storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

Спасать ГДР в третий раз Горбачев не захотел

Сто миллиардов марок или нерасширение НАТО на восток? Насколько «продешевил» СССР при объединении Германии, рассуждает историк Маттиас Уль.



© Фото Фото из личного архива Маттиаса Уля


В этом году будет отмечаться 30-летие объединения Германии. Многие соотечественники считают, что лидер СССР Михаил Горбачев совершил преступную ошибку, «дешево продав» (или «даром отдав») ГДР. По мнению ряда из них, соглашаться на объединение Германии вообще было нельзя. Другие, более спокойные, допускают, что объединительный процесс был неизбежен, однако полагают, что СССР мог бы взять за свое согласие большую цену. Называются астрономические суммы в районе 100 млрд марок. А в политическом плане, высказываются мнения, Советский Союз мог и должен был не только добиться нерасширения НАТО на восток, но и даже выхода ФРГ из Альянса.

С корреспондентом «Росбалта» на данную щекотливую тему беседует научный сотрудник Германского исторического института в Москве Маттиас Уль.

— Господин Уль, что можно было бы ответить сегодняшним обвинителям Горбачева?

— Прежде всего, я думаю, Горбачев просто понял, что Советскому Союзу придется уже в третий раз спасать ГДР. Потому что в первый раз он «спас» ее в 1953 году, когда советские войска подавили восстание в Берлине. Второй раз — в 1961 году, когда руководители СССР и ГДР Никита Хрущев и Вальтер Ульбрихт приняли решение закрыть границу, потому что поняли: со свободной конкуренцией ГДР не выжить.

И я думаю, уже к середине 1980-х в партийных кругах было понятно, что поддерживать ГДР и весь Восточный блок — это очень дорогое удовольствие. Сейчас в этих странах многие говорят, что Советский Союз якобы из них «все высосал». Особенно поляки очень любят поговорить, как СССР их обобрал.

На самом деле на поддержку этих государств СССР тратил огромные деньги. И это в какой-то момент оказалось не по карману. Одновременно Советский Союз нес очень большие расходы на военные нужды. Стало понятно, что сохранить такой статус рано или поздно окажется невозможно.

И советское руководство решило, что оно не будет дальше следовать «брежневской доктрине», а попытается найти новую договоренность с Западом. В этом плане Горбачеву, наверное, было чуть-чуть обидно, когда после его телефонного разговора с Гельмутом Колем 11 ноября 1989 года, немецкий лидер очень быстро представил свои «10 пунктов» — программу того, как можно скоро достичь объединения Германии. Но одновременно Горбачев понял, что ГДР — это государство, которое развалится с невероятной скоростью. Если в октябре 1989 года, когда он приехал на 40-й юбилей ГДР, там было все в порядке и все чинно, а через какую-то пару месяцев этого государства фактически уже не стало!

А Москва могла влиять на Бонн только через ГДР. Исчезнет этот рычаг — все, на ФРГ уже никак не надавить. А если из ГДР все бегут на Запад, что остается? Значит, надо действовать быстро и стремительно. Рано или поздно этот процесс объединения состоится, с участием СССР или уже без него. «Либо я буду победителем в этом процессе, либо самоустранившимся наблюдателем».

И Советский Союз был уже не тот, что в 1960-е и даже в 1970-е годы. Налицо очень серьезные экономические и внутриполитические проблемы. Перестройка буксовала, нужно найти какой-то выход. Горбачев уже не мог — как лидер державы-победительницы — просто стукнуть кулаком по столу и сказать: «Нет! Будет так, как я скажу!» Надо было действовать более гибко.

И он понял, что сейчас у него есть хороший шанс показать себя социалистическим лидером нового типа. Что мы не такие, как Брежнев, а тем более — как Сталин. Мы дадим нашим союзникам свободу: путь выбирают тот путь, который хотят.

Мы, немцы, очень благодарны Михаилу Сергеевичу за то, что он почувствовал нужный момент истории и сделал все, чтобы немцы могли быстро себя объединить. Тогда открылось очень маленькое временное окно, и благодаря советскому руководству немцы получили такие возможности.

Что касается канцлера Гельмута Коля, то к середине ноября 1989 года Коль тоже почувствовал исторический шанс. СССР был слаб, к тому моменту уже и Венгрия, и Польша исчезли из пространства Варшавского договора. Появился хороший шанс договориться с Советским Союзом, который и сам уже не так сильно хотел поддерживать ГДР, ибо ясно, чем все рано или поздно кончится.

Так встретились два убежденных человека. Горбачеву еще надо было отстоять свою линию в Политбюро и ЦК. Еще до 10 февраля 1990 года, когда они встретились с Колем, 31 января Горбачев встретился с премьером ГДР Гансом Модровым, чтобы не обидеть ГДР (но он ему тоже сказал: мы не будем на этот процесс влиять, не будем препятствовать воссоединению). Модров, конечно, понял, что это капитуляция Советского Союза в данном вопросе. Помешать воссоединению можно было только силой. А этого уже никто не хотел.

Лично Коль с Модровым в 1989 году не встречался. Но между ФРГ и ГДР были обмены мнениями: вначале Модров предложил программу создания конфедерации двух Германий. Но Коль решил, что не нужно никакой конфедерации. А надо объединить экономические и валютные пространства, после чего быстро состоится полноценное объединение. Коль, конечно, лучше понял чувства немцев, большинство из которых не хотело никаких больше социалистических экспериментов. Им надоела эта ситуация, они хотели по-западному жить.

Поэтому Коль считал правильным быстро договориться прямо с Советским Союзом, и если он скажет «Да», то и американцы скажут «Да». И этого достаточно. Он понимал, что французы и англичане не станут так уж охотно поддерживать этот процесс — у них еще живы старые обиды, они боятся, что возникнет очень сильная и влиятельная на Европейском континенте Германия. Но с помощью СССР и США их уже можно будет переубедить.

— А как выглядела «финансовая составляющая» вопроса?

— Нет, никаких ста миллиардов никто никому не предлагал. Горбачев, конечно, требовал деньги на вывод из ГДР советских войск. Поначалу он хотел 20 млрд немецких марок. Коль предложил только 5 млрд марок, они довольно серьезно торговались, а потом, к июню 1990-го, сговорились на 12,5 млрд в виде компенсации за вывод войск, и еще на 3 млрд марок кредитов.

Что потом сделал СССР с этими деньгами — это уже другой вопрос. Предусмотрено было построить новые гарнизоны, в том числе — в Белоруссии и на Украине, компенсировать сооружения, оставляемые в ГДР. Я думаю, ошибкой оказался короткий срок. У СССР было только 4 года на то, чтобы переселить почти полмиллиона военнослужащих (в том числе — офицеров с семьями) на советские земли, где их на самом деле никто не ждал. Это было сложнейше задание, с которым советские власти не справились.

И вот уже большой процент российского населения очень недоволен этим решением! Офицеры потеряли хорошую жизнь: служба в Группе советских войск в Германии означала почетный статус, неплохие деньги и нормальные жизненные условия. В ГДР было все-таки гораздо лучше, чем в Советском Союзе, и оттуда никто не хотел уезжать. Вышло все хаотично: деньги идут в Генштаб и исчезают. А потом, оказывается, построены генеральские дачи, а дивизии показывают открытое поле под Волгоградом и говорят: «Вот ваше новое расположение».

Ужасно получилось! И это добавило ненависти к Горбачеву. Дальнейший распад СССР уже не имел к ГДР прямого отношения. Но многие русские сказали: «Горбачев сначала предал нас в ГДР, а потом и здесь нас предал!»

И в связи с этим встает вопрос: а 100 млрд марок помогли бы СССР? Но если это была черная дыра, то и 500 млрд исчезли бы куда-нибудь. Я думаю, что никакие деньги СССР бы не спасли, поскольку государство не работало как система. Крах был неизбежен.

— А мог ли Горбачев выторговать Германию, которая бы не входила в НАТО?

— Я не могу исключить этого на все 100%, но боюсь, что вряд ли. Политик должен быть реалистом. Вся Германия хорошо понимала, что ее защита очень сильно связана с Америкой. Напомню: было ведь достигнуто соглашение, что на территории бывшей ГДР не будет постоянных войск НАТО. И их там нет и по сей день! Эта договоренность соблюдается.

А что касается дальнейшего расширения НАТО, то в 1990 году еще никто не думал о том, что наши братья-поляки и другие тоже захотят в НАТО! Можно, конечно, и так сказать: мол, будь Горбачев по-настоящему умным политиком, он бы это предвидел и выдвинул встречные требования. Но тогда все были заняты своим проблемами.

— И еще вопрос: наиболее ревностные защитники ГДР у нас в России говорят, что, «соблазнив» восточных немцев западной маркой и потребительским раем, их жестоко обманули: обанкротились и закрылись восточногерманские предприятия, трудящиеся ГДР остались без работы, инженеры стали простыми рабочими и т. д. Что можно на это ответить?

— В бывшей ГДР, конечно, вначале очень многим пришлось тяжело. Но надо понять простую вещь: ГДР оказалась вовсе не одним из якобы ведущих промышленно развитых государств, каким представлялась. Ее руководители говорили: «У нас десятое место в мире по экономике, все хорошо». А как посмотрели, так выяснилось: да, там не так плохо, как в СССР, но все равно — очень плохо. Предприятия неконкурентоспособны, очень дорогое производство, в нем занято очень много людей, которые там объективно не нужны.

И процесс трансформации был очень тяжел, особенно для людей среднего и старшего возраста, которым надо было переучиваться и начинать новую жизнь в новом обществе. Немцы испытали что-то подобное тем сложностям, которые испытали жители СССР после его развала. Но у нас были очень большие программы социальной поддержки. Сейчас практически каждый немец живет лучше, чем он жил в ГДР.

Просто большинство стало забывать условия той еще жизни. Как по 15 лет ждали очереди на машину, как в доме на семь квартир был один телефон. Никуда за рубеж не поехать. Чтобы достать продукты чуть-чуть повышенного класса, хотя бы «на уровне» кетчупа или бананов, если ты не живешь в Берлине, надо было очередь с утра занимать. А чтобы достать стройматериалы, нужны были связи или большие деньги.

И это все забыли, а только помнят, какой был хороший коллектив! Но «хороший коллектив» часто означало: на работе делай что хочешь, никто тебя не дергает. Трудно перевоспитаться и понять, что очень многое зависит от усилий самого человека. Но все, кого я знаю, живут гораздо лучше, чем тогда. Даже пенсионеры, если сравнить их жизнь с жизнью российских пернсионеров.



Беседовал Леонид Смирнов
16 февраля 2020, 23:59




Tags: ГеополитикА, ИнтервьЮ, ИсторическоЭ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments