storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

«Нашим компаниям помогло то, что нам не приказали сидеть дома».

Швеция все-таки выиграла, отказавшись весной от карантина


1150474-1200x800
Головной офис Swedbank. Фото: Anders Wiklund / EPA / TASS


Cитуация с COVID-19 сейчас находится под контролем, а экономика Швеции во втором квартале отработала лучше, чем в других европейских странах


Коронавирус не перестает удивлять. Во многих странах, включая и ряд европейских, после отмены карантина произошли новые вспышки COVID-19. В страхе перед второй волной пандемии власти начали вводить новые и ужесточать старые меры безопасности. Однако есть исключения. На мрачном фоне выделяются Швеция и Италия, которые больше остальных европейских стран ранее пострадали от коронавируса.

Всем известно, какие ужасы пришлось пережить итальянцам в конце зимы – начале весны. В Швеции же, по данным Университета Джонса Хопкинса, на данный момент зафиксирован 81 181 случай заражения коронавирусом COVID-19 и 5747 летальных исходов. 29 мая по уровню смертности от коронавируса – 5,5 на миллион жителей – Швеция даже вышла на первое место в мире. За последнюю неделю средний уровень смертности в стране составлял 0,64.

Сейчас картина кардинально изменилась. В последние дни количество новых заражений в Швеции и Италии не превышает 200, в то время как в Испании, например, на прошлой неделе этот показатель был выше 2 тысяч в день, а во Франции – тысячи.

К тому же шведская экономика, которую пару месяцев назад хоронили все, кому не лень, сейчас, похоже, пожинает плоды отсутствия карантина


Главное – знать, с кем сравнивать


Авторы прогнозов вновь сели в лужу. Они предсказывали шведской экономике и всему королевству ужасные времена. Сначала все дружно написали, что экономике отсутствие карантина нисколько не помогло и даже напротив – в чем-то навредило, а затем еще и предрекли очень плохие квартальные показатели.

Однако показателям крупнейшей экономики Скандинавии за второй квартал наверняка завидуют жители других европейских (и не только) стран. ВВП Швеции, по данным Статистического управления Швеции (SCB), снизился в апреле-июне на 8,6% по сравнению с предыдущим кварталом. По сравнению со вторым кварталом 2019 года снижение немного меньше – 8,2%.

Это крупнейшее снижение ВВП за все 40 лет существования квартальной отчетности. Нынешнее снижение ВВП вдвое больше, например, снижения в четвертом квартале 2008 года – 3,8%, когда планета была охвачена финансовым кризисом.

Экономист Capital Economics Дэвид Оксли видит в этих цифрах доказательство того, что шведская экономика тоже сильно пострадала от коронавируса. «Тем не менее, – добавляет он, – после окончания первой половины года Швеция оказалась в другой лиге по сравнению с югом Европы, экономики которого испытали ужасные потрясения».

Шведская экономика, которая в январе-марте, кстати, даже показала символический рост на 0,1% по сравнению с последним кварталом 2019 года, превзошла не только южные, но и все остальные крупные экономики Старого Света. Спад в экономике еврозоны составил в апреле-июне 12,1%, а в экономике всего Евросоюза – 11,9%. Самые плохие показатели по ВВП во втором квартале у Испании (причем второй квартал подряд) – минус 18,5%. Ненамного лучше показатели Германии, Италии и Франции, в которых спад на 10,1%, 12,1% и 13,8% соответственно.

И уж ни в какое сравнение со шведской экономикой не идет первая экономика планеты. ВВП США снизился по итогам второго квартала на 32,9%.

С одной стороны, конечно, странно хвалиться рекордным спадом экономики, но с другой, когда в большинстве других стран ситуация с экономикой еще хуже, причем существенно, наверное, даже негативные показатели можно занести в актив.

Противники шведской модели борьбы с коронавирусом предпочитают сравнивать Швецию не с крупными европейскими странами, а с соседями, что, естественно, не лишено логики. Шведская модель, считают экономисты МВФ, смягчила для экономики королевства последствия пандемии по сравнению с соседними экономиками в первые три месяца года, но во втором квартале плюсы исчезли и ситуация выровнялась.

Согласно прогнозу шведского центробанка Riksbank, спад в экономике Швеции по итогам 2020 года составит 4,5%. Кстати, уже упоминавшийся Дэвид Оксли является соавтором июльского исследования Capital Economics, согласно которому спад в экономике Швеции в 2020 году составит всего 1,5%.

Национальный банк Дании прогнозирует в текущем году спад в датской экономике на 4,1%.

Еще хуже сравнение с Норвегией. По прогнозу Норвежского банка, в материковой экономике (без нефтегазового сектора) по итогам 2020 года будет спад на 3,9%.

Экономические показатели примерно одинаковые, но коронавирусная статистика в Швеции намного хуже. Уровень смертности от коронавируса в ней в 12 раз выше, чем в Норвегии, в 7 – чем в Финляндии и в 6 – чем в Дании.

Естественно, самим шведам очень не нравится такая ситуация с «вирусной» смертностью, почти половина которой пришлась на дома престарелых. Ввиду нарастающей критики премьер-министр Стефан Лёвен создал месяц назад комиссию, которая должна проверить действия властей во время пандемии.

«Они (шведы) практически ничего не добились, – считает профессор Института мировой экономики Джейкоб Ф. Киркегард. – Они выстрелили себе в ногу, но при этом ничем не помогли экономике».


Выше всех ожиданий


Очевидно, менять общераспространенное сейчас мнение о том, что отсутствие карантина никак не помогло шведской экономике, придется и на основании квартальной корпоративной отчетности.

Экономисты дружно предрекали очень тяжелое лето не только экономике Швеции в целом, но и шведскому бизнесу в частности. Однако когда в июле компании начали отчитываться за второй квартал, картина оказалась не такой уж и страшной. Одна за другой шведские компании, начиная от Ericsson и Electrolux и заканчивая Handelsbanken и Assa Abloy, показывали результаты, значительно превышающие прогнозируемые аналитиками. Рекордсмен здесь – банк Handelsbanken, убытки которого во втором квартале составили 97 млн шведских крон, что в 10 раз меньше прогнозируемого миллиарда крон.

«Никогда не видел, чтобы так много компаний заработали значительно больше, чем от них ждали, – удивляется главный специалист по операциям с акциями банка SEB Эсбьёрн Лундеваль. – Такая ситуация (превышение показателей над прогнозами) отмечается почти у каждой компании».

Кстати, директор SEB Йохан Торгеби считает, что правительство Швеции поступило правильно, не закрыв магазины, банки и школы.

«Мы четко видели по потреблению и другим индикаторам, что спад в экономике будет менее сильным, чем в других европейских странах», – говорит он.

Сразу после выхода квартальной отчетности возник вопрос: сколько еще сюрпризов преподнесет шведская модель борьбы с коронавирусом?

«То, что мы не стали закрывать общество и школы, не означает, что нас не затронула пандемия, – объясняет директор производителя подшипников SKF Альрик Даниельсон. – Несомненно, нашим компаниям помогло то, что нам не приказали сидеть дома».

Гётеборгская SKF работала все время пандемии. От работы освобождались лишь те работники, кто плохо себя чувствовал. Операционная прибыль SKF во втором квартале сократилась почти наполовину по сравнению с тем же периодом 2019 года, но этот результат все равно оказался на треть лучше прогнозов.

Акции SKF выросли более чем на 50% после мартовского минимума.

Swedbank, входящий в тройку крупнейших шведских банков, получил во втором квартале прибыль до уплаты налогов в размере 6 млрд шведских крон ($0,66 млрд). С одной стороны, это немного меньше, чем в апреле-июне 2019 года, но с другой – почти на 40% больше, чем прогнозировали аналитики.

Президент банка Йэнс Хенриксон считает, что в целом коронавирус пошел Swedbank на пользу.

«Не могу сказать: да или нет, – отвечает он на вопрос о воздействии отказа карантина на бизнес. – Мы не закрывались, и это, пожалуй, пошло нам на пользу. Если посмотреть на шведскую экономику, можно увидеть признаки того, что она начинает восстанавливаться».


Не так, как все


«Банкротств было очень мало, – отмечает Эсбьёрн Лундеваль. – Готов предположить, что этому способствовало то, что мы себя вели в этот кризис не так, как все».

Аналитики обращают внимание на четкое деление шведского бизнеса на две большие группы, сильно отличающиеся друг от друга. Больше всего шведская модель помогла компаниям, ориентированным на внутренний рынок. Те же компании, которые входят в огромный экспортный сектор шведской промышленности, оказались почти так же уязвимы перед пандемией и падением спроса и разрывом цепочек поставок, как их иностранные конкуренты. У Volvo Group, Alfa-Laval, Trelleborg, SKF, Getinge и множества им подобных компаний во втором квартале резко снизилась прибыль. Тем не менее их показатели выше прогнозов аналитиков.

Ericsson в апреле-июне операционную прибыль даже увеличил, а Electrolux почти вышел на 0, хотя им прогнозировали крупные убытки.

По словам президента и гендиректора Volvo Мартина Лундстедта, 38-процентное снижение продаж во втором квартале было «беспрецедентным» в истории компании, однако, несмотря на это и большие проблемы с поставками деталей, концерн все равно сработал с прибылью, оперативно снизив расходы.

Лунстедт считает, что «мягкая» реакция на коронавирус почти не повлияла на деятельность компании, потому что были разорваны цепочки поставок за пределами Швеции.

«Мы слишком сильно связаны с другими странами, – уверен он. – Нам и другим шведским компаниям больше помогли гибкость и умение быстро перестраиваться».

Полное согласие по вопросу, что решение не закрывать школы и детские сады очень помогло тем, у кого есть маленькие дети.

«Мне кажется, что производительность среднего шведа выше, чем у остальных, благодаря тому, что его дети под присмотром, когда он на работе», – считает Эсбьёрн Лундеваль.

Аналитики также отмечают, что всем промышленным компаниям помогли быстрое восстановление экономик Китая и большей части Европы (на начальном этапе выхода из карантинов), а также мощная правительственная программа по сохранению рабочих мест.

Многие шведы считают, что у них небольшое психологическое преимущество перед остальными благодаря открытости и тому, что они меньше боятся идти на работу, в магазины или социализироваться за стенами своих домов и квартир.

Окончательно прояснить вопрос, какая модель борьбы с коронавирусом лучше: мягкая (шведская) или жесткая, возможно, поможет вторая волна коронавирусной пандемии, которую уже разглядели в Германии и Эстонии, и то, какие будут после нее последствия.



Сергей Мануков
8 АВГУСТА 2020




Tags: Злоба дня, ИХ НРАВЫ, ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У ЗАГНИВАЮЩИХ, ЭКОНОМИКА
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment