storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Category:

Общество знания.

Почему в США развита наука (а в России – нет)


Министерство энергетики США. Фото:


Российские власти давно не знают, что делать с наукой. Но, возможно, надо что-то делать не с наукой или не только с наукой?

Счетная палата России подготовила доклад о состоянии российской науки. Основные тезисы:

Россия входит в пятерку по числу занятых в науке и занимает 10 место в мире по расходам на науку, но на порядок отстает от стран-лидеров по числу патентов: от США почти в 16 раз, от Китая – в 38 раз;

расходы на науку в последнее время росли, но при этом не превышают 1,1% ВВП и даже с учетом нацпроекта «Наука» увеличатся к 2024 году до 1,2% ВВП. Лидеры тратят больше 3% ВВП;

главный источник финансирования науки – бюджет, доля бизнеса сократилась с 2000 до 2016 года с 33% до 28%. В странах-лидерах – наоборот;

система управления российской наукой «не формирует собственную научно-технологическую основу» для крупных проектов и реагирования на «большие вызовы», стоящие перед обществом и государством, а также «не выступает драйвером для социально-экономического развития».


Новый министр высшего образования и науки Валерий Фальков заявил о необходимости привлекать бизнес к партнерству с научными организациями. Впрочем, похожие заявления делались и раньше. Российские власти давно не знают, что делать с наукой. Но, возможно, надо что-то делать не с наукой или не только с наукой? Как это получилось у лидеров, например, у США? Как там организована наука и какую роль в ее поддержке играют власти? Можно ли скопировать успешный опыт?

Ключевым событием, повлиявшим на превращение США в научную державу, считается создание Национального научного фонда и Агентства по продвинутым оборонным проектам в 1950-е годы. Это были шаги в космической гонке с СССР. Сегодня США остаются одним из лидеров по научным разработкам в мире, несмотря на постепенное сокращение федеральных расходов на науку. Что обеспечивает это лидерство? Разнообразие организационных форм, моделей управления, источников финансирования.


Организация

Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (R&D) в США проводятся в федеральных лабораториях, университетах, научных подразделениях корпораций и некоммерческих организаций.

Удивительной особенностью США является то, что наукой всех видов (фундаментальная, прикладная, конструкторские разработки) занимаются все виды организаций. Например, в 2015 году (в денежном выражении) в вузах проходило 49% фундаментальных исследований, 18% прикладных, 2% опытно-конструкторских работ; в научных подразделениях корпораций – 26%, 58% и 88% соответственно; в федеральных лабораториях – 12%, 17% и 9%, в научных центрах НКО – 12%, 6% и 1%.

В университетах исследования проводят преподаватели или их группы, исследования корпораций в основном направлены на краткосрочные задачи, вызванные потребностями рынка. Хотя потребности рынка могут быть разными: например, Amazon в 2017 году заняла первое место среди американских корпораций, потратив $22,6 млрд на развитие технологий компьютерного зрения, облачного программирования, машинного обучения и пр.

Национальные лаборатории занимаются долгосрочными междисциплинарными исследованиями, которые зачастую сочетают фундаментальную науку и развитие технологий. Кроме того, они занимаются темами, остающимися в стороне от внимания университетов и научных центров корпораций – например, секретными исследованиями в сфере ядерной безопасности.


Управление

Одной из самых крупных систем научных центров располагает Министерство энергетики США – в его подчинении находятся 17 национальных лабораторий по всей стране.

В управлении национальными лабораториями используются две модели: государственная собственность – управление подрядчиком (government owned – contractor operated) и государственная собственность – государственное управление (government owned – government operated). В первом случае государство предоставляет помещения и оборудование в управление частному подрядчику, выигравшему открытый конкурс. Эта модель показала свою эффективность еще со времен «Манхэттэнского проекта» по созданию атомной бомбы. Государство ставит задачи и предоставляет ресурсы, а подрядчик самостоятельно решает, каким образом достичь поставленных целей. Вторая модель предполагает, что государство ставит задачи и само решает их, сотрудники лабораторий являются федеральными государственными служащими. 16 из 17 лабораторий относятся к первой категории.

Организации обычно имеют долгосрочные контракты на управление лабораториями. Так, университет штата Айовы получил право управлять Ames Laboratory в 2006–2026 годах.

Но не обходится и без скандалов. В 1993–2017 годах Lockheed Martin Corporation управляла Sandia National Laboratories. Проверка главного контролера Министерства энергетики США, проведенная в 2014 году, выявила, что компания использовала федеральные средства на лоббирование продления контракта, что является нарушением законодательства о лоббизме. В результате ей пришлось выплатить штраф в размере $4,8 млн. В 2016 году Министерство энергетики провело новый конкурс, подрядчиком стал крупный оборонный концерн Honeywell.


Финансирование

В структуре финансирования НИОКР в США на первом месте по объему средств стоят разработки, на втором прикладные исследования, на третьем – фундаментальная наука. Фундаментальную науку и прикладные исследования в основном финансирует федеральный бюджет, часть прикладных исследований и разработки – бизнес. Медицинская тематика крайне популярна среди частных фондов, которые финансируют множество программ в этой сфере.

Ключевые доноры науки – бизнес и федеральный бюджет: с 1995 по 2018 годы доля первого составляла примерно 60%-70%, второго – 24%-35%.

В постоянных ценах, с учетом инфляции, федеральные расходы на науку в 2009–2014 годах сократились на 17% и составили порядка $140 млрд. При этом с 2000 по 2015 год рост ежегодных расходов бизнеса на исследования в постоянных долларах составил 1,9%.

В 2015 году, по последним доступным данным, общие расходы на НИОКР в США составили $495 млрд. Из них $83,5 млрд (16,9%) было потрачено на фундаментальные исследования, $97,2 млрд (19,6%) – на прикладные исследования, $314,5 млрд (63,5%) – на опытно-конструкторские работы.

Федеральные власти финансируют научные исследования через три основных учреждения: Национальные институты здоровья (National Institutes of Health), Национальный научный фонд, Агентство по передовым оборонным исследованиям (DARPA).

Национальные институты здоровья представляют собой необычное сочетание научного центра и фонда. В 2019 финансовом году бюджет составил $39,2 млрд; 80% этой суммы распределено между 50 тысячами проектов, финансируемых через гранты, среди 300 тысяч ученых в университетах и научных центрах; 10% средств направляются на исследования 6 тысяч ученых, которые работают в собственных научных центрах.

Национальный научный фонд – также крупная структура, поддерживающая научные исследования. На 2018 год Конгресс ассигновал фонду $7,8 млрд. Из них $6,3 млрд выделено на гранты ученым, $902 млн – на различные образовательные проекты (курсы повышения квалификации, мастер-классы и т.п.), $183 млн – на закупку оборудования для проведения исследований и пр. Среди приоритетов исследования по математике и физике – $1,5 млрд, инженерное дело – $972 млн, компьютерные и информационные технологии – $960 млн, геология – $905 млн, биология – $751 млн, исследования Арктики – $422 млн, общественные, поведенческие и экономические науки – $249 млн.

Агентство по передовым оборонным технологиям тоже сочетает в себе функции научного учреждения и фонда. В 2019 году утвержденный Конгрессом бюджет составил $3,4 млрд. На фундаментальные исследования выделено $469 млн, на прикладные исследования – $1,4 млрд, на развитие технологий – $1,4 млрд.

Национальные лаборатории Министерства энергетики преимущественно финансируются из ведомственного бюджета: в 2015 году общие расходы на деятельность лабораторий составили $13,8 млрд, из них 82% – средства Министерства, 18% – внешние средства (Министерство внутренней безопасности, Национальный научный фонд и др.).

Собственные средства (от платы за обучение, инвестиций в ценные бумаги) – важный источник финансирования научных исследований в вузах. В 2016 году они составили 25% ($18 млрд) от всех расходов на вузовскую науку. Этот вид финансирования играет в университетах штатов большую роль, чем в частных вузах (27% и 21% соответственно). Среди всех источников финансирования вузовской науки роль собственных средств увеличивалась быстрее всего в 2010–2016 годы (37%).

Заметную роль в финансировании вузовской науки играют гранты НКО. В 2016 году они составили 6,4% ($4,6 млрд). Основная часть средств была потрачена на исследования в науках о жизни – 66%

Важны для вузовской науки средства местных и региональных органов власти. Доля последних в структуре финансирования научных исследований в университетах в 2016 году составила 6% ($4 млрд). В разных штатах эта роль различна: она минимальна в Вермонте – 1% и максимальна в Северной Дакоте – 27%.


Разница

Итак, в США в 2015 году на науку потрачено $495 млрд. В России в 2019 году – 422 млрд, но рублей. Но разница, конечно, не только в деньгах. Развитие науки неотделимо от развития страны и общества. Вот простое сопоставление. В 2018 году капитализация американских компаний составила $30,4 трлн, российских – $576 млрд. По разным оценкам, доля частного сектора в американской экономике составляет около 90%, в российской – около 50% и постепенно снижается. В США около 1,4 млн НКО, а в России – лишь около 90 тысяч.

Сама структура общества и экономики задает разные возможности – в нашем случае для науки. Россия, совершив в 1990-е годы переход от плановой экономики к рыночной, застряла в бюрократическом подходе к управлению наукой. Советского финансирования уже нет, развить рынок и гражданское общество не получилось, государство осталось главным заказчиком – при этом неэффективным, старомодным и токсичным, как следует из того же доклада Счетной палаты.

И российские власти лишь усиливают бюрократическое давление. В отношении организационных форм: проводятся атаки на частные вузы. В отношении моделей управления: идет попытка сконцентрировать науку исключительно в университетах, многие из которых по своей корпоративной культуре не пригодны для этого.




Сергей Костяев
15 ФЕВРАЛЯ 2020




Tags: В СРАВНЕНИИ, Наука, Приоритеты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments