storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Category:

Олигархическая многополярность и священные диктатуры.

Как Кремль интерпретирует международное право


лавр


Москва критикует Запад за игнорирование международных правовых норм, но это не мешает ей нарушать их в своей сфере интересов

22 января Международный центр Карнеги опубликовал доклад политолога-международника Филиппа Ремлера. Изучив поведение российских дипломатов в ООН, Ремлер попытался систематизировать видение международного права, которым руководствуется Кремль.

Исследователь приходит к выводу, что за пафосными речами российских дипломатов о неприкосновенности устава ООН и защите многополярного мира скрывается очень двусмысленная позиция, согласно которой суверенитет признается лишь за немногими «державами-олигархами», которые имеют право использовать более мелкие и слабые страны в своих интересах. А на защиту «законных диктаторов» по всему миру Россию толкает доморощенная внутриполитическая формула легитимности, основанная на жестком подавлении собственных оппозиционеров-«оранжистов».


«Порядок, основанный на правилах», ⁠и российская экспансия

Выступая в ООН, российские дипломаты постоянно говорят ⁠о необходимости строгого соблюдения международного права и обвиняют ⁠другие страны в нарушении его норм. Однако по действиям Москвы на ⁠мировой арене заметно, что ее понимание международного права ⁠в значительной мере отличается от общепринятого.

20 сентября 2019 года в журнале ⁠«Международная жизнь» была опубликована статья министра иностранных дел ⁠Сергея Лаврова. В публикации глава российского МИД обвиняет западные страны в подмене настоящего международного права, под которым он подразумевает исключительно устав ООН и резолюции Совбеза, системой «порядка, основанного на правилах».

«Эти “правила” изобретаются и избирательно комбинируются в зависимости от текущих потребностей авторов указанного термина, который Запад настойчиво внедряет в обиход, – пишет Лавров. – Концепция отнюдь не умозрительна и активно реализуется. Ее цель – подменить универсально согласованные международно-правовые инструменты и механизмы узкими форматами, где вырабатываются альтернативные, неконсенсусные методы урегулирования тех или иных международных проблем в обход легитимных многосторонних рамок».

По мнению Ремлера, на постсоветском пространстве именно Россия активно строит подобную систему. В 1990-е годы постсоветские страны заключили несколько соглашений о признании взаимного суверенитета и уважении к территориальной целостности друг друга – под эти гарантии Украина, Белоруссия и Казахстан даже передали Москве размещенное у них ядерное оружие. Однако эти соглашения не раз нарушались Россией – достаточно вспомнить гражданскую войну в Грузии в 1991–1993 годах, приднестровский конфликт, вторжение в Грузию в 2008 году и аннексию Крыма в 2014-м. Ремлер цитирует экс-премьера Дмитрия Медведева, который во время захвата Крыма заявил: «Мы не должны никому ничего гарантировать, потому что мы никогда не брали на себя никаких обязательств по этому поводу».

Таким образом, в российском понимании международного права присутствует четкое разделение. Постсоветские страны, а также своих младших союзников по всему миру Москва воспринимает как территорию для экспансии, на которой международное право можно игнорировать. Но для всех остальных стран все ровным счетом наоборот – международное право является высшей ценностью.


Имперская многополярность

Одним из главных идеалов для российских дипломатов с начала 2000-х является «многополярный мир», который противопоставляется и двухполярной системе времен холодной войны, и «однополярной» системе гегемонии США после распада СССР.

Ремлер отмечает, что российские дипломаты используют эту концепцию для критики западных стран, любое силовое действие которых Лавров и его подчиненные называют «диктатурой» и попыткой возрождения «однополярной» системы. Кроме того, борьба за многополярность позволяет России получить риторическое обоснование для нарушения либерально-демократических принципов. Российские дипломаты попросту не считают их универсальными – это ценности западной цивилизации, которые она пытается навязать всему остальному миру.

Между тем, многополярность, которую отстаивает Кремль, отнюдь не зиждется на уважении к национальным государствам. Россия признает право на обладание суверенитетом лишь за ограниченным количеством государств-«олигархов», которые могут осуществлять по-настоящему независимую внешнюю политику и претендовать на статус как минимум региональных лидеров – к таким странам относятся прежде всего США, Китай, Германия, Франция, Индия и Бразилия. Остальные же небольшие государства воспринимаются российским руководством как дипломатические объекты, которые не имеют веского права на собственный независимый политический курс. После 2008 года МИД стал выделять в качестве отдельной силы и Европейский союз, раньше воспринимавшийся как часть абстрактного «Запада».

Ремлер обращает внимание на то, как разительно отличается позиция Москвы по сербско-косовскому конфликту и гражданской войне в Сирии (в обоих случаях последовательно отстаивается легитимность действующего правительства) от ее стратегии в югоосетинском, абхазском и приднестровском конфликтах, где российская армия без оглядки на международное право нарушила суверенитет и территориальную целостность другого государства. Апогеем такого понимания «порядка, основанного на правилах», стали аннексия Крыма и война на Донбассе, в которой Москва оправдала захват части другого государства и поддержку на его территории сепаратистов через «историческую справедливость», но не международное право.


Подмена легитимности легальностью

Отстаивая свои интересы, российские дипломаты часто аргументируют свою позицию поддержкой легитимных политических режимов, полностью игнорируя то, каким образом этот режим был установлен и как он осуществляет свою власть. Ремлер критикует такой подход за крайний формализм – по его словам, единственная разница между легитимностью такого режима и легитимностью Исламского государства лишь в том, что первая признается на международной арене, а вторая – нет.

Такая позиция в международных отношениях, по мнению эксперта, вытекает прежде всего из российской внутриполитической логики. Путин осуждает «цветные революции», имея в виду легитимность собственного персоналистского режима, которая зиждется на жестком подавлении несогласных. Расправившись со своими врагами, российский президент возвел свое «дарованное богом вечное президентство» в статус эталона легитимности.

В заключении Ремлер констатирует, что если Россия продолжит и дальше успешно отстаивать свое видение мирового права в ООН, последняя из главной на планете организации по защите прав человека превратится в инструмент для легитимизации преступных авторитарных режимов. Чтобы этого не случилось, на защиту глобальных либеральных ценностей должны встать новые демократические державы, в отличие от прежних геополитических лидеров западного мира не замаравшие свой моральный авторитет колониализмом или силовым, неоконсервативным «экспортом демократии».



Александр Артамонов
24 ЯНВАРЯ 2020


Tags: «Татаро-монгольскЭ», ВИЗАНТИЙСКО Э, ГеополитикА
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • #Обнуляндия

    Поставки импортных товаров в Россию рухнули до уровней 2007 года Обвал нефтедолларовых доходов постепенно отрезает Россию от стандартов…

  • «Лермонтов начинал под прапорщиком»?

    О диктантах и диктаторах Библиотека иностранной литературы в Москве. Фото: Сергей Ведяшкин / Агентство «Москва» Бывает так, что…

  • Привет заСССРанцам!

    Культура, в широком смысле слова, – это совокупность устойчивых моделей поведения, передаваемых из поколения в поколение "с молоком…

Buy for 20 tokens
Я вот честно вам скажу: даже и близко не могу себе представить уровень оказания педиатрической помощи в российской глубинке середины XVIII века, а тем более неонатологии (подраздел педиатрии, занимающийся новорожденными), но факт – остаётся фактом! А именно: 69 детей имел от своей первой жены…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments