storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

Введение единомыслия в России: время шуток заканчивается



Виза цензора Никитенко на издании «Политического баланса земного шара» 1834 года


Путинская власть не хочет ни улучшаться, ни прогрессировать– поэтому никаких шансов на то, что она вдруг устроит «либерализацию» нет. Она хочет остаться в таком виде, в каком есть сейчас – так долго, как только можно

14 июля Государственная дума в первом чтении приняла поправки к закону об экстремизме. Делается это в рамках приведения законодательства в соответствие с Конституцией, в которой, как мы помним, произошли изменения – те самые 206 поправок вступили в силу и сами себя законами не сделают!


Карать за границы – даже за границей!


Принимаемый думой закон посвящен защите территориальной целостности, а конкретно – наказанию за призывы к отчуждению от России тех или иных территорий. На самом деле, и по старым правилам призывы к сепаратизму карались уголовно, так что вроде бы ничего особенного не происходит. Но это оптимистичный взгляд на проблему. Зная, как широко и однобоко трактуются властью ею же издаваемые законы, особенно помогающие ей карать ее критиков, нетрудно сообразить, что принимаемый закон создает новый удобный механизм для массового наказания – сначала административного, а потом и уголовного – за любое несогласие или даже неосторожное высказывание по вопросам о происхождении российских границ. Спикер Госдумы Вячеслав Володин заверил публику, что по новому закону караться могут и граждане России, проживающие за ее пределами, и граждане других стран, более того, Россия будет требовать их экстрадиции.

Тем, кто живет вне России едва ли стоит бояться, что их будут высылать из страны пребывания, а вот всем тем, кто живет в России, надо быть готовыми к тому, что за несовпадение своего мнения с текущей позицией власти по популярной некогда теме «Чей Крым?» придется заплатить – сначала деньгами, а потом и свободой, если вовремя не угомониться. Судя по всему, обсуждаемый закон – лишь часть новой правовой реальности, спешно создаваемой российскими законодателями. Чуть позже мы поговорим о том, какая она будет, а пока обсудим еще одно перспективное направление в законотворчестве – очередное расширение и без того бескрайнего понятия «экстремизм».


Карать за обоснование и оправдание!


В начале июля группа депутатов Госдумы предложила изменения в ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». В пояснительной записке они написали, что «норма, предусмотренная законопроектом, позволит осуществить блокировку интернет-ресурсов… в короткие сроки, достижение которых затруднительно в судебном порядке».

Стоит внимательно почитать, что именно предлагают депутаты. В части 1 статьи 15.3 данного ФЗ они предлагают заменить слова: «информации, содержащей призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности» на формулировку: «информации, содержащей обоснование и (или) оправдание осуществления экстремистской деятельности, включая террористическую деятельность, призывы к осуществлению экстремистской деятельности, массовым беспорядкам». Даже если вы не юрист и не имеете обыкновения вчитываться в законы Российской Федерации, формулировка «обоснование и (или) оправдание» должна вас насторожить. Если же вы следите за тем, что происходит в стране, и особенно за фактами преследования людей за высказывания в соцсетях, то она должна насторожить вас тем более. Если будет принят этот закон, то блокировать можно любую публикацию, которая хоть что-то сообщает о действии, уже объявленном экстремистским.

Бог с ними, с блокировками чего-то там в интернете, но в ходе развернувшегося на наших глазах закручивания гаек вполне можно ожидать внедрения того же принципа и в уголовную статью об экстремизме – то есть сначала без суда и следствия блокируется высказывание в интернете, а потом уже – и следствие, и суд за оправдание и обоснование.

На выходе мы получим ⁠конвейер для тиражирования нашумевшего недавно дела псковской ⁠журналистки Светланы Прокопьевой. В итоге она получила ⁠огромный штраф – за то лишь, что позволила себе публично порассуждать ⁠о причинах, заставивших подростка взорвать себя в приемной ФСБ в Архангельске. ⁠За «обоснование и(или) оправдание» террористического акта, выражаясь их языком. Стоит ⁠только поразмышлять о том, куда такой подход может ⁠нас завести, и перспективы сразу проясняются: любая статья или даже новость о, к примеру, несанкционированных акциях протеста может быть заблокирована, а ее автор впоследствии получить штраф или что они там еще придумают.

