storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

Шестерёнка и часы.

Арье Готсданкер – о политическом лидерстве



Фото: get.wallhere.com


Люди объединяются в группы для совместного исполнения своих интересов. Коммерческая организация создается для достижения бизнес-целей для заинтересованных сторон (акционеров, сотрудников, клиентов, поставщиков). Неформальная группа (например, мотоклуб) может возникнуть на основе общих интересов во взаимопомощи, тесного общения и совместного времяпрепровождения. Неформальная организация достаточно долго может существовать без чётко обозначенного лидера: возникают различные идеи, кому интересно – каждый сам решает, присоединяется к активности или нет.


Однако когда интересы группы вступают в противоречие с внешними субъектами, остро встает вопрос о выдвижении лидера, который представлял бы интересы группы в переговорах с другими организациями. Процесс "спонтанного выбора" лидера мне уже как-то доводилось описывать. Таких примеров можно найти очень много: достаточно вспомнить проблемы обманутых дольщиков, локальные протесты против точечной застройки, захвата парка, да можно взять совсем свежий пример с выборами в Белоруссии и выдвижением Светланы Тихановской в кандидаты на должность президента. Буквально из ниоткуда, а точнее из глубины социальной группы делегируется представитель, который от общего имени ведёт диалог с противоборствующей стороной.

Проблема в том, что подобные стихийные организации, даже при формировании представительского лидерства, на самом деле играют только одну роль – представлять конкретные интересы по конкретным вопросам. Даже если цель достигнута и данный лидер хорошо зарекомендовал себя (стройка остановлена, забор в парке убрали и т. д.), то на этом всё и заканчивается. Это обратная сторона малых дел: цель, ради которой мы объединились, выполнена, всем спасибо, все свободны! Как правило, участники данной группы не продолжают социальное взаимодействие на других проектах и инициативах.

Об эту проблему спотыкается стратегия малых дел в России. В странах с хорошо развитой демократической системой такое лидерство может привести к тому, что человек, хорошо зарекомендовавший себя в роли общественного активиста, может начать нормальную политическую карьеру. Многие политики используют этот феномен для того, чтобы привлечь сторонников: попробовать "верхним чутьем" почувствовать, чего хотят широкие слои населения (или узкие, но очень сплоченные социальные группы), и попробовать "продать" им себя как истинного представителя их интересов. В условиях развитой демократии это все чаще приводит к появлению политиков–популистов, которые готовы декларировать любые лозунги, лишь бы получить голоса избирателей.

Но такое лидерство не дает власти как таковой. Для того чтобы иметь возможность навязывать свою волю, "задавать направление", нужно конвертировать представительское лидерство в традиционную власть. Немецкий политический учёный Макс Вебер выделял три источника власти: традиционная, харизматичная и рациональная. Рациональная власть – это что-то типа win-win, ситуация, в которой выигрывает и тот, кто получает власть, и тот, кто делегирует победителю свои права. В условиях реальной (идеальной?) демократии как раз и действует такая рациональная власть: ты представляешь и защищаешь мои интересы, за это пользуешься повышенными льготами и имеешь больший социальный статус, а я трачу свои силы на то, что требует непосредственно моего внимания (быт, работа, дети, хобби).

В ситуации же с развивающимися, да и не только, демократиями увереннее работает традиционная власть: так заведено, так всегда было, так всегда и будет, нет смысла тратить силы на то, что ты не в силах изменить. Лучше потратить силы на то, как к этому адаптироваться, чтобы уменьшить тем самым негативные последствия. Лидеры фальсифицируют идею представительства интересов народа, а массы – хитрить на бытовом уровне. В итоге получается хорошо нам знакомое своим лицемерием общество.


Может ли шестеренка в часовом механизме изменить часы?


Харизматик, по Веберу, это лидер, который может своей искрой, своим даром увлечь народные массы и осуществить серьёзные общественные преобразования. Может ли лидер, который обменял представительскую власть на рациональную или традиционную, что-то изменить? Сама идея власти сводится к тому, что это работающий механизм, тебя назначили на какую-то роль в системе, ты получишь набор полномочий, которыми, кстати, нужно ещё суметь воспользоваться. А может ли лидер, опирающийся на традиционную власть, на сложившуюся систему, эту систему изменить? Может ли шестерёнка в часовом механизме изменить часы? Да, неправильно работающая шестерёнка может нарушить ровную и слаженную работу механизма, может даже сломать его, но скорее всего система окажется сильнее и "неправильный" лидер "притрётся", встроится в систему и продолжит работать в сложившихся традициях или будет системой отторгнут, изгнан, как Михаил Саакашвили из Грузии, например.

Светлана Тихановская в Белоруссии получила всенародное признание, она сейчас, по данным независимых опросов (но не официального ЦИК) избранный... только вот кто? Лидер или представитель? Если бы это было в стране с развитыми демократическими институтами передачи власти, то лидерство уже перешло бы к Тихановской. Но в данном конкретном случае она так и осталась представителем, она представляет настроение граждан, которые за неё проголосовали. Ситуация в стране зашла в тупик, как перейти от представительства к лидерству?

Хотя постойте: а если лидер будет опираться на качества своей харизмы, сможет ли он изменить систему? Если коротко – то да, сможет, но для этого нужно разобраться в том, что такое харизма и на чём построена данная власть. В современной экономической теории считается, что основной драйвер наших действий, основной мотиватор – это так называемая теория полезности (utility theory). Известны несколько вариаций этой теории, но основная суть в том, что мы стремимся к удовлетворению своих потребностей, но оцениваем эти потребности субъективно, на основании предельной потребности. Мировому сообществу сложно отказаться от данной концепции, так как на ней основана вся современная экономика, да и какой-то другой альтернативной теории, которая смогла бы полностью заменить старую, нет.

Теория Карла Фристона говорит о том, что мы стремимся, как и всё живое, к минимизации свободной энергии. Это как в физике: когда все силы уравновешены, получается устойчивая кристаллическая решетка. Когда колебания хаотичны и элементы не связаны между собой, наблюдается газообразное состояние. Другим словами, мы стремимся к стабильности, чтобы все было предсказуемо и понятно, не обязательно весь мир должен быть идеальным, иногда он может быть абсолютно несправедливым, но при этом должен оставаться хорошо понятным и прогнозируемым. Каждый элемент должен быть на своем месте – и система будет работать как часы.

Другими словами, нас мотивирует не бесконечная гонка за удовлетворением потребностей (хотя сегодня это выглядит именно так), а минимизация неожиданностей. Нам важны не столько деньги и благополучие, сколько возможность нивелировать возможные жизненные сюрпризы: накопить на "чёрный день", запастись "жирком", обеспечить себе "запасной аэродром". Единственное, к чему мы стремимся в этой жизни, – избежать сюрпризов. Меньше всего хочется выйти утром к машине, а она – раз, и не завелась! Всё было нормально, техосмотр прошёл вовремя, а тут сюрприз! Фактически, что бы мы ни говорили, только сюрпризы по-настоящему нас мотивируют, заставляют разбираться, заново исследовать причины и следствия и, как результат, обновлять свою картину мира.


Формировать новое политическое устройство будут сильные харизматичные лидеры


Что мы делаем, когда самостоятельно не можем отыскать решения проблемы, когда не видим выхода из ситуации? Ищем, на кого можно опереться, за кем пойти, у кого "подсмотреть" или у кого научиться. Когда обезьяны сталкиваются с продовольственным кризисом, то они, в целях экономии своих сил, пойдут за лидером. Новая теория говорит, что миром правит не жажда потребления, а лень и желание стабильности. Зачем напрягаться, если можно воспользоваться стратегией минимизации потраченной энергии и просто пойти туда, куда ведет лидер?

В большинстве случаев это работает. Да, за это приходится платить своим низким социальным статусом, свободой воли, но тут можно немного схитрить, а выгода-то большая – кто-то рисковал, ошибался, проверял, а ты берешь и пользуешься плодами. Так и получается, что мы всё больше делегируем лидерам, а в обратную сторону – добровольно соглашаемся на новые ограничения. Правительство лучше знает, что делать с медициной, образованием, наведением порядка в обществе, защитой малообеспеченных слоев, обеспечением пенсиями и т.д. Но вот со временем правительство всё хуже и хуже выполняет делегируемые ему функции, но потребляет всё больше общих ресурсов (от раздутых штатов госорганов до применения коррупционных схем).

В демократических странах иногда срабатывает контрольный механизм: массы наделяют властью тех, кто убедительно обещает скорректировать перекос. В странах с традиционной властью такого механизма не существует, корректировка баланса происходит через массовые уличные выступления или революции, далеко не всегда успешные. Когда лидер перестает выполнять свои базовые функции (урегулировать противоречия в обществе, управлять общественными ресурсами, а самое главное – обеспечивать стабильность и безопасность), то у населения получается массовый когнитивный диссонанс – сюрприз! Раньше всё, может, и было плохо, но как-то работало, а сейчас ничего не понятно.

Получается, для того, чтобы Светлане Тихановской в Белоруссии получить лидерство, ей нужно продемонстрировать понимание развития событий, видение, другими словами - предложить гражданам путь развития и убедить их в том, что именно предложенный путь приведет к заявленной цели. Мало того: чем больше социальных слоёв увидят себя в этой новой нормальности, в этом новом будущем, тем более широкое лидерство Тихановская получит. С другой стороны, не обязательно самой Светлане становиться харизматичным лидером, она может выполнять роль символа протеста до тех пор, пока новый харизматичный лидер не появится естественным путем.

Настоящий харизматичный лидер может появиться только в момент массового кризиса, когда широким массам населения срочно приходится корректировать представление об окружающем мире, изучать новую реальность, искать закономерности, иное применение своим навыкам, другие способы обеспечивать себя и свои семьи. Чем сильнее кризис, тем сильнее неопределенность, тем более туманным кажется наше будущее – и, самое главное, непонятно, что делать. Сплотившись вокруг лидера, социальная группа решает основную проблему, удовлетворяет основные интересы участников ("теперь понятно, куда идём – туда, куда указал лидер"). Такая стратегия имеет эволюционный смысл, в одиночку во время бедствия шансов выжить существенно меньше, чем всем вместе, даже если учесть риск неправильно выбранного лидера и направления.

Харизматичный лидер получает возможность изменить систему – как минимум потому, что прежние механизмы управления сломались, они уже не работают. Свою власть он получил не столько для того, чтобы представлять интересы группы, но чтобы реализовать их. Харизматичный лидер получает легитимность не на выборах, а действием. Чем больше сторонников делегируют ему права на принятие решений в обмен на удовлетворение групповых интересов, тем больше легитимность. Самим фактом того, что группа объединяется вокруг лидера, она реализует некоторую часть краткосрочных интересов: становится понятно, куда идти, кто друг, а кто враг.

Если повезет и выбор лидера окажется удачным, то появляется возможность реализации групповых долгосрочных интересов, растут шансы этой группы на существование (будь это государство, компания, политическая партия, новое философское течение или религиозное движение). Сейчас мир как раз находится в той фазе, когда старые механизмы управления начинают трещать по швам, кризис становится ежедневной темой, старые отработанные методы действий приносят непредсказуемые результаты. Снятие в отдалённом российском регионе губернатора и назначение вместо него нового молодого ещё несколько лет назад прошло бы тихо, а сейчас вызвало демонстрации протеста. Кто бы мог подумать, что очередные выборы президента Белоруссии приведут к многолюдным гражданским акциям? Когда-нибудь потом историки опишут этот период одним предложением, но сейчас очень сложно оценить, сколько времени займет процесс изменения мировой политической системы. Единственное, что очевидно: формировать новое политическое устройство мира будут сильные харизматичные лидеры.




Арье Готсданкер – организационный психолог
20 августа 2020



Tags: Вожди наши, ОБЩЕСТВО, РазмышлизМЫ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments