storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

Проблема в головах.

Почему государство не поможет бизнесу?


kvedfjedl8hfextgh4t0sa716ipfq3qa
Смотр личного состава 104-го десантно-штурмового полка псковской дивизии ВДВ. 1 марта 2020 года. Фото: Kremlin.ru

Четыре постулата экономической политики Владимира Путина


В то время как другие страны выделяют беспрецедентные суммы на прямую поддержку бизнеса и работников, попавших в тяжелую ситуацию из-за пандемии коронавируса и введенных карантинов, Россия идет своим путем. Здесь бизнесу предлагают льготы и отсрочки, одновременно требуя от него сохранять рабочие места во время «нерабочего месяца». Почему это нормально для нынешнего (всегдашнего?) российского руководства, объясняет Николай Кульбака.


Прозрачный экономический кейс

Давно уже стало общим местом высказывание, что политика – грязное дело. Точно так же привычным является противопоставление народа и власти. В такой схеме представляется, что существует некий абстрактный народ и некая власть, Левиафан, которая давит этот народ и не дает ему подняться. Перевернув это высказывание, мы получаем идеальную власть, которая заботится о народе и решает его проблемы, а народ, соответственно, эту власть считает «правильной». Именно с этой точки зрения и рассматриваются все действия власти. Или она хороша и делает что-то для народа, или она плохая и не делает ничего.

Ущербность такого подхода выясняется сразу же, как только мы начнем понимать, что абстрактного народа не существует, а любое действие в экономике кому-то будет выгодно, а кому-то нет. Причем совершенно не обязательно это действие будет полностью в плюс или полностью в минус. Смотреть необходимо на общую выгоду, которая зависит от многих вещей, включая, например, горизонт планирования. Какое-то решение даст выигрыш в этом году, а через 5–7 лет даст отрицательный эффект, или, наоборот, что-то невыгодно завтра, а вот послезавтра позволит сэкономить множество ресурсов.

Таким образом, любое экономическое решение необходимо рассматривать в сложной системе, где есть множество действующих лиц – есть лица, принимающие решения, и есть различная выгода, которую получают участники этой системы, включая их возможности влиять на процесс принятия решения. В этих условиях очевидные, казалось бы, решения выглядят не столь однозначными, а оценки выгоды могут меняться на противоположные.

Перед нами довольно прозрачный, ⁠на первый взгляд, экономический кейс. Страна сталкивается ⁠с пандемией коронавируса, и одновременно ее экономика испытывает ⁠серьезный шок от снижения цен на нефть. Поскольку в России рост ⁠заболеваний начался на несколько недель позже, чем в целом ряде ⁠стран, имеется возможность проанализировать чужой опыт и избежать некоторых очевидных ⁠ошибок, а некоторые удачные решения успеть применить раньше ⁠в динамике развития эпидемии.

Уж сейчас понятно, что экономическая стратегия борьбы с эпидемией во многих странах заключается в серьезной экономической помощи большинству своих граждан. Физическим лицам и предпринимателям выплачиваются серьезные компенсации, фирмы получают льготы и господдержку. Объем этой помощи в некоторых странах доходит до десятой части ВВП. Понятно, что такая помощь не обойдется для государства бесследно, вызвав рост государственного долга, возможно, некоторый всплеск инфляции. Но правительства идут на это, стараясь помочь людям, попавшим в трудную ситуацию, и одновременно сохранив возможность быстрого старта экономики после окончания пандемии.

Какую политику выбирает российское руководство? Первый пакет помощи оказался довольно слабым, в основном это меры, не связанные с прямыми расходами – налоговые отсрочки, гарантии по кредитам, снижение страховых взносов. При этом власти выбрали странный, юридически неопределенный вариант карантина, не позволяющий бизнесу рассчитывать на компенсации. Второй пакет помощи, ожидаемый на этой неделе, судя по всему, тоже не принесет бизнесу большого облегчения. И даже дополнительная поддержка, обещанная президентом Путиным на совещании с губернаторами 8 апреля, не содержит прямых расходов.


Проблема картины мира

Чтобы объяснить такое поведение, надо постараться понять, как руководство страны оценивает сложившуюся ситуацию. Наш давно бессменный президент и его команда сформировались как личности в советское время, видели развал Советского Союза, прошли через тяжелые и противоречивые 1990-е, пережили дефолт 1998 года, в 2000-е получили фантастический рост цен на нефть, в 2010-е – конфликт с Западом, а теперь коронавирус.

Все это сложное время сформировало президента и его команду, и их экономическая политика держится на следующих постулатах:

1. Стране нужно иметь резервы, чтобы избежать заимствования на Западе, которое страшно потерей независимости. Страх мнимый, но он есть и очень силен. Его не помогает побороть даже понимание того, что не все страны накапливают резервы и никакие резервы не помогут пережить кризис, если он затянется на много лет.

Поэтому денег никому давать нельзя, ведь непонятно, что страну ждет впереди. И пока не наступили совсем тяжелые времена, расходовать накопленные резервы не стоит.

2. Высокая инфляция – это страшно. Опять-таки этот тезис – результат фантомных болей 1990-х годов, когда рост цен съедал все возможности стабилизации в экономике. Само по себе это утверждение верно, и бороться с инфляцией необходимо, понимая, впрочем, что в некоторых случаях борьба с ростом цен может обернуться борьбой с экономическим ростом.

Поэтому любые действия, которые могут вызвать рост инфляции, рассматриваются как сомнительные. Значит, деньги людям просто так давать нельзя, даже если потребительский спрос упал, даже если бизнесу грозит массовое банкротство.

3. Дефицит бюджета, ведущий к росту государственного долга – вещь неправильная, поскольку для этого надо занимать деньги на финансовых рынках. Причем, по мнению лидеров страны, обязательно найдутся кредиторы, которые будут предъявлять свои требования, которые придется выполнять, что опять лишит страну независимости. И снова бесполезно говорить о том, что большинство стран имеет дефицитный бюджет, что небольшой дефицит не является опасным, что бюджетно-налоговая политика может помочь сгладить воздействие кризиса.

Поэтому будем стараться иметь сбалансированный бюджет, перераспределяя внутри него деньги на те статьи, которые более важны для сохранения нынешней власти. Значит, увеличивать государственные расходы, выделяя деньги на помощь бизнесу, по меньшей мере рискованно.

4. Страна держится не на малом и среднем бизнесе, не на торговле и не на сфере услуг. Ее основа – крупные системообразующие отрасли, такие как добыча нефти и газа, обработка металлов, железнодорожные перевозки и выращивание зерна. Именно эти отрасли нуждаются в государственной поддержке, на этих рынках следует формировать государственные монополии, чтобы никоим образом не потерять над ними контроль. Конечно, это во многом советский подход, когда главной отраслью считалось производство средств производства, а сфера услуг вообще финансировалась по остаточному принципу.

Поэтому, если даже малый и средний бизнес обанкротится, страна ничего практически не потеряет. Если же пострадают крупные стратегические отрасли, государство потеряет резервы, независимость, стратегическую безопасность, не сможет удержать инфляцию, и опять, как в 1980-е годы, наберет долгов. А этого, как мы понимаем, делать нельзя.

В рамках это логики возможен один-единственный сценарий. Никаких вливаний в экономику, скорее всего, не будет. Будут точечные инъекции в отдельные банки, системообразующие предприятия, фирмы нужных людей. Все остальное для нынешней власти с ее принципами значения не имеет. И даже если у государственных структур будут средства на поддержание малого и среднего бизнеса или на помощь фрилансерам, оставшимся без работы, польза от этого, по мнению чиновников, меньше потерь от сокращения столь важных резервов.

В той картине мира, которая существует в голове правительственных чиновников, это рационально и по-своему разумно. И единственный способ изменить это – сделать так, чтобы рост снижения доходов граждан России увеличивал для чиновников риск потерять столь важные для них кресла. Хочется верить, что рано или поздно так оно и будет.



Николай Кульбака
Доцент кафедры политических и общественных коммуникаций ИОН РАНХиГС
9 АПРЕЛЯ 2020



Tags: (С) Хроника деградации, «Необучаемые», Злоба дня, Остров Кремль, Приоритеты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Проверочка

    Советник губернатора Ульяновской области не поверил, что менее 50% хотят видеть Пу президентом РФ. Сомнения развеялись и пост пришлось удалить.

  • Санкции х@янции говорите? Ну, ну...

    Касьянов: Возможные санкции США по госдолгу России приведут к дефициту бюджета и росту инфляции Возможные санкции США по госдолгу России…

  • «Чейн и Стокс ещё никого не подводили»

    Закон Жильбера Лафайета: Помер тот, помрет и этот. 5 марта 1953 г. великий кормчий, отец народа, великий полководец, величайший гений всех…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Recent Posts from This Journal

  • Проверочка

    Советник губернатора Ульяновской области не поверил, что менее 50% хотят видеть Пу президентом РФ. Сомнения развеялись и пост пришлось удалить.

  • Санкции х@янции говорите? Ну, ну...

    Касьянов: Возможные санкции США по госдолгу России приведут к дефициту бюджета и росту инфляции Возможные санкции США по госдолгу России…

  • «Чейн и Стокс ещё никого не подводили»

    Закон Жильбера Лафайета: Помер тот, помрет и этот. 5 марта 1953 г. великий кормчий, отец народа, великий полководец, величайший гений всех…