Если что, в Хабаровские все акции несанкционированные, и, таким образом, любое рассуждение в стиле «правильно они выходят» скоро может стать опасным. Может, конечно, и не стать – но от наших законодателей приходится ждать всего, кроме того, что они одумаются и перестанут.


Перспективные направления


Другое перспективное направление работы – борьба с фальсификацией истории, защита единственно верной версии которой предполагается новым текстом Конституции. Учитывая трепетное отношение к этой теме Владимира Путина и уже прозвучавшие мнения представителей элиты, в перспективе любое неосторожное высказывание об истории может оказаться столь же наказуемым, как и высказывание о границах – при том, что темы эти, как мы понимаем, и так тесно связаны.

Трудность в том, что, в отличие от вполне конкретных границ, история России пока не существует в каком-то однозначном виде. Впрочем, работы в этом направлении ведутся – лично президент подвизался на ниве написания текстов на тему «вот как все было на самом деле». Поэтому вполне можно представить себе ситуацию, когда единственно безопасной формой публичного выступления по проблемам, по которым уже высказался Владимира Владимирович, станет прямое цитирование или очень близкий к тексту пересказ его научных трудов, потому что любая иная трактовка событий какого-нибудь 1939 года может обернуться статьей УК.

Опять же, радуга. Все посмеялись над госпожой Лаховой и ее борьбой с демонстрацией гей-символики силами дикой природы, но поручение-то президента дано. Существующий закон о гей-пропаганде и так дик и архаичен, но почему-то кажется, что для защиты семьи как союза двух разнополых людей, – и это ведь теперь прописано в Конституции! – проповедуемая на всех уровнях власти гомофобия может быть каким-то образом институализирована, и в итоге даже нежелание громко клясть «извращенцев» может быть объявлено формой одобрения порицаемых Российской Федерации способов достижения ее гражданами оргазма.

Сгущение красок? Может быть, а может быть, и нет.


Введение единомыслия в России


Среди огромного наследия одного из ведущих мыслителей России Козьмы Пруткова есть и «Проект: о введении единомыслия в России». Вот что казалось смешным еще в начале 60-х годов XIX века: «C одной стороны, необходимость, особенно в нашем пространном отечестве, установления единообразной точки зрения на все общественные потребности и мероприятия правительства; с другой же стороны – невозможность достижения сей цели без дарования подданным надежного руководства к составлению мнений… учреждение такого официального повременного издания, которое давало бы руководительные взгляды на каждый предмет. Этот правительственный орган, будучи поддержан достаточным, полицейским и административным, содействием властей, был бы для общественного мнения необходимою и надежною звездою, маяком, вехою. Пагубная наклонность человеческого разума обсуждать все происходящее на земном круге была бы обуздана… Установилось бы одно господствующее мнение по всем событиям и вопросам».

Как кажется, современная Россия на всех парах движется именно к такому положению дел – когда есть официальная точка зрения на волнующие общество вопросы и предметы, а любое другое отношение к ним незаконно, криминально и наказуемо. Причем список не подлежащих обсуждению вопросов и предметов легко расширяем – вчера еще можно было призывать не ходить на выборы, а сегодня, например, это уже и преступление. А завтра уже и агитация голосовать не так, как просит президент – тоже преступление.

И это ведь уже тоже не сильное сгущение красок: буквально сразу после приснопамятного «всенародного голосования» один из сенаторов, некий господин Алексей Кондратьев, предложил квалифицировать призывы голосовать против президентских поправок как «подрывную деятельность внутри страны вплоть до измены Родины». И, между прочим, до 1 октября сенаторы обещали подумать, как им оформить законодательно свои идеи – так что, возможно, и это было не просто личное мнение тамбовского сенатора.

Измена Родине – это, если что, не фигура речи, а реально существующее в УК преступление, в котором обвиняют Ивана Сафронова. То есть, по сути сенатор предложил расширить рамки его применения – и почему бы нет? С экстремизмом, как мы видим, расширение идет безостановочно уже много лет.


Советский идеал


На самом деле, опыт введения единомыслия в России был и вполне успешный – в годы советской власти. Высшим достижением борьбы с плюрализмом мнений стала криминализация любой «антисоветской деятельности». Любое неприятие советской власти было криминализировано и каралось, без смущения и в соответствии с уголовным кодексом – в сталинские годы массово и превентивно, в послесталинские – точечно, но последовательно. Сама постановка вопроса о том, почему гражданин обязан любить советскую власть и не может ее даже в частном порядке отрицать, уже была той самой антисоветчиной.

Любовь ко всему советскому давно стала вторым столпом государственной идеологии в России – после культа Победы, разумеется. При том, что и сам он заимствован оттуда же, из СССР. Поэтому в самых печальных практиках советского прошлого можно увидеть то, к чему идет Россия Путина. И речь не про массовые репрессии, которых не будет прежде всего потому, что они не выгодны власти ни экономически, ни практически.

Во-первых, мы уже наблюдаем полное возрождение сути советской выборной системы – то есть, выборов много, выборы разные, но на них вообще ничего не решается, потому что все победители заранее утверждены, а критики режима даже в теории не могут на них попасть. Во-вторых – как раз криминализация любой критики власти.

Поэтому, вместо участия в выборах и тем более работы в выборных органах, любой критик власти может отправиться только в суд или даже в тюрьму. Это только звучит странно, а в реальности мы уже в полушаге от такой ситуации – о чем, собственно, эта статья.


Зачем и кому это нужно


Про советскую власть важно помнить, что сама она началась не с выборов, а с военного переворота, и первое время ничуть не скрываясь называла себя «диктатурой пролетариата». Все ее смягчения, вся ее гуманизация и трансформация в послесталинское время не отменяли этого важного обстоятельства: коммунисты никогда не забывали, что их цель – железной рукой загнать человечество в счастье, и ради этой великой и святой (как им казалось) цели они и шли в том числе и на преступления.

Путинская власть не имеет никаких глобальных целей и даже никакой четкой идеологии, через призму которой можно трактовать все вокруг – от химических и физических явлений до мировой истории. Если кто не знает или забыл, то советская версия марксизма-ленинизма как раз подводила политическую базу подо все, включая генетику и кибернетику.

Более того, Путин стал во главе России благодаря выборам и только им. Он не монарх по рождению, не вождь революции и даже не лидер мощного политического движения, заставивший элиту передать ему всю власть. И сам он, и все его окружение были бы ничем, если бы не проклинаемая ими теперь «демократическая вакханалия» 90-х годов – и в политическом, и даже в экономическом смысле.

Здесь и отгадка. Понимая, как случайна природа их власти, наши вожди нуждаются в консервации нынешней ситуации даже острее, чем советская власть, которая, во вред себе в итоге, все-таки признавала ценности прогресса и постоянно пыталась себя поменять и улучшить. Финальной попыткой ее самоулучшения стала Перестройка, которая в этом смысле должна казаться еще более величественной вехой в истории.

Путинская власть не хочет ни улучшаться, ни прогрессировать – поэтому никаких шансов на то, что она вдруг устроит «либерализацию» нет. Она хочет остаться в таком виде, в каком есть сейчас – так долго, как только можно. Можно, впрочем, утешать и ободрять себя тем, что перед рассветом самые темные часы, и что истеричная боязнь любого публичного инакомыслия есть признак нарастающей хрупкости режима.

Все так: ничто не вечно под солнцем и все когда-нибудь кончается. Тем не менее, в масштабах наших жизней грядущие годы будут долгими, мрачными и неприятными – в этом просто надо признаться себе и по возможности приготовиться к худшему – остаться без работы, остаться без перспектив, получить приговор, штраф или даже тюремный срок за то, что еще сейчас кажется вполне невинным и даже естественным.

Потом все, конечно, рухнет. Но от этого только грустнее, как ни странно – от мысли, что все это затяжное издевательство над Россией и всеми нами совершенно бессмысленно и бесперспективно в историческом смысле.


Федор Крашенинников
15 ИЮЛЯ 2020



Tags: "ГУЛАГНАШ", "ОХРАНИТЕЛИ", "Судороги империи", «Ручное управление», РазмышлизМЫ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ¯\_(ツ)_/¯

    Провал вакцинации в России - это яркая демонстрация утраты реальной поддержки власти со стороны граждан. © Алексей Меринов Обычные…

  • Сгущались тучи...

    До чего же российский народ похож на народ еврейский двухтысячелетней давности. «Распни его, распни», - орала иерусалимская…

  • Второй по распространённости родной язык в странах Европы

    Очень интересная карта, показывающая второй по численности носителей язык в странах Европы Источник: visualCapitalist, перевод автора Важно,…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments