storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

НА РАЗВИЛКАХ БЕЛОРУССКОГО ТУПИКА

Лукашенко может уйти, а вот его режим – вряд ли





Массовые протесты в Белоруссии, начавшиеся сразу после фиктивных президентских выборов 9 августа, уже необратимо изменили не только белорусское общество, но и политический ландшафт во всей Восточной Европе. Медийная машинерия что в Москве, что в Минске, что в странах Евросоюза оперирует привычными шаблонами: «импорт цветной революции» или, соответственно, «борьба за свободу и демократию». Однако слишком многое свидетельствует о том, что белорусские события не вписываются в эти лекала, а их долгосрочные последствия для многих и вовсе станут весьма неприятным сюрпризом.

В том смысле, что все реалистичные сценарии сейчас сводятся к одному: главным бенефициаром белорусских потрясений почти наверняка станет РФ. По крайней мере, в ближайшей перспективе.

Сегодня уже очевидно: Лукашенко проиграл. Он без толку потерял время и пропустил удар – один удар, но вполне сокрушительный. Который, судя по всему, не убьет его сразу, но после которого для него включился обратный отсчет.


«Батька»: понимал, торопился, не успел


При этом надо отдать должное «последнему» диктатору Европы: в общем и целом, он довольно грамотно просчитывал ситуацию. Он понимал, что путинский неосоветский режим не оставит попыток превратить его в свою стопроцентную марионетку. Он понимал и то, что единственным шансом спастись от должности губернатора Минской области РФ является сближение с ЕС и НАТО (выразившееся в небезызвестной «многовекторности»). Наконец, он осознавал и необходимость модернизации своего политического режима, экономически застрявшего в конце советских 1980-х, а идеологически – в конце 1990-х.

По всем этим направлениям, говоря номенклатурным языком, «велась какая-то работа». Но нигде она не была доведена до серьезного и позитивного результата. Экономику постарались диверсифицировать, но слезть с кремлевской ресурсно-дотационной иглы так и не смогли. Сближение с Брюсселем и Вашингтоном после 2015-го года пошло довольно бойко, но избавиться от клейма «последней диктатуры» Европы не удалось. Айтишникам оказали неслабую поддержку, и это дало свой положительный результат, но экономическая система в целом осталась прежней. Разговоры о конституционной реформе и сужении президентских полномочий получились слишком невнятными и кулуарными.

В общем, в очередной раз на просторах бывшего СССР реализовался афоризм из кинофильма «ДМБ»: «движение есть, прогресса – нет».

А окончательно столкнуло под откос Лукашенко то, что он не смог вовремя оценить, сколь сильно устал от него – устал по самым разным причинам – белорусский народ. По всей видимости, Александр Григорьевич искренне поверил в собственный пропагандистский тезис о том, что «простой мужик» - абсолютное большинство, твердо стоит за своего «Батьку». А недовольство выказывает лишь очевидное меньшинство зажравшихся отщепенцев. И когда через сутки после как бы выборов стало ясно, что ситуация диаметрально противоположная, что-то изменить уже было нельзя. Этот удар Лукашенко пропустил, и полностью оправиться от него он не сможет никогда.

Все это – вещи очевидные и безспорные. Системный кризис лукашенковского режима и поистине всенародное отторжение «Батьки» сделали возможным массовое протестное движение. Но вопрос о том, кто является его зачинателями и организующей силой, а самое главное, кто будет его неизбежным бенефициаром, остается подозрительно открытым.


Кому выгодно?


Само собой, что настолько же сентиментальную, насколько и абсурдную чепуху про «просто людей» и «молодежь», которые вышли делать революцию благодаря «вирусному посту» в соцсетях, нельзя даже обсуждать всерьез. Как правило, такие версии вбрасываются тогда, когда истинная движущая сила хочет до поры, до времени сохранить инкогнито. Ярким примером такого рода являются революционные выступления в Египте в 2011 году. Тогда тоже поначалу разгоняли версию про вирусную заметку в Твиттере, благодаря которой «народ» якобы сам собрался в кучу и пошел свергать диктатора. Хотя реальными организаторами протестов были братья-мусульмане, а необходимый простор для своей работы они получили благодаря позиции египетского генералитета (обиженного на Мубарака за то, что тот решил протолкнуть в президенты своего сына).

Попробуем вычислить, какие внешние силы были заинтересованы в раскачке лукашенковского режима. Сам режим заявляет вполне однозначно: коварный Запад, Польша и Литва, ЕС и НАТО. Но так ли это на самом деле?

В действительности, все известные факты указывают на прямо противоположное: условный Запад собирался активно сотрудничать с Лукашенко, наращивая экономические связи. В январе этого года премьер-министр Латвии Кариньш побывал с официальным визитом в Минске, после чего ожидался ответный визит «последнего» диктатора в Латвию. В феврале «Батьку» навестил уже госсекретарь США Марк Помпео, посулив экономические бонусы и возвращение официального американского посла в Минск. И если б не пандемия коронавируса, дипломатические контакты продолжились бы с прежней интенсивностью. Предположить, что Варшава или, тем паче, Вильнюс затеяли какую-то свою игру – по крайней мере, большую игру – враскос с американским Госдепом, трудно.

Очевидно, что в НАТО к 2020 году сформировался по отношению к Лукашенко определенный консенсус. И этот консенсус предполагал скорее развитие всесторонних связей с Белоруссией (не без естественного стремления вывести ее таким способом, хотя бы частично, из-под влияния Кремля), чем закручивание санкционных гаек.

А вот на линии Москва – Минск динамика наблюдалась прямо противоположная. На протяжении более, чем десяти лет Лукашенко под разными предлогами отбояривался от «углубления интеграции». После аннексии Крыма и начала войны на украинском юго-востоке в Белоруссии очень ограниченно и осторожно, но начали давать зеленый свет некоторым элементам того, что в РФ называют белорусским национализмом. Наконец, особенно ярко конфликт между Москвой и Минском высветился в последние два года, когда Путин оказался лицом к лицу с проблемой 2024 года, требовавшей либо оптимальной модели транзита власти, либо перехода к более жестким формам диктатуры. Именно тогда вопрос о создании не номинального, но реального Союзного государства был поставлен крайне жестко. Но Лукашенко опять смог отказаться от этого предложения.

И, само собой, в Кремле не могли не заметить ни начавшуюся с 2015 года «оттепель» в отношениях Белоруссии с ЕС, ни наметившееся в 2020-м наведение мостов с США.

На протяжении последних двадцати лет в глазах Кремля белорусский диктатор проделал крайне неприятную эволюцию. Если начинал он как enfant terrible, но все же союзник или хотя бы свой сукин сын, то к настоящему моменту превратился в смутьяна, отщепенца и без пяти минут предателя.

Судя по всему, США и влиятельные игроки в Евросоюзе в последнее время делали ставку на мирную и постепенную эволюцию режима Лукашенко. И с этой точки зрения, дестабилизация в Минске им была невыгодна – и оказалась неожиданностью.

Что же касается Путина, то ему такая европейская эволюция Беларуси была как серпом по сердцу. Для РФ оставалось лишь два приемлемых варианта: либо резкое ослабление Лукашенко, которое превратит его в послушную и безвольную марионетку, либо замена его иной – но тоже марионеточной – фигурой.


Нетипичный облик «новой оппозиции»


Весьма интересно в этой связи и то, как выглядела белорусская новая оппозиция. Само указание на ее новизну уже наводит на размышление – мол, есть старая, все эти ребята из Народного фронта, которые четверть века бегают с флагами и никому не интересны, а есть новая. Которая за все хорошее, молодежь и IT-сектор, и категорически против всего плохого. Весьма характерны и кандидаты в президенты, олицетворявшие собой это новое. Виктор Бабарико, двадцать лет возглавлявший белорусский банк «Газпрома». Или кадровый дипломат и многолетний соратник Лукашенко Валерий Цепкало, среди прочего, написавший письмо Путину с требованием осудить «антироссийскую политику» своего недавнего шефа. Что же касается Сергея Тихановского, то о нем, по большому счету, известно совсем немного.

Вполне логично, что такая новая оппозиция в глазах «старой» выглядела, самое малое, неоднозначно.

Нельзя не заметить и того, что и пропагандистские ресурсы РФ, и прокремлевские агенты влияния в странах Балтии в отношении событий в Минске заняли нейтральную, или даже недружественную по отношению к Лукашенко, позицию. И это никак не могло быть случайностью.

Наконец, сейчас и лукашенковская, и путинская пропаганда активно продвигают тезис, будто одной из ведущих сил протеста являются радикальные белорусские националисты. Интересно, что это утверждение активно подхватывают и в определенных кругах в Литве и Латвии – потому, что оно кажется логичным. Ведь именно националисты были ударной силой и народных фронтов конца восьмидесятых, и украинского Майдана.

Однако, исходя в том числе из опыта личного общения с украинскими и белорусскими националистами, автор этих строк может утверждать, что как раз-таки в их среде отношение и к «новой оппозиции», и к протестной активности было очень часто скептическим. И это как минимум. Как максимум, звучали открытые обвинения в работе «новых» на Москву. И оснований утверждать, что именно националистические круги в Минске, как до того в Киеве, составили ядро активного сопротивления режиму, пока что нет.

Резюме получается довольно интересное: мы не можем доказательно утверждать, что Кремль активно играл против Лукашенко на последних «выборах». Но то, что именно Кремль был заинтересован в его резком ослаблении, в то время как США и ЕС такой заинтересованности не проявляли – факт. И то, что Лукашенко сейчас не просто ослаблен, а раздавлен – тоже факт.


Быстрой революции не будет


Невозможно не сочувствовать тем храбрым людям, которые сегодня выходят на улицы белорусских городов, чтобы в буквальном смысле принести себя в жертву за свободу своего народа. Но невозможно также отрицать и то, что никаких реалистичных сценариев победы демократической революции в Беларуси сегодня не имеется.

Вкратце, этому мешает следующее:

Сейчас уже очевидно, что серьезного раскола в правящем слое нет. В целом, он сохраняет верность Лукашенко, и что особенно важно, верность сохраняют силовики – КГБ, МВД и армия.

Лукашенко – не просто авторитарный лидер, он является создателем своеобразного неосоветского режима, воплощенного в соответствующих институтах. И эти институты вне этого режима выжить не смогут, начиная с того же КГБ и заканчивая разного рода «отделами по идеологии». Всем тем, кто там служит, отступать некуда, и опыт соседней Литвы, с одной стороны, и соседней Украины, с другой, их в этой мысли укрепляет. Убрать Лукашенко сравнительно легко, но вот уничтожить структуры, которые составляют основу его режима – значительно сложнее. В свою очередь, если они сохранятся, то сохранится и режим, вне зависимости от того, кто окажется в президентском кресле и какова будет расцветка флага.

Белорусская оппозиция не имеет серьезного политического опыта и в целом слаба, альтернативная элита, способная заменить нынешний правящий слой, по большому счету отсутствует. Это общая беда всех стран бывшего СССР, но в Белоруссии она особенно хорошо заметна.

Неэффективная социалистическая экономика, крепко завязанная на прямые и непрямые субсидии из РФ. Любая попытка вырваться за пределы неосоветского пространства неизбежно вызовет блокаду со стороны Москвы и приведет к тяжелейшим проблемам в экономической сфере. Которые обрушатся на привыкшее к государственному патернализму население.

Мощнейшая интеграция спецслужб и всех военизированных структур с РФ, помноженная на договор о Союзном государстве и Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Если Кремль не сможет перехватить власть в Минске политическими средствами, то всегда остается возможность силового вмешательства. Которое почти наверняка поддержат и КГБ, и МВД, и (скорее всего) армия. Причем происходить это вмешательство будет, формально, в соответствии с имеющимися соглашениями и нормами международного права.

В Евросоюзе очень многие боятся получить еще один очаг напряженности у своих границ. И потому рассчитывать на какую-то системную и действительно мощную поддержку белорусской оппозиции не стоит. (Политические жесты и декларации, а также какое-то дополнительное финансирование соответствующих НКО – будет; но большой роли это не сыграет.)


Пока что все указывает на то, что главным выгодополучателем в итоге окажется Кремль. В настоящий момент, вырисовывается три реалистичных сценария:

1) Лукашенко окончательно лишается поддержки в белорусском обществе, и впредь будет вынужден править, опираясь исключительно на силовиков и всестороннюю помощь «большого брата» из Москвы. Из относительно самостоятельного диктатора он превращается в откровенную марионетку Кремля, Беларусь утрачивает всякую независимость во внешней политике. (Да и во внутренней ее суверенитет де-факто сводится лишь к некоторой автономии.) Если Путин пожелает, то его планы «дальнейшей интеграции», то есть создание действительно единого Союзного государства со столицей в Москве, вполне можно будет реализовать.

2) Лукашенко уходит, и на формально демократических выборах побеждает ставленник Москвы. Поначалу он успешно наводит мосты с ЕС и США, но при этом, будучи зависим от институтов лукашенковского режима внутри страны, и от РФ в сфере экономики и обороны, начинает проводить однозначно прокремлевскую политику во всех сферах. То есть на выходе получается такой же марионеточный режим, но более изящно оформленный. Для Путина это самый выгодный вариант, но и самый сложный: все-таки, это довольно долгая и ювелирная работа.

3) Ситуация выходит из-под контроля, и РФ, «по просьбе легитимного правительства», вводит в Белоруссию «ограниченный контингент». Самая простая и легко реализуемая, но и самая топорная модель. К тому же, неизбежны существенные издержки в виде новых санкций в отношении Москвы, больших затрат на поддержание порядка в де-факто оккупированной Беларуси, и т.д. Кремль на это пойдет только в крайнем случае, но если такой крайний случай приключится – то пойдет непременно.

Именно наличие последнего варианта обнуляет любые усилия ЕС и НАТО, а равно и все действительно позитивные сценарии. Белорусская революция сегодня находится на развилке, но все пути в итоге ведут в один тупик.


Жертвы не будут напрасны


Безконечно долго на штыках сидеть нельзя. Но довольно долго – можно. Сейчас, говоря о белорусских событиях, часто проводят параллели с забастовками польской «Солидарности». Но вот о том, что эти забастовки едва не закончились вторжением советских войск, и привели к введению военного положения и масштабным репрессиям в Польше – вспоминают, увы, гораздо реже.

После 1981 года коммунистический режим поддерживало уже ничтожное меньшинство поляков. Однако он благополучно продержался до 1989 года – то есть до того времени, когда его перестали подпирать с востока советские танки.

К сожалению, пока нет оснований полагать, что в Белоруссии события будут развиваться иначе.

До тех пор, пока неосоветская власть в РФ достаточно сильна для того, чтобы удерживать свою сферу влияния силой – она будет это делать. Ключи от белорусской свободы хранятся в Москве, и это тоже очевидный факт.

Однако не стоит думать, что протестное движение, охватившее сегодня Беларусь, не даст никакого результата. Также, как и забастовки польской «Солидарности» в 1980-м, и Пражская весна в 1968-м, оно является важным и необходимым этапом, не пройдя который, полноценное гражданское общество родиться не сможет. Именно из протестного движения 2020 года выйдет новая (без кавычек) белорусская оппозиция. Именно в его рядах зарождается новая белорусская элита. Именно там формируется тот миф, который станет одним из столпов нового самосознания Белоруссии. Жертвы не будут напрасными, и кровь проливается отнюдь не впустую.

Но ждать до рассвета придется долго. Что же касается русских правых, то нам сейчас следует действовать крайне аккуратно. Очень скоро встанет вопрос о том, какие идеи окажутся на знаменах новой Беларуси: будут ли они антипутинскими, антикоммунистическими, антироссийскими или антирусскими?

По обе стороны границы найдется немало тех, кто захочет свалить все это в один котел. И мы обязаны этому помешать. Как именно? Не только на словах, но и своими делами мы должны ясно показать и доказать: Путин и его режим – это не Россия и не русские. Это самый злейший враг и русских, и белорусов, против которого мы должны выступать единым фронтом.

Именно в этой совместной борьбе может зародиться подлинная дружба и подлинное братство. И к этому нам и нужно сегодня стремиться.



Димитрий Саввин
29.08.20.


Tags: "Судороги империи", (С) Хроника деградации, РазмышлизМЫ, совОК
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
Совсем недавно Forbes опубликовал рейтинг самых богатых блогеров ТикТока и оказалось, что некоторые детишки зарабатывают вполне серьезные деньги. И вот их собрали в студии программы Док-Ток с Александром Гордоном, чтобы узнать, а что это за такая новая социальная зараза и есть ли от неё польза…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments