storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

Убил ли Сечин сланец? США не собираются ограничивать добычу

Сланцевые активы никуда не денутся, при восстановлении конъюнктуры добыча продолжит рост


161502
Порт-Артур, Техас. Фото: pixabay.com


5 мая Железнодорожная комиссия Техаса приняла окончательное решение: государство не должно вмешиваться в функционирование нефтяного рынка. Ограничений не будет.

Это если коротко. И это, разумеется, соответствует сложившимся представлениям о традициях регулирования нефтяного рынка в США, о «невидимой руке» и эффективных институтах, о стимулировании частной инициативы и поддержке конкуренции. Да, все так. Но интересны подробности.


Железнодорожная рука рынка

Железнодорожная комиссия – это нефтегазовый регулятор штата Техас (Railroad Commission of Texas, RRC). Она провела заседание – в режиме онлайн, конечно – и заслушала доклад, подготовленный рабочей группой по восстановлению экономики (Blue Ribbon Task Force for Oil Economic Recovery), о доступных свободных объемах хранения нефти в трубопроводах и на нефтеперерабатывающих заводах штата.

Рабочая группа изучила отчеты 19 НПЗ и 70 нефтепроводов о располагаемых мощностях хранения. НПЗ сообщили о свободных мощностях на 18,41 млн баррелей, а нефтепроводы – на 52,77 млн. Рабочая группа дала собственные рекомендации после анализа представленной информации, и председатель RRC Уэйн Кристиан принял окончательное решение: предложение об ограничении добычи отклонить. Два других члена комиссии огласили свою позицию ранее – Райан Ситтон был за ограничение добычи нефти в штате, Кристи Краддик – против.

Кристиан аргументировал свою позицию тем, что проблема перенасыщения рынка – на 90% на стороне спроса, и искусственными ограничениями добычи она не решается. Положение исправится только тогда, когда пандемия отступит, люди возобновят поездки на машинах, промышленность воспрянет и спрос восстановится.

Откуда вообще взялась идея, что Техас может ограничить добычу нефти? В RRC обратились с такой просьбой два крупных производителя – Pioneer Natural Resources Co. и Parsley Energy Inc., а Райан Ситтон пошел им навстречу и нашел в законодательстве штата формальное основание для ограничения: если хранилища заполнены, а нефтепроводы не могут принимать новую нефть, то добываемая нефть в буквальном смысле становится лишней и превращается в отходы. И тогда регулятор должен взяться за регулирование производства этих отходов, чтобы не загрязнять окружающую среду.

14 апреля состоялось публичное онлайн-заседание RRC, 10-часовая запись которого доступна в сети. В этой чрезвычайно насыщенной дискуссии выяснилось, что вопрос стоит не просто, за рынок вы или за государственное вмешательство. Дело оказалось в деталях. Резкое снижение цен и проблемы с заполненностью хранилищ в среднем по штату особых проблем для нефтедобычи не представляют, но не всем эти проблемы одинаково полезны. Кризис особенно сильно ударил по малым компаниям, у которых нет собственных мощностей переработки, мало хранилищ, они не попадают в нефтепровод, если им некуда поставлять нефть – их добыча действительно превращается в «отходы», ее приходится останавливать. Кроме того, у малых компаний ограничены финансовые возможности, они закредитованы, для них сложившаяся ситуация грозит разорением.

Крупные вертикально-интегрированные компании спокойны: бизнес у них диверсифицирован, кризис представляет прекрасные возможности по поглощению ослабевших конкурентов. Поэтому резко против ограничений выступили ExxonMobil и Chevron.

Американский нефтяной институт (API) также представил возражения: баланс спроса и предложения нефти на мировом рынке на самом деле трудно определить, но ясно, что влияние со стороны спроса примерно в пять раз сильнее, чем со стороны добычи. Ограничения добычи в Техасе главным образом ударят по самым экономически эффективным производителям в бассейнах Midland и Eagle Ford, это может сказаться на долговременной производительности добычи. Ограничения добычи в Техасе едва ли сильно улучшат положение дел на рынке, но могут вызвать опасное сползание отрасли к упадку, как это можно наблюдать в канадской Альберте (там в декабре 2018 года было введено временное сокращение добычи на 8,7%. Ограничения начали постепенно отменять через два месяца, но это только распугало инвесторов – многие крупные компании стали избавляться от активов в канадских нефтяных песках).

Напротив, Америке нужно, чтобы Техас смог быстро восстановиться, когда COVID-19 отступит. Наилучшим решением для Железнодорожной комиссии будет продумать меры поддержки отрасли, вместо того чтобы препятствовать работе самых успешных компаний. ОПЕК должна знать, что американская нефтедобыча выживет. Техас должен послать этот сигнал.

Техас услышал призыв API и послал ясный сигнал: ограничений не будет. Сигнал услышали в Оклахоме, Северной Дакоте и Нью-Мексико – в этих штатах также обсуждали возможность собственных ограничений, но не спешили, ждали решения Техаса. Теперь вздохнули с облегчением, можно идею ручного регулирования рынка не рассматривать.


Как снизится добыча?

А ведь, например, в Северной Дакоте, на плее Bakken, ситуация сложнее, чем в Техасе – накладывается дополнительная проблема нехватки инфраструктуры и удаленности от рынков. Неудивительно, что первой подала на реорганизацию бизнеса по 11-й главе закона о банкротстве компания Whiting Petroleum – крупнейший производитель в штате.

Другой крупный производитель штата Continental Resources изначально был настроен по-боевому. В прежние годы компания гордилась способностью работать при цене ниже $24 за баррель с 55%-й прибылью. Вот и сейчас Гарольд Хэмм, глава компании, привычно занял боевую стойку и приготовился отражать атаку воображаемого соперника – повторив в пресс-релизе обвинение в манипулировании рынком, которое высказали сенаторы в адрес Саудовской Аравии и России, он заявил, что добыча компании в 2020 году снизится всего на 5% при сокращении капитальных вложений на 55%. Вскоре, правда, бравада сменилась пониманием, что Continental Resources – одна из всего нескольких публичных компаний сектора, которые полностью отказались хеджировать добычу на этот год, и по ним падение цен ударило сильнее всего. Так что, вероятно, реальное сокращение добычи не ограничится пятью процентами.

Но что такое сокращение в условиях США? Особенность сланцевой добычи состоит в том, что дебит скважины падает в течение первого года в среднем на 70%. И чтобы добыча снижалась, достаточно просто остановить новое бурение. Компания Хэмма сократила число задействованных буровых установок – с 9 до 3 на плее Bakken и с 10 до 4 в Оклахоме. По данным Комиссии по промышленности Северной Дакоты, 9 мая в штате работало 19 буровых установок против 66 единиц год назад. Это означает, что новое бурение не остановлено.

Не остановлено оно и в среднем по США. Компания Baker Hughes докладывает: 8 мая в США действовало 374 буровые установки, на 34 единицы меньше, чем неделей раньше и на 614 меньше по сравнению с данными от 10 мая 2019 года.

В прошлые годы была привычной ситуация, когда число буровых снижалось, а добыча росла. Это объяснялось ростом производительности бурения за счет использования новых высокоэффективных самоходных буровых установок и технологическими улучшениями по всей цепочке. Развитие технологий бурения и заканчивания скважин еще не достигло своего предела. Но конъюнктурные и инфраструктурные соображения последних пары месяцев заставили новое бурение притормозить – сейчас снижение числа буровых уже, конечно, говорит о сокращении добычи. Вероятно, в каких-то случаях компаниям приходится останавливать добычу из действующих скважин, но публично они об этом не заявляют.

Управление энергетической информации США (EIA) это сокращение в своей статистике пока не фиксирует – последние имеющиеся данные за февраль показывают добычу в объеме 12,833 млн баррелей в сутки – после 12,746 мб/с в январе. Данные EIA о добыче на 1 мая –11,9 мб/с – результат компьютерного моделирования, они будут со временем скорректированы. Реальные данные двухмесячной давности тоже подвергнутся пересмотру по мере уточнения исходных сведений, но эта ретроспективная коррекция будет относительно незначительной.

Что же касается сегодняшнего сокращения и перспектив до конца года – в этом ясности пока нет. Вероятно, добыча уже снизилась с начала года больше, чем на 1 млн б/с, но оценки этого сокращения пока слишком противоречивые и они не говорят, действительно ли компании останавливают действующие скважины или это результат естественного падения в условиях сокращения нового бурения.

Две компании сообщили Bloomberg, что для восстановления добычи и заканчивания дополнительных скважин им нужна нефть по $30 за баррель. А пока в этом месяце Diamondback Energy Inc. снижает свою добычу на 10–15% и отправляет по домам бригады заканчивания скважин на целый квартал. К концу года у компании накопится более 150 пробуренных, но не законченных гидроразрывом скважин (DUC). Parsley Energy Inc., которая и требовала ограничений добычи в Техасе, сократила добычу на четверть и остановила работу пяти буровых установок и двух бригад заканчивания. В последние дни рынок вроде бы оживился, но до желаемой отметки пока далеко.


Слияния, поглощения и Трамп

Что в историческом смысле будет означать отказ Техаса от регулирования добычи, тоже пока сказать трудно. Доказано, что свободных мощностей хранения нефти еще достаточно, чтобы продолжать работу. Что касается приемлемого уровня цен, то он для всех компаний разный, как и их финансовое положение. Тут произойдет перераспределение активов.

Очевидно, что сланцевую отрасль ждут серьезные перемены: будет рост слияний и поглощений, крупные и финансово устойчивые компании будут поглощать мелкие и ослабленные. Но главное: сланцевые активы никуда не денутся, при восстановлении конъюнктуры добыча продолжит рост – ресурсных и технологических ограничений пока не видно, а о финансовом оздоровлении отрасли, вероятно, позаботится государство.

Еще не сказал своего слова Дональд Трамп – в ряду мер поддержки экономики место промышленности в целом и нефтегазовой отрасли в частности пока не обозначено. Возможно, поддержка окажется выражена не только в долларах. Кто теперь знает, куда заведет нефтяная война, которая еще далека от завершения. Трамп уже высказывался в том духе, что ему есть что ответить Саудовской Аравии и России. Похоже, введение заградительных импортных тарифов на нефть и нефтепродукты значится среди вероятных мер.

В таком случае американская нефть будет в большей степени ориентироваться на внутренний рынок, замещая поставки глобальных конкурентов. Благо с ослаблением карантинных мер автомобильное движение в США заметно оживляется и спрос на бензин растет.

Но это будет означать, что Америка не на словах, не только в Твиттере, а на деле включится в нефтяную войну. И война будет происходить не только через биржевые манипуляции, но и на рынке физических поставок. Этого не может быть? В последние месяцы уже происходило много такого, чего не могло быть. Но было.



Николай Иванов
12 МАЯ 2020


Tags: "Особое мнение", Другой взгляД, ЛикбеЗ, НЕФТЯНОЕ ПРОКЛЯТИЕ, ТЕМ ВРЕМЕНЕМ У ЗАГНИВАЮЩИХ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments