storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

Черный лебедь из Китая

С 2016 года России фантастически везёт. Настолько, что это уже стало проблемой: каждый раз, когда нефтяной рынок готовится захлебнуться миллионами лишних баррелей, происходит чудо. Но сейчас коронавирус может положить этим чудесам конец.



"De triomf van de Doods", Pieter Bruegel the Elder

Возможно, это кажется неочевидным, но с 2016 года России фантастически везёт. Везёт настолько, что это уже стало серьёзной проблемой. Каждый раз, когда нефтяной рынок готовится захлебнуться миллионами лишних баррелей, уронив котировки и обрушив рубль, происходит чудо.


То страны ОПЕК совершают доселе невиданное и приходят к соглашению о сокращении добычи, то страна с богатейшими запасами нефти — Венесуэла — по собственному почину выпиливается с рынка, то Ливия погружается в хаос гражданской войны и обнуляет свой экспорт, то Иран нарывается на санкции — список можно продолжать долго.

А нефть для Россий экономики — это всё. За последние 16 лет вес сырьевых отраслей в ВВП по официальным данным Росстата вырос в 2 раза: в 2002 году он составлял 6,66% в 2018 — уже 11,15%. И если вам вдруг покажется, что это — ерунда, я вас сильно разочарую.

По данным ФТС, за прошлый год из $424 млрд экспорта 29% обеспечила сырая нефть, 11,5% — нефтепродукты, 9,6% — природный газ, 3,7% — уголь, 7,3% — черные металлы, 1% — лес и огромная часть российского ВВП — это производная от сырьевых доходов.

Строительство вокруг трубы, оборудование для трубы, налоги с трубы, зарплаты тех, кто работает на трубе и, соответственно, их расходы на потребительские товары, логистику, услуги — всё это идёт в ВВП, и если приглядеться внимательно, то выяснится, что практически любой рубль в стране сделан не из покрытой никелем стали, а из нефти и газа.

Только вот ведь в чём дело: бум спроса на нефть и газ прошёл переломную точку в 1975 году и сейчас они прибавляют по 0,7% в год, постепенно уступая свою долю в энергетическом балансе другим источникам энергии.

У рынка давно есть новый фаворит — альтернативная энергетика. Производство электроэнергии с помощью возобновляемых источников последние 10 лет растёт с темпом 15% в год, а последние 5 лет — с темпом в 17% в год, то есть всё быстрее и быстрее. Причём чем выше цены на нефть, тем сильнее стимул у рынка искать ей альтернативу.

Кроме того, в будущем рост потребления энергии будет замедляться: рост населения тормозится со скоростью 0,01% в год, а потребление энергии в развитых странах из-за энергосбережения уже почти десять лет не растёт, а падает.

Добавим к этому переход автопрома на электромобили, и всё станет ясно окончательно: нефть в долгосрочной перспективе в принципе не жилец, а в краткосрочной перспективе под высокие котировки заложены минимум три бомбы — ОПЕК, Венесуэла и Ливия, которые рано или поздно «рванут».

Проще говоря, для российской экономики есть всего два сценария: плохой и ещё хуже, разница между которыми — как между инфарктом и альцгеймером.

Плохой сценарий — это если нефтяной рынок обрушится резко и быстро, а экономика в её нынешнем виде рухнет, потянув за собой всю вертикаль власти. Очень плохой — если котировки будут падать постепенно, на протяжении многих лет. В этом случае экономика тоже рухнет, но перед этим истощит все ресурсы, включая человеческий.

В первом случае от экономики останутся руины, обломки, из которых можно построить что-то новое и двинуться дальше. Во втором случае не будет даже руин — просто голая, безжизненная пустыня, в которой не из чего, некому и, самое главное, незачем будет строить.

И на этой радостной ноте мы внезапно переходим к новостям из Китая: 2 марта Национальное бюро статистики Китая опубликовало индекс промышленного производства (PMI) за февраль, и равен он 35,7%. Если коротко, то для экономики это примерно как если бы вы измерили себе температуру и обнаружили бы на градуснике 39º — симптом, который может означать как банальное ОРВИ, так и нечто куда более опасное, и поэтому требующий повышенного внимания.


PMI China 2005-2020


Нормальное значение этого индекса — 50% и считается он, на самом деле, довольно просто: у предприятий спрашивают, как за прошедший период у них изменилось производство, количество новых заказов, цены и занятость.

Затем ответы по каждому блоку суммируются по формуле PMI=(P11)+(P20,5), где Р1 это ответы, в которых говорится, что ситуация стала лучше или хуже, а Р2 — в которых предприятия говорят об отсутствии изменений.

В результате если у 100% предприятий дела идут в гору, то индекс равен 100%, если у всех всё плохо, то индекс равен 0, а если всё без изменений, то 50%.

То есть всё, что ниже 50%, это плохо, вопрос только в том, насколько плохо. Скажем так: PMI в Китае начал измеряться в 2005 году, очень редко отклонялся более чем на 1% в ту или иную сторону и 35,7% — это самое низкое значение за всю его историю, ниже, чем на пике кризиса 2008 года.

Понятно, что всё это из-за коронавируса: китайцы не посещают общественные места, сидят по домам, угрюмо жуют рис, работают по возможности на удалёнке, а кроссовки или айфон на удалёнке сделать проблематично, поэтому производство и падает. У 20% Китайских компаний серьёзные проблемы, 6% — на грани коллапса.

Вместе с производством резко падает потребность в транспорте и энергии, то есть спрос на нефть и газ, вторым по объёму потребителем которых как раз Китай и является.

Вчера, кстати, крупнейший китайский импортер газа PetroChina, «дочка» государственной China National Petroleum Corporation (CNPC), объявляет форс-мажор, и хотя Газпром утверждает, что «Силу Сибири» это пока не коснулось, в ближайшее же время случиться может всякое.

Цены на нефть, а вместе с ними и курс рубля от всех этих новостей уже вздрогнули, а ведь это только начало: коронавирус триумфально шествует по миру на очереди потребитель нефти №1 — США, №3 — Индия, №4 — Япония и старушка-Европа с её суммарным потреблением примерно как у Китая.

Разумеется, ОПЕК уже паникует, судорожно пытаясь выжать из своих членов очередное снижение добычи на 1,5 миллиона баррелей в сутки во втором квартале, но на фоне открывающихся перспектив глобального падения спроса на рынке энергоносителей это примерно как мёртвому припарки.

Если у членов ОПЕК сдадут нервы и они начнут распродажу, то котировки нефти получат двойной удар: как со стороны спроса, так и со стороны предложения. Это само по себе способно опустить стоимость барреля до $15-20, а когда на рынок вернутся Венесуэла и Ливия, эти уровни закрепятся надолго. Вероятно — до самого конца нефтяной эры.

И если для мира это будет в целом положительный итог, то для Российской экономики это, в терминологии Нассима Талеба, тот самый «чёрный лебедь», который грозит ей быстрым и решительным крахом. Хорошо это или плохо — решайте сами. Накопленных резервов хватит примерно на год, если правительство решит их тратить, что тоже не факт.

Я не удивлюсь, если при самом весёлом варианте развития событий страна внезапно обнаружит, что в Думе и Кремле тихо и пустынно, из Шереметьево вылетает последний бизнес-джет, и никаких золотовалютных резервов у России больше нет.

Интересно, что самое важное сейчас — не реальное количество заболевших/выздоровевших, не смертность от коронавируса, не перспективы разработки лекарств от него, а настроение людей.

То, что люди из страха заразиться резко меняют своё поведение и начинают меньше ездить, потреблять и производить, гораздо сильнее влияет на экономику, чем реальная потеря 3000 человек и сопли/кашель ещё у 80000.

Для сравнения: каждый год в ДТП в мире гибнет 1,2 млн человек (в 400 раз больше, чем от коронавируса на текущий момент). От болезней сердца — 15,2 млн (в 5000 раз больше). И что же — люди начали соблюдать ПДД, массово отказываться от вредной пищи и заниматься спортом? Нет, они побежали в аптеки за масками от коронавируса!

Если бы судьба глобальной экономики решалась в сватке тупости и страха против здравого смысла и мужества, я уже прямо сейчас стоял бы в очереди за гречкой. Однако на стороне экономического роста выступают два мощных союзника: лень и безответственность. Только они способны заставить людей наплевать на коронавирус и сдержать панику, но на чьей стороне окажется перевес — пока сказать сложно.

Следите за новостями. Если в США, Индии и Европе коронавирусная истерия не успеет развернуться до наступления лета, а в Китае эпидемия пойдёт на спад, то нас просто как следует тряхнёт — тепло ещё сильнее снизит заболеваемость и вернёт потребителям оптимизм. Если в ближайшие месяцы паника будет лишь расширяться, то проблем не избежать.

В любом случае, скучно не будет, так что наблюдайте и наслаждайтесь.



Вадим Жартун
06.03.2020



Tags: Ё ПРСТ, КризиС, Предчувствие большого шухера, ЭКОНОМИКА
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments