storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Category:

Прежде чем стать императором — подумай

obverse

Мало что можно придумать глупее, чем попытаться захватить власть в рушащейся империи

"На частную жизнь сенатора Петрония Максима часто ссылались как на редкий пример человеческого благополучия. Он был благородного и знатного происхождения…; он обладал соответствовавшим его знатности наследственным состоянием в землях и в капиталах, а к этим преимуществам присоединялись хорошее образование и благородные манеры… Роскошь его дворца и стола отличалась и гостеприимством, и изяществом. Всякий раз, как Максим появлялся в публике, его окружала толпа признательных и покорных клиентов, между которыми он, быть может, успел приобрести друзей. За свои личные достоинства он был вознагражден благосклонностью и своего государя, и сената: он три раза занимал должность преторианского префекта Италии, был два раза почтен отличиями консульства и получил звание патриция. Эти гражданские почести не были несовместны с наслаждениями, требующими досуга и спокойствия; все его минуты были аккуратно распределены по указанию водяных часов между удовольствиями и деловыми занятиями, а эта бережливая трата времени может считаться за доказательство того, что Максим вполне сознавал и ценил свое счастье".

Так описывает Петрония Максима знаменитый историк Эдуард Гиббон. Каким симпатичным человеком был Максим, судя по этому отрывку… Но только дальше все получилось не так уж симпатично. Этот достойный человек жил в V веке нашей эры в Риме — в то время, когда империя уже трещала по швам, а один бессмысленный и слабый император сменял другого, и весь мир, казалось, катился в тартарары. Задним числом понимаешь — в тот момент, когда все в Римской империи обесценивалось, теряло смысл, а государство лишалось какого-либо авторитета, — мало что можно было придумать глупее, чем попытаться захватить власть. Но как видно, блеск императорской диадемы продолжал ослеплять воображение даже тех, кто прекрасно видел, как неустойчиво и опасно положение государя.

Во всяком случае, Петроний Максим, один из самых влиятельных людей Рима, вступил в ожесточенную борьбу за власть — сначала не со слабым и безвольным императором Валентинианом III, а с великим полководцем Аэцием, тем самым, который незадолго до этого спас Рим, разбив войско Аттилы в битве на Каталаунских полях. Безопасность и спокойствие как империи, так и императора во многом зависели от Аэция, и несмотря на это Валентиниан поверил словам Максима о том, что командующий собирается его убить. Не совсем понятно, зачем это нужно было Аэцию — он как раз договорился с императором, что женит своего сына на его дочери — но Валентиниан, похоже, повсюду видел заговоры — что вполне объяснимо в той ситуации.

Император пригласил к себе Аэция — сам нанес ему первый удар мечом, а его слуги добили полководца. После этого Максим надеялся занять место Аэция и получить командование войсками, но этого не произошло — и он решил действовать дальше. Есть легенда о том, что на самом деле все эти события были вызваны тем, что Валентиниан коварно изнасиловал жену Максима, — при дворе были популярны азартные игры, император выиграл у вельможи золотой перстень, а затем отправил этот перстень его жене, передав приказ якобы от мужа — явиться во дворец. Та сразу же послушалась, но носилки, на которых ее принесли, тут же были доставлены в отдаленные покои, где ее уже поджидал Валентиниан… Вот после этого Максим и решил мстить.

Звучит, конечно, романтично, но начал-то оскорбленный муж не с императора, а со своего давнего врага Аэция. Когда Валентиниан спросил одного из приближенных, правильно ли он сделал, убив Аэция, тот ответил: "Не знаю, правильно это или нет, но ты левой рукой отрубил себе правую". И действительно, лишившись поддержки Аэция, Валентиниан вскоре лишился и жизни — он был убит двумя варварами, — собственными охранниками, — которые вступили в заговор с Максимом. И, кстати, произошло это не сразу после нападения Валентиниана на его жену, а после того, как император отказался назначить Максима на важные должности.

После убийства Валентиниана популярный в Риме Максим был избран императором. Его жена, из-за которой весь сыр-бор вроде бы разгорелся, как раз умерла — в очень подходящий момент, и Максим женился на вдове убитого им императора Лицинии Евдоксии и, как говорят, запретил ей оплакивать первого мужа. А дальше он совершил большую ошибку.

Дочь Валентиниана и Евдоксии, не ставшая женой сына Аэция, теперь должна была быть выдана замуж за сына короля вандалов Гейзериха — могучего варварского правителя, с которым у Валентиниана и Евдоксии уже были достаточно хорошие связи. Максим отменил этот брак, потому что решил женить девушку на собственном сыне, и к тому же еще признался Евдоксии, что убил Валентиниана… но вовсе не из-за мести и не ради власти, а… потому что был влюблен в Евдоксию… Уффф… Уже третья версия — какую выбрать?

Может быть, он и правда был влюблен в императрицу, а может быть, все это сказки, но Евдоксия тайно попросила о помощи Гейзериха, который уже был в ярости из-за того, что не смог породниться с императорской семьей. В результате огромное войско вандалов двинулось к Риму. Максим сообразил, что что-то пошло не так — и… популярный политик, неплохой военный… решил не защищаться, а бежать. Когда 31 мая 455 года римляне обнаружили, что их император собирается покинуть Город — они набросились на него, побили камнями и бросили тело в Тибр.

Гейзериха впрочем это уже не остановило — 14 дней вандалы грабили Рим, а затем вернулись к себе — на север Африки, прихватив, кроме огромных богатств, еще и императрицу Евдоксию и двух ее дочерей.

В общем, нелегкое это дело — быть императором, и наверное, стоит очень сильно подумать, прежде чем хвататься за власть


Уроки истории с Тамарой Эйдельман
31-05-2020 (18:07)


Tags: Вожди наши, ИсторическоЭ, ЛикбеЗ, Уроки истории
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments