storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

Как исправить президентскую систему и спасти демократию от тоталитаризма

Статья вышла еще до выборов президента в Беларуси...

nnlkArZOxwt4rnlNLmzvI6vO5Rl2ENSH
Главный военно-морской парад. Фото: kremlin.ru


«Власть» представляет новый цикл – «Неплохая Россия будущего». Мы реалисты, на прекрасную не претендуем, нам – хотя бы так. Но это ведь не повод, чтобы варианты будущего не обсудить. Тут будут разные идеи, включая странные, а в первом выпуске – кое-какие мысли о том, как не дать президенту превратиться в диктатора

В Белоруссии скоро выборы президента Лукашенко. Уже шестые. И он опять их выиграет. Выборы. Что будет после выборов – это уже другая история и, возможно, весьма драматичная. Но если обойдется без кровавых драм, то Лукашенко выиграет и седьмые, и восьмые свои выборы, а может, и девятые – ему сейчас всего 65 лет.

То же и с Путиным. 16 лет власти он уже получил благодаря новым изменениям в конституции. Понадобится еще – теперь есть универсальная схема. Меняем статью Конституции о сроках президентства и все снова обнуляется. Всем уже давно понятно, что никакие выборы сами по себе Путина власти не лишат. Он может уйти сам, за него это может сделать Господь, ну, или драматические события той или иной степени кровавости.

Ладно, это дикие постсоветские режимы. Но вот в ноябре – выборы президента США, и это сейчас едва ли не главный фактор нестабильности в мире. Все уже привыкли, что раз в 8 лет мир существенно потряхивает в преддверии выборов американского президента. Но сегодня это уже не потряхивание. Когда читаешь американские газеты, возникает ощущение, что там готовятся к битве не на жизнь, а на смерть. Причем, непонятно, на чью и кто именно пойдет «к червям на ужин». А ведь это Америка – старая демократия с идеально отлаженными демократическими институтами.

Может, что-то с самой системой президентства не так? Есть какой-то изъян, который заставляет так работать президентские системы, что они легко сметают любую (ладно, не любую) демократию и заваливают ее в авторитаризм?

И, может, стоит подумать о том, как нам в прекрасной России будущего исправить этот огрех или даже избежать бесконечного хождения по кругу от авторитаризма к тоталитаризму с короткой остановкой в демократии.

Благо, время у нас есть. Делать нам все равно нечего. Мы же не в Америке, не в Минске и не в Хабаровске.


Проблема дублирующей легитимности


В книжках про демократию часто пишут о такой теоретической проблеме президентской власти, как дублирующая (двойная) легитимность. Имеется в виду, что в президентских системах у парламента и президента один и тот же источник легитимности – волеизъявление граждан, реализуемое через выборы.

Демократия основана на разделении властей. А разделение властей предполагает разделение функций, органов реализации и источников легитимности.

В классической модели Локка законодательная функция закреплена за представительным органом – парламентом. Представительство осуществляется через выборы. Депутаты подотчетны перед теми, кого представляют (избирателями), а потому они должны регулярно возобновлять свой мандат на представительство через те же выборы.

Исполнительная и федеральная власть (по Локку это вопросы войны и мира, а также прочих международных дел) – закреплена за монархом, который, наоборот, никем не избирается, а следовательно, никого конкретно не представляет и ни перед кем конкретно не подотчетен. Кроме законов, издаваемых парламентом. Монарх представляет интересы всей нации целиком (перед Богом или историей).

Ровно в той же логике разделения функций, органов и источников легитимности рассуждали и французские мыслители.


Как создавалась президентская система


Когда Отцы-основатели создавали американскую конституцию и политическую систему, то, естественно, взяли за основу концепцию разделения властей (что прямо в конституции и прописали). Однако они создавали республику и базовым условием было отсутствие монарха.

Собственно, президент появляется как республиканский аналог монарха.

Президент должен обладать всеми функциями и полномочиями монарха – а потому его наделяют функциями исполнительной и федеральной власти. Но при этом он должен не быть монархом – а потому президент избирается, его полномочия ограничены определенным сроком, по истечении которого следуют новые выборы.

Именно это последнее положение и стало главной проблемой всех президентских систем.

Первые президенты США придерживались не только буквы закона, но и его логики. А потому после двух сроков не выдвигали больше своих кандидатур. Единственный президент США, правивший более двух сроков, – Франклин Рузвельт, который в 1940-м году был избран в третий раз, а в 1944-м – в четвертый. Уже после его смерти в 1947 году была принята двадцать вторая поправка в конституцию США, ограничивающая сроки президентства: один и тот же человек может занимать пост президента США не более двух сроков (неважно, подряд или с перерывом).


Президентов нельзя переизбирать. Вообще


Но ведь и до сих пор все проблемы президентской системы сводятся к этому ограничение сроков. Подряд или не подряд, ограничивать или нет. Все спорят об ограничении количества сроков. Но само положение о возможном переизбрании президента мало кто воспринимает как проблему. Тот факт, что президент оказывается подотчетен населению, кажется как раз высшим проявлением и достижением демократии.

Однако проблема не в количестве сроков, а именно в самой идее переизбрания президента. Переизбрание и создает конфликт «двойной легитимности» законодательной и исполнительной власти. Переизбрание создает зависимость президента от электоральной поддержки.

В чем проблема конфликта «дублирующей легитимности»? Депутат подотчетен своим избирателям, и именно эти ответственность и подотчетность дают ему право создавать и менять законы. Но президент тоже подотчетен, а его поддержка по определению шире и значимей. То есть, президентская исполнительная власть оказывается в доминирующем положении перед законодательной. Американская система с этим справлялась – благодаря традиции, очень сильной партийной системе и очень сильным внутренним связям внутри элиты, ну и федеративному устройству страны. Но для более слабых и менее развитых демократий проблема превращения парламента в подчиненную структуру исполнительной власти практически неизбежна.

Чем опасна зависимость президента от электоральной поддержки? Президент, которому надо переизбираться, будет делать все в интересах своего переизбрания. Даже если это не будет соответствовать интересам страны или его представлениям о правде. Но это еще полбеды. Настоящая проблема в том, что зависимость от выборов превращает поддержку населения в главный политический инструмент президента. То есть, сама система перевыборов толкает его к авторитаризму, к «плебисцитарному типу правления». Он вынужден замыкать на себя поддержку населения и управлять страной как харизматический лидер, легитимность которого необходимо постоянно подтверждать выборами или другими формами плебисцита.

Ну а когда это уже произошло, то дальше просто ничего другого не остается, как бесконечно сидеть в президентском кресле, пока разъяренная толпа, уставшие соратники или Господь не вынесут тебя вперед ногами.

Итак. Может, в конституции прекрасной России будущего вместо очередного жонглирования сроками мы просто напишем: «Президент избирается на 6 (да пусть даже 8) лет. После чего не имеет права больше занимать эту должность»? Только один срок и никаких перевыборов.

Это, конечно, не панацея, но вполне может сработать. Во всяком случае, хуже не будет – это точно.




Андрей Громов
5 АВГУСТА 2020



Tags: ВЛАСТЬ, Вожди наши, РазмышлизМЫ, УтопическоЭ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment