storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

«В системе накопился отложенный спрос на репрессии»

Эксперты комментируют последние обыски, задержания и аресты


Задержание губернатора Хабаровского края Сергея Фургала, 9 июля 2020 года. Фото: Следственный комитет РФ


9 июля задержан по подозрению в организации убийств (15 лет назад) губернатор Хабаровского края от ЛДПР Сергей Фургал. В Москве проходят обыски у сотрудников «Открытой России» и «МБХ медиа», а также у муниципального депутата Юлии Галяминой (это может быть связано с организацией митинга против поправок к Конституции). 7 июля был арестован по подозрению в госизмене журналист Иван Сафронов, а для главы карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева прокуратура запросила 15 лет лишения свободы. 6 июля суд признал виновной в оправдании терроризма журналистку Светлану Прокопьеву. И это не все репрессивные новости, повалившие после «триумфального» голосования по поправкам к Конституции.


Мы попросили экспертов ответить на три вопроса:

Связаны ли последние репрессивные новости: атака на СМИ, арест Фургала, обыски у оппозиционеров?

Это сознательное, централизованное усиление репрессий? Или инициатива на местах, сдерживаемая до голосования по поправкам?

Ваш прогноз: за кем еще придут? Чего сейчас хочет достичь система?


Ольга Романова, директор фонда «Русь сидящая»:

– Я каждый год ловлю себя на мысли: ровно год назад, когда мне казалось, что в стране происходит кошмар, это был не он, то был вегетарианский период, а вот сейчас кошмар.

Вспомните, например, лето 2014 года. «Крымнаш», война с Украиной. Может быть хуже? Может.

Вспомните лето прошлого года. Арест Ивана Голунова, аресты на митингах в поддержку Ивана Голунова, московские протесты, избиения и приговоры.

Перед поправками вроде затихли. Но это как со сжатой пружиной. Она еще не разжалась, вот сейчас разжимается.

Мне понравилось, как сенатор Клишас проговорился перед принятием поправок: мол, это хорошо, потому что у начальников уходит проблема трансфера власти.

И вот она ушла. Все только начинается.

Чего они хотят достичь? Как обычно, недостижимого. Вечной безнаказанности, вечной власти, вечной тишины, вечных денег и вечного страха перед начальником.


Владимир Гельман, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге и Университета Хельсинки:

– Думаю, все эти новости связаны, хотя и не напрямую. То есть, скорее всего, нет какого-то одного начальника, который раздает скоординированные репрессивные указания сразу всем силовикам во всех ведомствах. Но налицо явное стремление одновременно наказать одних противников и запугать других на фоне усиления общественного недовольства.

Закручивание гаек чаще всего проходит как централизованная кампания, хотя ее вариации на местах могут быть значительны. Надо понимать, что любая более или менее значимая инициатива на местах может воплощаться в жизнь, только будучи санкционированной на верхних этажах «вертикали власти».

Власти стремятся пресечь протесты, ⁠с одной стороны, и взять под полный контроль результаты ⁠голосований, с другой. В краткосрочном плане задачи связаны ⁠с недопущением нежелательных для Кремля исходов региональных и местных выборов, в долгосрочном – с ⁠полной «зачисткой» общественно-политического ландшафта от нежелательных проявлений любыми доступными ⁠способами.


Александр Кынев, политолог:

– Эти дела связаны, но не в том ⁠смысле, что кто-то сидит и составляет график: так, сегодня ⁠Сафронов, завтра Фургал, и так далее. Пока шла кампания недореферендума, власть избегала скандальных тем, которые могут обострить ситуацию. Ну а репрессивная система так устроена, что должна выдавать дела, аресты и приговоры на гора.

В целом главной логикой поддержки режима становятся репрессии. Голосование по поправкам показало, что прежней поддержки электората нет, никто сейчас не отдает голос власти просто из любви. Было видно еще по действиям в ходе борьбы с коронавирусом, что власть окуклилась и ей мало дела до народа.

Что касается Сергея Фургала, явно была отмашка с самого верха. Не секрет, что Путина раздражают популярные самостоятельные губернаторы, особенно если их рейтинг выше президентского. Виктора Ишаева (глава Хабаровского края в 1991–2009 годах) тоже власть не любила, один из самых популярных был губернаторов, неслучайно против него появилось уголовное дело.

Фургал – популярный, эффективный, избран вопреки мнению центра, разгромил «Единую Россию», в крае протестное голосование по поправкам в Конституцию – поводов много. Ну а системе сейчас не нужны самостоятельные игроки, с которыми нужно договариваться, ей нужны бойцы.

Обвинения в преступлениях 15-летней давности выглядят смешно. По оговору сидящих в зоне можно посадить кого угодно, тут фантазия силовиков не знает границ.

Могут прийти еще за кем-то. Если говорить о «протестных» губернаторах, то у Сипягина во Владимирской области до сих пор не сформирована администрация, ему центр не согласует людей, все ходят с приставкой «врио». Последняя волна назначений – вроде бы люди из Москвы, видимо, Сипягин идет на компромиссы. У Коновалова в Хакасии тоже появился глава администрации Миронов, политтехнолог, связанный с центром.

Но все равно власть помнит унижение, помнит, что они чужие.


Денис Соколов, руководитель исследовательского центра RAMCOM, эксперт Free Russia Foundation:

– Это как в ураган – где-то прогулочный катер волна выбрасывает на набережную, где-то ветер срывает крышу с частного дома, а где-то ребята с окраин грабят ювелирный магазин.

Контекст в том, что оформилось две России. Первая – это те россияне, которые «в доле», они бенефициары бюджетного, корпоративного и коррупционного денежного потока в несколько сотен миллиардов долларов в год, генерируемого российской экономикой. Я имею в виду те деньги, которые остаются после необходимых расходов на пенсии, зарплаты бюджетникам и инфраструктуру. Их, живущих на разные ренты – коррупционные, политические, получаемые от украденных и построенных за счет государства активов, – до 10% населения, и они считают себя элитой.

Вторая Россия – это все остальные. И теперь эти остальные 90% точно знают, что интересы элиты противоположны их интересам.

При полном медийном банкротстве Соловьевых и Скабеевых оппозиционные интернет-СМИ, такие как «МБХ медиа» или «Медиазона», и лидеры мнений, такие как Юлия Галямина, выглядят значимее и опаснее.

Еще один вызов в том, что разлом между двумя Россиями прошел не по нижней ватерлинии, а по средней. Некоторые региональные чиновники, силовики, предприниматели и бандиты, думавшие, что они «свои», оказались чужими. Их лишают доходов и перспективы. В такой ситуации Сергей Фургал, представитель ЛДПР, ставший губернатором Хабаровского края на волне протеста против «Единой России» и сумевший сформировать вполне коммерческий и не подконтрольный партии власти парламент, – опасный прецедент для следующих избирательных кампаний в регионах.

Для репрессивного аппарата поправки в Конституцию и дизайн свершившегося плебисцита – это сигнал, что можно все. Что затянувшаяся на 15 лет игра в правовое государство и попытки войти в клуб респектабельных демократий закончились.

Если я верно описал контекст, то придут за многими. По логике должны зачистить интернет-пространство. И от расследовательской журналистики, которая стала за последние несколько лет слишком качественной. И от лидеров мнений. И чистку будут проводить не столько через Роскомнадзор, сколько персонально – уголовные дела, аресты, суды. Законодательство и складывающиеся практики позволяют прийти к каждому. Против тех, кто работает за пределами страны, будут возбуждать уголовные дела и подавать в международный розыск. Это будет интересная проверка европейских правовых систем, споткнувшихся на чеченцах.

Будут сажать за коррупцию, наркотики и другие уголовные преступления представителей фронды среди региональных элит. И самих раскольников, и их детей. Все, как учили, но раньше не давали развернуться. Но будут и миловать, конечно, как в патриархальном сословном обществе без помилований.

Система, точнее ее резиденты, от Путина и Сечина до майора ФСБ, прослушивающего «иностранных агентов» в «Кофемании» напротив американского посольства, хотят выжить и институционализировать себя как сословие. Для своих детей в своей России.


Григорий Голосов, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге:

– В системе накопился отложенный спрос на репрессии. В период коронавирусных ограничений и подготовки голосования по поправкам в Конституцию было трудно и политически нецелесообразно его реализовывать.

Что касается Фургала, то во власти давно признали, что он продукт серьезной политической ошибки, которую надо исправлять. Меры, чтобы подобное не повторилось, были приняты уже перед выборами 2019 года. Но власть хотела довести дело до конца и убрать Фургала.

Репрессии против оппозиции, очевидно, связаны с кампанией «НЕТ» и вообще критикой поправок в Конституцию и голосования по ним. Так что в целом произошла некоторая аккумуляция разных мотивов.

В России ничего не бывает полностью скоординировано. Тут сочетание действий центральной власти и местной. Федеральный центр инициирует некоторые действия и дает понять локальным игрокам, что они теперь могут делать все, что хотели, но раньше не могли.

Вообще, уровень репрессивности системы зависит от того, насколько серьезно воспринимаются угрозы. Тут ничего нового не происходит. Но сам уровень угроз, очевидно, воспринимается как возрастающий, плюс реализуется отложенный спрос. Думаю, мы увидим рост репрессий перед сентябрьскими выборами – потому что с ними режим будет связывать новые угрозы.

Электоральный авторитаризм считает идеальной системой ту, в которой репрессии носят точечный характер, а внешне все выглядит демократией. Но сейчас власть уже не может обеспечить существование такого режима. Чтобы купировать новые угрозы, будут прибегать к новым репрессиям.


Андрей Синицын
9 ИЮЛЯ 2020




***

Один вопрос, но важный:

«Как профессиональный организатор заказных убийств (на минуточку, это вам не взятку взять или распилить очередной госбюджет) смог отсидеть 3 срока не в тюрьме, а в Государственной думе?»





Tags: "ГУЛАГНАШ", "Судороги империи", ВИЗАНТИЙСКО Э, МНЕНИЯ, Хроника распада страны...
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • #SHAPITO

    Депутаты Госдумы пожаловались на скудное питание при зарплате в 500 тыс. рублей Депутат Госдумы от КПРФ Николай Харитонов пожаловался на…

  • Труба о двух концах.

    О том, почему шантаж «Газпрома» может дорого обойтись России Цены на газ в Европе бьют рекорды, и европейские политики обвиняют…

  • Шутник.

    Путин об энергетическом рынке Европы "Мерзни, мерзни, волчий хвост" https://youtu.be/rP_YvscyQuA 22 окт. 2021 г. Так получается…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments