storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Category:

Нейробиология толпы:

Почему мозг толкает нас следовать за большинством и чем отличаются те, кто готов бороться за личные убеждения


316493abb6b182d25f7f8bee9a3bce99
Фото: Unsplash.com

Мозг нонконформистов устроен по-другому, выяснили японские ученые

«Толпа направляется не к тем, кто дает ей очевидность, а к тем, кто дает ей прельщающую иллюзию», – писал французский психолог, социолог и антрополог Гюстав Лебон. Становясь частью толпы, человек неизбежно попадает под ее влияние. Растворяясь в массе, отдельная личность теряет способность критически мыслить и здраво оценивать ситуацию. Все это очень подробно описано в работах Лебона. Знаменитый ученый, живший на рубеже XIX и XX веков, утверждал, что особенность человеческих масс состоит в бессознательном. Это нечто незримое, что приводит людей в толпе в определенное психическое состояние и в итоге начинает управлять их поведением, будто люди представляют собой клеточки одного большого организма.

В наше время ученые предположили, что заложниками стадного инстинкта людей может делать головной мозг. Получив в свое распоряжение методы и средства для исследования работы этого органа, они попытались установить, какие процессы в мозге сопровождают психологический эффект «примыкания к большинству». И выяснили, что эта особенность мозга была оправдана эволюцией, то есть когда-то она позволила человеку выжить в процессе естественного отбора.

Исследования на эту тему проводились в том числе в России, в лабораториях психологического факультета НИУ ВШЭ. Эксперименты с использованием энцефалографии позволили обнаружить, что в ситуациях, когда мы чем-то отличаемся от окружающих, наш мозг подает сигнал – очень короткий, в течение всего 200–300 миллисекунд, – сообщающий о поведенческой ошибке.

Почему мозг считает, что отличаться от большинства – ошибка? Человек – существо социальное. Именно жизнь в социальных группах помогала выживать в течение миллионов лет в процессе эволюции. Те, кто вел себя неправильно, умирал от голода или отравления, попадал в лапы хищника или погибал от какой-то еще опасности. В результате большинство вырабатывало наиболее выгодную поведенческую стратегию. В условиях, когда поведение каждого индивида тестируется эволюцией, определенно есть смысл наблюдать за большинством. Если большинство ведет себя сходным образом, значит, такой способ лучше – с точки зрения эволюции быть конформистом выгодно.

Но есть и другой важный факт: эволюционные модели показывают, что большинство ведет себя оптимально верно только в стабильной среде. А значит, что и конформизм имеет смысл лишь в таких условиях. В непредсказуемой, меняющейся среде конформизм перестает быть адаптивным, поскольку мнение и действия большинства уже не являются адекватными.

Отдельного внимания заслуживают ситуации, когда люди примыкают к группам, которые субъективно воспринимаются как большинство, потому что эти группы наиболее активны или составляют основной круг коммуникаций человека, но по факту не столь многочисленны.


Личные убеждения исчезают

На ту группу людей, к которой человек испытывает симпатию и привязанность, он старается быть похожим. И наоборот, каждый из нас стремится отличаться от группы, которая нам не нравится. А еще исследования, проводившиеся в США, показали, что, когда мы находимся в кругу друзей и единомышленников, в нашем мозге отключается участок коры, отвечающий за поддержание личных моральных установок.

Исследователи из Массачусетского технологического института и Университета Карнеги – Меллона совместили психологические объяснения моральной неустойчивости в группе с наблюдениями за активностью мозга. С помощью функциональной МРТ они наблюдали за средней префронтальной корой головного мозга, которая включается, когда человек думает о самом себе.

В течение двух недель добровольных участников эксперимента опрашивали, выявляя их моральные убеждения и особенности поведения. Отдельно исследователи интересовались, как люди ведут себя в соцсетях. В результате удалось сформулировать некоторые утверждения, которые давали представление о моральных установках каждого из участников. Например, «я всегда прошу прощения, если случайно столкнулся с кем-нибудь на улице» или «я беру чужую еду из общего холодильника».

После этого испытуемых пригласили в лабораторию, где им предлагалось сыграть в игру в то время, как их мозг сканировался. Цель игры заключалась в том, чтобы нажать на кнопку, когда они видели утверждение, касающееся социальных сетей – например, «у меня более 600 друзей в фейсбуке». Такие фразы всплывали на мониторе перед участниками, перемежаясь с фразами про индивидуальные моральные установки. Игра проходила в двух вариантах: в первом человек играл один, в другом – в команде, но в каждом случае был противник (человек или команда), которого нужно было обыграть.

Авторов эксперимента интересовало, как область мозга, ответственная за размышления о самом себе, будет реагировать на эти утверждения. Анализ данных фМРТ показал, что средняя префронтальная кора активировалась на моральных утверждениях и не отвечала активностью на факты про социальные сети. Однако такая картина наблюдалась лишь в том случае, когда человек играл лично за себя. Если игра была командной, та же самая зона мозга «молчала» и на моральных утверждениях. Исследователи предположили, что командная работа отключала в мозге систему, отвечающую за осознание моральных принципов.

Впрочем, ученые подчеркивают, что игра в команде не у всех людей подавляла полностью активность «этического» центра коры головного мозга. То есть справедливый вывод звучит так: некоторые люди более подвержены влиянию коллектива и более других склонны забывать свои моральные установки в кругу единомышленников. Кстати, именно они после игры с трудом вспоминали моральные утверждения, которые им демонстрировали.

То, что одни люди быстрее, чем другие, теряют свое мнение и идут на поводу у группы, можно объяснить индивидуальными различиями. Но надо понимать, что речь не идет о предательстве собственных убеждений – они просто исчезают.

Но есть и люди, от природы не склонные быть схожими с другими, даже если это может представлять угрозу. Японские ученые попытались выявить взаимосвязь между толщиной различных отделов мозга и стремлением человека к уникальности. Оказалось, что у тех, кто испытывает потребность отличаться от остальных и иметь собственное мнение, снижена плотность и толщина поясной извилины (или цингулярной коры, как еще ее называют, от латинского cortex cingularis). Это область, которая является частью лимбической эмоциональной системы, как раз генерирует тот самый сигнал об ошибочном поведении, если мы не поддаемся стадному инстинкту.

Такое открытие дает повод думать, что стремление выделяться на общем фоне может быть предопределено анатомией мозга. Иными словами, мозг нонконформистов имеет особенную физиологию. Но данный вывод является слишком сильным обобщением и еще нуждается в дополнительных подтверждениях.


Повод для конфликта

Когда нам угрожает внешняя опасность, срабатывают инстинкты, регулируемые древними структурами мозга, которые роднят человека с остальными приматами. И автоматическая реакция на угрозу – «бей или беги» (fight-or-flight). Есть еще третий вариант – прикинуться трупом, но его не рассматривали эксперты из Института эволюционной антропологии Макса Планка, документируя социальные отношения в группах шимпанзе.

Эти животные живут сообществами, которые нередко конфликтуют между собой. Когда одна группа сталкивается с другой, ее участникам приходится очень быстро принимать решение: атаковать чужаков или избегать конфронтации. Свежее исследование, опубликованное в этом году в журнале Nature Communications, показывает, что этот выбор более сложен, чем можно было подумать.

Решающую роль играет то, насколько прочные и устойчивые отношения сложились между участниками группы. Вероятность того, что каждый из шимпанзе решит пойти в сражение с соперниками, повышается, когда собственная группа достаточно многочисленная и в ней есть родственники по материнской линии, а также много партнеров не родственников, с которыми хорошо развиты социальные связи.

Переводя на человеческий язык, чем крепче дружба и сильнее ощущение, что за тебя есть, кому вступиться, тем больше решимости идти в атаку, отстаивая территорию, ресурсы и прогоняя «не своих».

Разумеется, у людей складываются гораздо более сложные системы взаимоотношений. И у человека, с одной стороны, более развиты структуры мозга, позволяющие сдержать сиюминутные порывы и обуздать инстинкты, с другой, поводом конфликтовать по принципу свой-чужой могут быть убеждения, идеи, мнения и абсолютно иллюзорные концепции. Но биологическая основа реакций все равно схожа с той, что наблюдается у родственников из дикой природы.

«Конкуренция с кем-то вне группы увеличивает сплоченность самой группы, – еще один вывод, который зафиксировали ученые. – Вероятно, этому способствует нейрогормон окситоцин (так называемый гормон привязанности), он же снижает вероятность дезертирства в битве».

Авторы исследования полагают, что их наблюдения за четырьмя соседствующими общинами тайских шимпанзе позволят людям и для себя сделать любопытные выводы. А как распорядиться этой информацией – это уже работа исключительно для человеческого разума.



Анна Демина
1 ФЕВРАЛЯ 2021


Tags: ЛикбеЗ, ПсихологическоЭ, Разрыв шаблонА
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Турецкий ятаган в псину...

    Эрдоган отказался признать Крым российским и поддержал вступление Украины в НАТО © EPA-EFE/TURKISH PRESIDENT PRESS OFFICE Турция и…

  • Нападет ли Путин на Украину?

    История вечного русского садизма...Я понимаю, что слушать это не приятно по все стороны баррикад, ну что поделаешь, если вы голосовали за дерьмо,…

  • ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА?

    © Андрей Петренко Российский зомбоящик захлебывается в лютой ненависти к Украине, российские войска перебрасываются к ее границам, а…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments