обязательством, данным им покойному отцу завершить исторический труд, ученый выбирает последнее.


Сыма Цянь, величайший из китайских историков

Как сложилась его жизнь после этого события - неизвестно, величайший из китайских историков, благодаря которому, собственно, потомкам и стало известно о величайшем из императоров, умер в безвестности.

Возможно, сказывается насыщенная эзотерическими впечатлениями жизнь У-ди, а, может, наследственная болезнь императоров династии Хань (хотя, судя по всему, любой одуревший от безнаказанного самоуправства впадает в такого рода сумасшествие, примеров чему в истории бесконечно много) приводит к тому, что У-ди в конце своей жизни не интересуется больше ничем, кроме как охотой на ведьм.

Пройдут тысячелетия, и "охоту на ведьм" будут поминать в кавычках, но У-ди воевал с ведьмами вполне конкретно: основанием для казней были его сны, в которых к нему являлись духи и боги и показывали ему, кто именно и что именно замышляет против него.

Свита императора пребывает в вечном беспокойстве за свои жизни и судьбы своих семей, подданные разбегаются, казна пустеет, торговые пути перерезаны бандами, которые всегда появляются во времена обнищания, армия мародерствует, в империи всякий, вне зависимости от звания и состояния, находится под угрозой каждую минуту, война идет и на границе, и по всей стране - такое наследие оставляет величайший из императоров Китая своим потомкам.


Рост империи Хань

Наследник У-ди, Чжао-ди (вернее, его советники-конфуцианцы - сам он взошел на престол в возрасте 6 лет), все свое царствование был занят тем, что снижал налоги, утихомирив, в итоге, пожары крестьянских войн, наводил порядок на границах, восстанавливал армию и торговые сообщения.

Впасть в маразм и убийственную (буквально) для подданных подозрительность он не успевает, умерев в 20-летнем возрасте, но и все его потомки будут уже не в состоянии вернуть времена «3%», и вся династия Хань, с этого момента, катится к упадку, напоминая гигантский корабль, получивший пробоину, залатать которую уже невозможно.

Лучший в истории период Китая, времена Цзин-ди, больше не вернутся никогда, хотя нынешнее правительство Китая очень успешно применяет ту же практику - снижение налогов ради общего роста благосостояния и благополучия.

Жуткий период "самого великого в истории" У-ди, в конце концов, ничем не отличается от всех других "самых великих в истории" любой другой страны - прекрасно выглядящее на политических картах "величие" и крайняя нищета и массовая гибель современников "величия".


Гробница императора Цзен-ди, "терракотовые карлики" и скульптуры животных


Идея резкого снижения налогов для пополнения казны в среднесрочной перспективе в истории любой страны срабатывала всегда, но среднесрочная (про долгосрочную уже и не говорим) перспектива не интересна политикам, которые решают сиюминутные задачи.

Везло мало кому и редко когда - но вот Китаю с Цзин-ди повезло.

Пусть и ненадолго.

Впрочем, может, именно короткое его правление - тому причина: его короткое сумасшествие не разрушило страну.

Ну а про кошек для охраны переполенных амбаров больше никто и никогда в Китае не вспоминал.



Александр Иванов
История экономики
18 июня 2020




Tags: ИсторическоЭ, ЛикбеЗ, Параллели, ЭКОНОМИКА
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments