storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

Мистический конституционализм Владимира Путина: спасут ли поправки страну от распада

Поражает сама логика Путина, которую кратко можно свести к тезису Шарикова «пропечатать в газетке – и шабаш!»




© Алексей Меринов

Путин явно воспринимает свое конституционное творчество гораздо серьезнее, чем стоило бы, но его можно понять. Сводить всю правку конституции к одной только возможности править до 2036 года минимум – это мелко. Конституция – это прежде всего памятник самому Владимиру Путину, который должен пережить его и стать напоминанием будущим поколениям о золотой эпохе путинизма, вместе с военным храмом в парке «Патриот» и «вернувшимся в родную гавань» Крымом.


Борьба с распадом

Что же такого важного сделал Путин, чтоб его имя жило в веках – с точки зрения самого президента?

В новый текст Конституции, которого без Путина бы не было, помимо разного другого, внесен пункт о запрете на отчуждение территории страны, что трактуется пропагандой и самим Путиным как событие чрезвычайной важности: оказывается, в советских конституциях была норма о праве выхода союзных республик из СССР, и именно это Путин считает «миной замедленного действия», которая в 1991 году взорвалась и уничтожила Советский Союз.

По логике президента, если бы такой нормы не было, а уж тем более если бы в конституции содержался прямой запрет на выход из СССР, то это бы не позволило СССР исчезнуть. Так и видишь себе эту картину: в 1991 году уже собравшиеся было покинуть СССР эстонцы и грузины читают конституцию, видят там запрет на выход, разводят руками и со вздохом остаются в его составе – что, мол, поделаешь, против советской конституции 1977 года не попрешь, серьезный документ, его же ведь трудящиеся всей страны обсуждали в трудовых коллективах и потом самый легитимный в мире Верховный Совет СССР принял!

«Разумеется, подобных вещей мы должны избежать» – заметил Путин, как бы давая понять, что случись коллапс нынешней российской государственности, принятые по его инициативе поправки сделают невозможным любые изменения границ России, особенно в сторону уменьшения: в решающий момент разрушителям России просто сунут в бесстыжие лица текст конституции и они опустят руки в бессилии – очевидно, так представляется охраняющее нерушимость страны действие поправок.

Впрочем, внимательные читатели пресловутых ⁠поправок сразу отметили, что новый текст Конституции ⁠никак не мешает менять границы России ⁠– он позволяет проводить демаркации и прочие операции с государственной границей без шума ⁠и пыли, и с помощью таких процедур, например, граница России ⁠с Китаем за последние годы изменилась и, как многим кажется, ⁠не всегда в пользу России. Так что если ⁠работать с Конституцией по тем принципам, по которым с ней работает сам Путин все эти годы, изобретательно и творчески, то даже и не отступая от ее буквы с границами можно делать что угодно – было бы желание.

Но не это самое смешное и зловещее.


Страх перед будущим

Поражает сама логика Путина, которую кратко можно свести к тезису Шарикова «пропечатать в газетке – и шабаш!»

Распад СССР находится в одном ряду со множеством аналогичных ситуаций, когда имперские государства в силу ряда обстоятельств и прежде всего из-за коллапса их структур утрачивали контроль за частью своих территорий и вообще самоликвидировались.

Россия в ХХ веке дважды переживала коллапс государственности. Если кто не забыл, в 1917 году коллапсировала империя Романовых и вот уже 103 года мы живем без монархии и вовсе не по своду законов Российской Империи, который, конечно же, не предусматривал никакой революции и вообще не предполагал ликвидации монархии и независимости территорий, находящихся под ее скипетром.

Осуждаемое Путиным право выхода из СССР появилось в советской конституции потому, что его не могло там не быть – ведь СССР противопоставлялся его создателями как раз Российской Империи, которая считалась «тюрьмой народов».

Советский Союз рекламировался как пример нового общества, которое в противовес доминировавшим в первой половине 20 века колониальным империям, объединяло страны и народы добровольно в него вступившие. При всей внутренней лживости этого лозунга, он был крайне выигрышным пропагандистски и только ради этого право выхода из СССР было прописано в конституции – естественно, без какой-либо конкретики. О практической возможности отделения кого-то от СССР даже и говорить не стоит – за одно обсуждение такой идеи советские органы госбезопасности карали со всей жестокостью, без оглядки на гуманистическое содержание конституции. События последних лет СССР – это не про то, как кто-то отделялся от него поперек правил, а про всеобъемлющее экономическое, политическое и моральное разложение советской власти, которое закончилось ее упразднением в последние месяцы 1991 года.

Убеждение в силе записанного в конституции выглядит тем более странно, что буквально на наших глазах часть Украины самоотделилась от нее и присоединилась к России (по официальной версии событий) – и почему-то никого не заинтересовало в тот момент ни в Крыму, ни в Кремле, что конституция Украины вообще не предполагает такой возможности. Поэтому рассуждения Путина о том, что какая-то запись в конституции что-то на самом деле гарантирует на веки вечные, должны самому же ему казаться смехотворными.

Возможно, так ему самому и кажется, – и отсюда это назойливое подчеркивание важности случившегося: Путин будто гонит от себя страх перед будущим, в котором все его свершения могут обнулиться столь же стремительно, как прежние президентские сроки.


Открытка с пляжей Гоа

Путин – это прежде всего продукт бюрократического аппарата, причем до чиновничьей карьеры он, как мы знаем, был спецслужбистом, а образование имеет юридическое. Никакого политического опыта, особенно опыта функционирования в конкурентной политической среде у него попросту нет, и это придает многим его рассуждениям бросающиеся в глаза схематичность и ограниченность. Полагать, что законы, написанные одной властью для своего сохранения, будут исполняться другой властью, прежнюю отрицающей – это надо совсем ничего не понимать в политике и не знать даже отечественную историю, не говоря о заграничной.

Был в свое в время в Португалии такой диктатор – Франсиско Салазар. Особенности португальского авторитаризма, длившегося с 1932 по 1974 год, в России мало кому известны, а жаль – в идеологическом и практическом смысле тамошние упражнения в построении отдельной от Европы цивилизации местами должны быть нам крайне близки и понятны, особенно с учетом того, что в итоге Португалия стала тем, чем стала – частью Европы, без амбиций и претензий на особость.

Так вот, по основной специальности Салазар был юристом и до того, как военные позвали его работать сначала министром, а потом и диктатором, работал профессором в университете.

Португалия, надо сказать, до 1974 года была колониальной империей и к началу 1960-х годов имела колонии не только в Африке и в Азии, но и на территории Индостана – прежде всего то самое любимое нашими туристами Гоа. В 1933 году Салазар провел через референдум конституцию «нового государства», и по ней никаких колоний не было, а были только заморские провинции, которые являлись неотъемлемой и неотчуждаемой частью Португальской республики. Между прочим, конкретно территориями в Индии Португалия владела на тот момент 450 лет, и чисто юридически созданная в 1947 году Республика Индия действительно никак не могла на них претендовать, потому что они ей никогда и не принадлежали.

Но правительство молодой Индии так не считало и активно давило на Португалию, требуя убраться подобру-поздорову вслед за Британией. В итоге дело пошло к войне, и с самого начала было понятно, что у Португалии нет ни одного шанса отбиться от многомиллионной индийской армии в тысячах километров от метрополии.

Салазар рассуждал следующим образом: юридически права Португалия, в конституции у нас написано, что это не колония, а часть страны, кроме того в мире идет «холодная война» и за спиной индусов и прочих борцов с колониализмом явно маячит СССР. Следовательно, надо просто оказать сопротивление индусам и потом по международным каналам надавить на них, получив поддержку Запада и добившись подтверждения своих неоспоримых прав на индийские территории.

За португальские колонии с Индией никто воевать не стал, а колониальному начальству хватило здравомыслия не выполнять приказы из Лиссабона о выжженной земле и сопротивлении до последней капли крови. Крови пролилось немного, и в итоге в 1961 году территории Гоа, Дили и Даман вошли в состав Индии. Но до 1974 года, то есть до свержения диктатуры в Португалии, по ее конституции считалось, что она так и владеет территориями в Индии, в парламенте даже заседали какие-то депутаты от Гоа. Только после крушения впавшего в маразм режима старую конституцию отменили вместе со всеми фантазиями дедушки Салазара и остатками колониальной империи.


Будущее конституции

Ни одно государство не вечно, и даже если на одной и той же территории веками существуют сменяющие друг друга государственные образования, переход от одного к другому довольно редко сопровождается процедурами, заранее прописанными в законодательстве предыдущей эпохи. Ни одна империя не собиралась распадаться и ни одна монархия не хотела бы быть ликвидированной – поэтому, конечно же, в законах или вовсе нет ничего про процедуры упразднения и переформатирования государства, или же все описано весьма туманно и на уровне деклараций – это как раз советский случай.

Цивилизованный путь переучреждения государства – это смена конституции. Поэтому современные конституции описывают процедуру своего реформирования: специально созываемое совещание, референдум и так далее – в российском основном законе все это тоже и было, и есть. Но после того, как сам Путин показал, как можно сущностно поменять конституцию без соблюдения прописанных в ней процедур и ритуалов, его же надежды на то, что полученный в итоге текст, а тем более гарантируемый им порядок вещей, будут казаться неприкосновенными кому-то в будущем и тем более гарантировать что-то кому-то в этом будущем, смехотворны.

Слушая рассуждения Путина о том, что Советский Союз распался незаконно и виновата в этом в том числе и неправильно написанная конституция, невольно вспоминаешь людей, которые верят в то, что раз СССР распался незаконно, то он существует и сейчас – у них даже есть альтернативный глава государства, врио Президента СССР Сергей Тараскин. Во многих случаях активистами этого движения являются ровесники Путина, часто имеющие опыт службы в силовых структурах. Им не объяснить, что юридическая казуистика ничему не помогает и ничего не изменит – СССР нет и никогда больше не будет, что бы там ни значилось в документах и насколько бы незаконной ни выглядела его ликвидация с точки зрения советских же законов.

Впрочем, глядя на всех этих странных людей, легко себе представить, как через несколько десятилетий другие люди будут говорить, что «Конституция-2020» все еще действует и они являются законной властью, описанной в ней. Хочется верить, что тогда они будут столь же безнадежными маргиналами, как современные подданные врио президента СССР Сергея Тараскина.



Федор Крашенинников
8 ИЮЛЯ 2020


Tags: "Судороги империи", РазмышлизМЫ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo nemihail 14:00, вчера 31
Buy for 20 tokens
Удивительно тонкий киношный троллинг, в определенный момент фильма у людей появляется стойкое отвращение к нетрадиционным связям, однако возникает оно именно в самом конце, когда ваш мозг буквально вывернут наизнанку. История про нарушение не только личного пространства, но и... (фото: Яндекс…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments