storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

Мишень для президента: война с молодежью и ее перспективы

2 (1)
Фото: Valery Tenevoy / Unsplash.com


Существенную угрозу своему режиму Владимир Путин видит не только со стороны Навального, Запада или интернета как таковых. Если судить по общему вектору атаки, то угрозой и врагом все отчетливее выглядит молодежь и даже дети

Кто такой Алексей Навальный для Владимира Путина? Это хитрый и ушлый популист, которого на Западе обучили каким-то дьявольским технологиям, помогающим смущать молодежь и «выводить на улицы детей».

Молодежь и Навальный

То, что на самом деле Навальный никаких детей ни к чему никогда не призывал и никуда не выводил, никого на самом деле не волнует. Навальный опасен не тем, что несколько подростков было задержано на акциях в его поддержку, а тем, что он будоражит непроницаемую для провластной пропаганды молодежную среду, которая не просто политизируется сама, но еще и оказывает значительное влияние на старшие поколения. Причем по таким каналам, которые власть не может ни купировать, ни контролировать: одно дело – когда телевизор бьется в голове пенсионера со скудным холодильником и богатым жизненным опытом, совсем другое – когда с одной стороны телевизор, а с другой – дети или внуки, а то и все разом.

Многие годы и самого Навального, и его деятельность старательно игнорировали на официальном уровне, потому что с вершины Олимпа не видели следов его влияния на ядерный путинский электорат, то есть людей взрослых и даже пожилых. Все остальное никого и не волновало. Молодежь еще в 90-е годы была вычеркнута из списка категорий граждан, с которыми имеет смысл вести какую-то политическую работу. И это всех устраивало, потому что самих активных посетителей избирательных участков власть научилась отлично окучивать: продуктовые наборы, ностальгия по телевизору, надбавка к пенсии, «низкий вам поклон за ваш труд», «спасибо деду за Победу».

Так что если кто-то ищет ответ на вопрос, почему от Навального так резко решили избавиться, даже ценой столь очевидных издержек для Путина, то ответ надо искать здесь. Дети и внуки путинских сторонников стали слишком часто говорить о нем, и сигнал был получен: оказалось, что борец с коррупцией – не просто лидер небольшой группы «офисных хомячков», как было определено еще в 2012–2013 годах, а лидер мнений для значительных групп молодых и юных граждан, и это было воспринято как возрастающий фактор риска.

Кроме того, подростки через несколько лет получат право голосовать, и если к тому времени у них не отбить желания заниматься или хотя бы интересоваться политикой, то примерно понятно, за кого они будут голосовать, а за кого – нет. При том, что к тому времени часть нынешнего ядерного электората Путина уже покинет этот мир, и активная молодежь может спутать все карты.

Молодежь и интернет

Интернет воспринимается властью не как объективно существующая и неупразднимая декретами коммуникационная среда, а как зловредная молодежная субкультура и едва ли не секта, куда детей заманивают и потом вовлекают во все плохое – от оппозиционной политики до злого подросткового стеба над святынями отцов и детей, а также проституции и порнографии.

Лично Путин не устает повторять: интернет был создан ЦРУ, что в его мире имеет лишь одно значение – это очевидное зло, которое, даже принося какую-то (неочевидную) пользу, все равно остается крайне подозрительным явлением.

То, что интернетом пользуются не одни подростки, только усугубляет проблему: отключить интернет уже точно не получится ни по техническим, ни по экономическим причинам, но противостояние там обходится все дороже и приносит все меньше успеха.

Нет сомнений, что растущие государственные вложения в интернет-пропаганду только радуют тех, кто сидит на этих подрядах. Но вот их хозяев постоянное расширение зоны борьбы в интернете едва ли приводит в восторг: буквально на ровном месте возник новый фронт, на котором Кремлю приходится сражаться с целым миром, причем по чужим правилам и как бы на территории противника. И молодежь на этой войне воспринимается как пятая колонна: мало того, что она не помогает власти атаковать ее критиков, так она еще и охотно становится проводником всего, что власть раздражает.

Приходится создавать целые структуры, которые день и ночь пишут комментарии и ставят лайки только для того, чтобы противостоять бесплатной активности миллионов людей. Хуже того, уже не раз демонстрировалось, что лайки все-таки конвертируются в людей на улице, хоть и по очень высокому курсу.

Власть не умеет создавать вирусный контент в интернете, а продвигать свою агитацию в те слои общества, которые ее интересуют, методами коммерческой рекламы не получается. Если бы существовала какая-то технология, которая могла сделать нужное видео столь же популярным, как известный фильм про дворец, в АП ее купили бы за любые деньги, и каждый эфир Соловьева набирал свою сотню миллионов просмотров. Но такой технологии нет, а есть искрений интерес миллионов людей, противопоставить которому можно только бесконечно растущие бюджеты ботоферм и давление в оффлайне.

Надо ли говорить, что самая активная часть интернет-аудитории – все та же молодежь, которая мешает превратить интернет в аналог оффлайновых СМИ.

Молодежь и Запад

Несмотря на то, что никакого единого Запада, озабоченного борьбой против России, попросту нет, в Кремле так не считают. Там своя концепция Запада как полюса зла, где всем заправляют заносчивые американцы, а слабовольные и подлые европейцы лишь помогают им разносить по миру растление и хаос. Известна и конечная цель всей этой борьбы – вырвать-таки власть из рук Владимира Владимировича Путина и тем самым ввергнуть мир в погибель.

Даже не сильно углубляясь, легко найти множество частных и коллективных антизападных манифестов, в которых авторы на все лады клеймят врага. Гораздо сложнее обнаружить каких-то реально существующих людей, с тем же энтузиазмом наполняющих свои социальные сети заявлениями о своей любви к Западу, восторгах или преклонении перед ним.

Но если посмотреть на то, чем вообще восхищаются, пользуются и что обсуждают критикующие российскую власть или просто равнодушные к ней люди, то сомнения исчезнут: их действительно привлекают западная культура в самом широком смысле слова, западные технологии и западные социальные и общественные практики, западные ценности.

Впрочем, с последним все не так просто, и именно в сфере ценностей у Кремля есть некоторые успехи. Многие люди согласны с тем, что и технологии западные лучше, и музыка, и кино, но вот вопросы гендеров и толерантности в современном западном подходе к ним заставляют даже искренних политических критиков Путина солидаризироваться с нелюбимым президентом: демократии мы хотим, но гей-парадов и чернокожих актеров, изображающих британских аристократов, нам не надо!

И здесь тоже молодежь оказывается самым слабым звеном. В отличие от старших, молодежь, а тем более подростки никакой исконной, традиционной и подлинной западной культуры, которая должна бы им нравиться больше, чем нынешняя, не застали. С самого начала своей сознательной жизни они через сериалы, тексты песен, книги, фильмы, игры и общение со сверстниками воспринимают те стандарты, которые транслируются с Запада сейчас. И если в более старших возрастных группах власть успешно борется с внедрением спокойного отношения, например, к геям, то в среде молодежи им приходится насаждать гомофобию даже не с нуля, а преодолевая прививаемую всей современной западной культурой толерантность как норму жизни.

Короче говоря, куда ни кинь – везде клин: Навальный смог так развернуться прежде всего потому, что нашел способ общаться с молодежью, и именно она наполняет его штабы и создает костяк всего его движения. Видя смелую и активную молодежь, приободряются и более взрослые граждане. Запад со своими антипутинскими ценностями становится серьезным внутрироссийским фактором тоже благодаря молодежи, которая совершенно не собирается от него отворачиваться и отрекаться. И все это взаимодействие враждебных сил происходит где-то в недрах интернета, вражеского и неуправляемого.

Молодежь и власть

Несмотря на то, что сам Владимир Путин продолжает изображать лучшего друга молодежи, на более низких уровнях власти и пропаганды слов уже не выбирают.

Показательно недавнее выступление митрополита Красноярского и Ачинского Пантелеймона, который, как кажется, высказал все, что думает о молодежи и детях наш правящий класс: «Наши милые подростки…настроены антигосударственно, антиисторически, штрейкбрехерски и, более того, скажу по-русски, предательски. … Я услышал рассказ, как в одной школе прошла встреча с генералом, дети начали задавать вопросы не о том, как и почему что-то случилось, а в духе осуждения всего в стране… Лучше смерть, чем сапог американский и страх. Полуголод, а то и голод – но чтобы правда. Они не видят ничего опасного (в протестах), а видят опасность в том, что государство само себя защищает в лице законов, президента, губернатора и специальных силовых структур».

Эту цитату можно комментировать очень долго, но она сама к себе комментарий. Подростки – предатели, не чтят генералов, не хотят голодать назло американцам в сапогах, считают, что протестовать – можно, а бить протестующих – нет. Бросающаяся в глаза злоба церковного сановника – это обида на то, что 20 лет пропагандистских усилий власти (и дружественной ей РПЦ, что уж там) фактически обнулились, потому что новым поколениям не удалось передать базовые страхи и комплексы, на которых воздвигнут путинизм.

Агрессия в отношении молодежи – это не эксцессы и не срывы, а скорее норма. Молодых людей откровенно третируют, выставляют безмозглыми идиотами и легковерными дурачками, оказывают им в праве иметь какие-либо взгляды и убеждения и тем более высказывать их. Школы, вузы, а иногда даже и детские сады стремительно превращаются в места, где за приписанными к ним молодыми людьми ведется строгий политический надзор.

Методы, которыми власть пытается работать с молодежью, вовсе не выглядят попытками вернуть себе ее доверие или хотя бы внимание. Возможно потому, что самому Путину не о чем говорить с молодыми и каждая его попытка «сказать что-нибудь по-молодежному» лишь выдает в нем безнадежно дремучего и архаичного человека, которому хорошо и комфортно в среде ровесников, а для молодежи у него есть только приморские лагеря для одаренных и лояльных и полицейские дубинки для нелояльных, безотносительно всех остальных их талантов и качеств.

Заговор обреченных

В своих попытках воспитывать молодежь власть выглядит как карикатурная полоумная карга, встречающая злобным шипением и руганью каждого проходящего мимо молодого человека. Метафора хорошая, но в реальности власть не настолько иррациональна и скорее сознательно подыгрывает своему ядерному электорату, чем серьезно надеется на то, что ругань и угрозы смогут изменить будущее и перевоспитать любителей кей-попа и аниме.

Точно так же, как в 2012 году электорат Путина объявили солью земли, «трудягами и работягами», и официально разрешили ненавидеть и презирать всех, кто против его возвращения на том основании, что они «офисные хомячки», сейчас заметно постаревшему и обедневшему путинскому избирателю разрешают ненавидеть и презирать молодежь – за то, что она сидит в интернете, слушает непонятную музыку, лайкает Навального, знает или учит иностранные языки, не уважает старших, низкопоклонствует перед Западом. Ненавидеть за то, что они моложе, веселее, за то, что у них есть перспективы и они в любом случае увидят будущее, которого не увидят их ругатели и сам Путин. Да мало ли за что их можно ненавидеть?

Утешает лишь то, что любое противостояние с молодежью – дело обреченное и потому бессмысленное. Рано или поздно нынешние дети и подростки все равно унаследуют и Россию и сделают с ней то, что посчитают нужным.

Лучше бы, конечно, они наследовали ее пораньше.



Федор Крашенинников
10 МАРТА 2021




Tags: «Будущее Наступило», «Дедушка старый - ему всё равно», ВЛАСТЬ, ОБЩЕСТВО, РазмышлизМЫ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments