storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

Курица, яйцо и замедление страны.

Как Россия погружается в информационную изоляцию

oAqMIdoj0NYAyAPe1qdXlNR6puCkAzVC
Виктор Зубков и Владимир Путин (справа налево) во время посещения супермаркета "Перекресток" в Москве. Фото: archive.government.ru


Вероятно, пройдет еще немного времени, и Генпрокуратура станет признавать фейком любую неприятную для власти публикацию, будь там хоть двадцать два независимых источника и документы, лично принесенные в редакцию президентом

Новая военная операция Роскомнадзора (РКН) – по замедлению Твиттера в Российской Федерации – внезапно сопровождалась падением сайтов Кремля, правительства, Госдумы и Совета Федерации, Минэкономразвития, Минпромторга, Следственного комитета, самого Роскомнадзора. Падали и сайты коммерческих структур.

Злые языки вспоминают, что в 2018 году РКН так же пытался блокировать Телеграм, – тоже все рушилось вокруг, кроме самого Телеграма, – но настоящие патриоты знают, что РКН сегодня ни при чем, а государственные порталы обрушила та самая американская кибератака, о которой американцы заранее и предупреждали (вариант «Ростелекома» – глобальная авария). Депутат Госдумы Горелкин меж тем заявил, что следующий кандидат на «замедление» – Фейсбук.

(На самом деле замедляется, конечно, Россия. Причем физически – силовое сокращение количества информации вокруг должно замедлить движение времени и тем самым уронить страну куда-то лет на 40 назад. Хотя эта машина времени не настроена, возможны промахи.)

Преследование соцсетей – не новость, просто пока не очень получалось. Скажем, заставить Твиттер и Фейсбук хранить данные пользователей в России не удалось – заплатили штрафы и живут так же. Так что руководство РКН, наверное, получает нагоняй время от времени и снова принимается бороться. В рамках стратегии на информационную изоляцию это – борьба с инструментами. Но есть и борьба с контентом. Разумеется, большинство «старого» контента, производимого традиционными СМИ, давно национализировано и отрегулировано. С соцсетями было сложнее, пока не появилось понятие «фейк».

Истина в прокурорской инстанции

Это вообще удачный для российской власти термин, хоть она и говорит все время, что не любит заимствований. Была всегда «клевета» (в последнее время ее тоже, кстати, криминализовали и максимально «расширили»), но клевета – это намеренное говорение неправды о ком-то. А фейк – это ложный факт, сознательное или нет введение в заблуждение «неустановленного круга лиц». Конечно, надо было его сделать юридическим понятием и криминализовать. Закон о фейках существует с 2019 года, первоначально касался информации о всяких ЧС и предполагал административную ответственность. В 2020 году в связи с пандемией за фейки о ковиде ввели уголовную ответственность. Это, в частности, сильно затруднило работу журналистов – возникли «ножницы» между официально опубликованной информацией (или ее отсутствием) и добытыми журналистами сведениями о заболеваемости, смертности, в том числе в таких закрытых местах, как колонии ФСИН. Конечно, РКН и Генпрокуратура (которым вверили право определять фейки) признают истиной официальный отчет, а не то, что опубликовано расследователями (если это не другой официальный отчет – противоречий в статистике хватает). Но было немало дел и против пользователей соцсетей.

После январских протестов 2021 года генпрокуратура и Роскомнадзор еще активнее занялись борьбой с фейками. Например, прокуроры завели административное дело против «Новой газеты», а статью (уже удаленную по требованию РКН) о подготовке «титушек» для противостояния протестам. Генпрокуратура не опрашивала журналистов, провела свою проверку и «титушек» не нашла. Это значит что? Что «титушек» не существует, а журналисты их выдумали и должны быть наказаны.

Здесь важно, что истинность того или иного факта определяется даже не в суде (хотя чего мы могли бы ждать от российского суда?). Вероятно, пройдет еще немного времени, и Генпрокуратура станет признавать фейком любую неприятную для власти публикацию, будь там хоть двадцать два независимых источника и документы, лично принесенные в редакцию президентом.

Когда стало известно о деле против «Новой», российское правительство уже вовсю боролось с ростом цен на продукты. Я еще подумал, что вот ведь придется как-то регулировать и информацию о ценах, когда борьба будет проиграна. И точно, пришлось: депутат Выборный на днях написал соответствующий законопроект. Предлагает уголовно наказывать за «Публичное распространение заведомо ложной общественно значимой информации об изменении розничных цен на отдельные виды социально значимых продовольственных товаров первой необходимости». Судя по публикациям СМИ, в законопроекте все привычно размыто, кроме наказаний (до трех лет лишения свободы), так что можно будет сесть просто за опубликованное в сети фото ценника в магазине.

Есть ли у России яйца?

Но будет ли это достаточным контролем за информацией? Цена – штука объективная в том смысле, что покупатель ее платит в момент приобретения товара, и он не может заплатить неизвестную цену, так что ее придется покупателю сообщить. А покупатель сообщит хотя бы соседям, которым же надо как-то ориентироваться, сколько денег брать в магазин или иметь на карте. Уйти от цены можно только в полностью распределительной системе с карточками – и не теми, на которые сейчас ориентируется Минпромторг (food stamps), а советскими времен войны или разрухи. Но и то это уход частичный, потому что черный рынок отменить невозможно.

На этом пути, впрочем, можно принять еще много законов и посадить много предпринимателей и менеджеров.

Цена – штука объективная еще и потому, что складывается на рынке (как бы его ни уродовать). Нынешняя инфляция (в феврале(https://t.me/russianmacro/10345) – 0,78% месяц к месяцу и 5,67% год к году. В январе было 0,67% и 5,19% соответственно) во многом связана с пиком цен на продукты на мировом рынке. А Россия, как гордо заявил Минсельхоз, стала нетто-экспортером в 2020 году впервые за долгое время. Дорожали не только продукты – бензин, транспорт, услуги, автомобили и др. Рост цен помогает исправлять дисбалансы рынка, напоминает даже ЦБ. Но кто ж его послушает в России. В России с ростом цен борются административным регулированием, особенно в такие политически сложные времена. Последняя новация – введение тотального мониторинга цен на товары и услуги, в котором за каждый рынок отвечает отраслевое министерство.

Красноречивый пример борьбы. Еще в декабре президент возмутился ростом цен на сахар. Подчиненные взяли под козырек, придумали соглашение о замораживании цены между производителями и ретейлерами, к которому затем подключили и оптовиков. И тут как-то внезапно оказалось, что оптовики дешевый сахар не всегда отдают ретейлерам, а экспорт сахара, например, в Казахстан (партнер по ЕАЭС) резко вырос.

Или взять историю с курицей. Или с яйцами? В России наметился дефицит курятины. Казалось бы, самое доступное мясо. Но нет. Во-первых, конечно, граждане помешали – из-за падения доходов стали переходить на курицу с других видов мяса. Во-вторых, птичий грипп на юге страны и в Европе повлиял. Причем отдельно на Нидерланды (которые Россельхознадзор целиком забанил еще в ноябре) приходилось 80% импорта инкубационных яиц (а всего импортных на российском рынке – 20%). Нет яйца – нет курицы. Разбирательство ветеринаров идет ни шатко ни валко. И вот вице-премьер Абрамченко уже просит «обеспечить птицеводов российскими яйцами».

Снизить давление на цены можно было бы, отменив продовольственное эмбарго, говорят эксперты. А еще лучше, но дольше – открыть рынок, поощрять конкуренцию, создать деловой климат (впрочем, о чем это я, это все осталось в 2000-х).

Это не наш метод, наш – рост регулирования, создание постоянных комиссий по мониторингу цен, добровольно-принудительные моратории на повышение цен по какому-то продукту (пусть резко дорожают остальные), которые закономерно приводят к дефициту этого продукта.

Ну и, естественно, нужно ввести драконовские наказания за распространение информации о ценах и дефиците. Тоже советская мера – значительная часть экономической (и не только) статистики была в СССР секретной.

Ошибка совершена

Информационная блокада – один из важнейших методов работы КГБ и одна из важнейших составляющих советского режима. Именно поэтому для режима была так губительна гласность как элемент перестройки. Нынешние руководители России – выходцы из КГБ – думают, возможно, что, если бы не реформы Горбачева, СССР спокойно бы существовал. Поэтому считают важным сегодня, наоборот, замораживать страну, убивать гласность, сокращать рынок с его независимыми участниками и т.д. Или не думают, но историческая логика вместе с профессиональной деформацией ведут их по этому пути.

Они на самом деле никогда не жалели о развале СССР, это все чистая риторика про величайшую геополитическую катастрофу (не хотелось бы думать, что честная шизофрения) – если бы не развал, они бы остались на своих позициях среднего звена в системе, где высшим счастьем было достать югославскую дубленку и румынские сапоги. Развал и «лихие 90-е» привели их к власти и богатству. Просто они воспринимают угрозы государству инструментально и как бы «обезличенно»: вот от чего пала Российская империя, вот от чего СССР – мы не повторим этих ошибок.

Но ошибка уже повторена, уже совершена. Потому что причиной падения СССР была не гласность, а закрытость, отсутствие обратной связи, неэффективное управление и экономика, которая так и не смогла обеспечить населению даже средний уровень потребления товаров и продуктов. Талоны на масло и мясо, очереди за хлебом в конце 1970-х-начале 1980-х были обыденностью во многих регионах (раньше – еще хуже).

Да, КГБ боролся с информацией, и в позднем СССР гораздо успешнее, чем ФСБ сейчас. Все-таки инструментов обмена было не так много, даже стационарные телефоны были редкостью, копировальные аппараты были запрещены, вся официальная пресса – часть партийно-советской системы. Западные «голоса» с переменным успехом глушились, самиздат был известен ничтожной доле населения, слухи были опасны, конечно, но их успешно купировали, как показывает пример Чернобыля. И все равно КГБ тогда проиграл. Но временно, к сожалению.



Андрей Синицын
11 МАРТА 2021




Tags: "ЗАПОВЕДНИК", «Необучаемые», «Ручное управление», СТРАНА АБСУРДА
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • «Инфляция для бедных» превысила 30%

    У половины населения доходы ниже 27 тысяч рублей в месяц, у каждого третьего - ниже 19 тысяч, у каждого пятого - ниже 14 тысяч. © Алексей…

  • Население стремительно нищает.

    Теперь каждый пятый считает, что его доходы существенно упали, за год этот показатель вырос в два раза. Росстат фиксирует почти 2 млн. живущих…

  • Россия рекордно даст в долг

    В Российский бюджет на 2022 год заложено 350 000 000 000 рублей займов для других стран👹👹👹 Фото: Наталья Селиверстова / РИА Новости "До…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments