storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

Познакомьтесь с людьми, которые решают...Начало

Какие произведения искусства вредны для ваших детей


Владимир Андреев / URA.RU / ТАСС

Как экспертами Роскомнадзора становятся сторонники движений, связанных с сектами и лженаукой


В середине ноября Роскомнадзор приостановил действие аттестатов об аккредитации своих экспертов Анны Волковой, Татьяны Симоновой и Елены Шабалиной, которые исследовали творчество рэпера Егора Крида — и обнаружили в нем «мутагенный эффект», «признаки сатанизма» и черты «информационно-психологического оружия».

Журналисты Анна Вилисова и Илья Шевелев по просьбе «Медузы» выяснили, откуда берутся эксперты РКН — и поняли, что это сообщество, в котором встречаются организации, поддерживающие ВИЧ-отрицателей, декриминализацию семейного насилия, альтернативную медицину и антипрививочное движение. От решения экспертов Роскомнадзора зависит возрастная маркировка любого контента в России: именно эти люди решают, что можно смотреть, читать и слушать вашим детям.


О чем этот материал

В 2010 году был принят закон 436-ФЗ о «защите детей от опасной информации». По этому закону любой контент должен получить возрастную маркировку, сообщающую, подходит ли это произведение для детей вообще — и если да, то для какого возраста. Однако сообщество экспертов, которые обладают полномочиями от имени Роскомнадзора определять, какой контент подходит для детей, а какой нет, к моменту вступления закона в силу в 2012 году так и не сложилось. Первая экспертная организация получила свою аккредитацию только в 2016-м.

Шанс продвинуть собственную повестку путем аккредитации «своих» экспертов увидели разнообразные правоконсервативные организации, выступающие с радикальных антилиберальных и антизападных позиций. Первой аккредитованной при Роскомнадзоре экспертной организацией стало «Родительское всероссийское сопротивление», связанное с движением «Суть времени» Сергея Кургиняна; кроме него, в списке аккредитованных при РКН экспертов есть члены многих других организаций, борющихся с «оранжевой угрозой», ювенальной юстицией и законом против семейного насилия, а также продвигающих разнообразные антинаучные теории и учения вроде собриологии — псевдонауки о трезвости.

Скандал с экспертами РКН разразился в октябре 2019 года, когда журналисты обнаружили на сайте ведомства экспертизу творчества рэпера Егора Крида. В ней певца называли «ярким представителем агрессивной антироссийской субкультуры рэперов, несущей антиценности сатанизма», а его псевдоним связывали со словом «кривда». После скандала текст экспертизы с сайта Роскомнадзора исчез, а аккредитацию трех ее авторов приостановили на 120 дней. Однако окончательно лишить эксперта или организацию аккредитации можно только по решению суда.

Корреспондент «Медузы» побывал на мероприятии, где активисты консервативно-патриотических движений открыто враждебно отзывались о Роскомнадзоре, но при этом призывали своих сторонников использовать ведомство в своих целях, продвигая туда идеологически близких экспертов. В качестве примера успешности этой тактики они называли запрет показа фильма «Матильда» по телевидению: возрастную категорию «18+» ему присвоила организация, чей основатель не скрывает своих правоконсервативных взглядов.


Заседание секции цифрового книгоиздания ярмарки Non/fiction, проходившей в Москве в ноябре 2012 года, обернулось болезненной дискуссией. Директор издательства «Самокат» Ирина Балахонова рассказала о практике применения Федерального закона № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их физическому и психическому здоровью» (он вступил в силу незадолго до этого, 1 сентября 2012-го). И в этот момент издатели запаниковали.

Балахонова отметила, что уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов получил письмо «Уральского родительского комитета», который потребовал изъять из оборота несколько энциклопедий по половому воспитанию и книгу Давида Гроссмана «С кем бы побегать» издательства «Розовый жираф»: «Вместо того, чтобы объяснить, что по закону книги, выпущенные до 1 сентября, [возрастной] маркировке не подлежат, а значит, требования в отношении этих книг, к сожалению, сейчас иметь места не могут… [Астахов написал], что распространение подобной литературы приводит к увеличению подростковой беременности, безотцовщины, распространению венерических заболеваний».

Письмо тогдашнего детского омбудсмена разослали в библиотеки и книжные магазины Свердловской области, после чего возмутившие родительский комитет книги действительно изъяли из оборота. Так издатели выяснили, что любая, даже уже выпущенная книжная продукция попадает под действие закона о защите детей — при этом реальная оценка соответствия детских книг возрастным категориям фактически не производится, поскольку государство не подготовилось к исполнению этого закона.

Законопроект «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» внесла в Госдуму группа депутатов еще в 2009 году. Одним из инициаторов этого документа, который должен был «оградить детей от вредной информации», в том числе в СМИ и в интернете, была депутат Елена Мизулина. Как и многие запретительные инициативы, проект утвердили стремительно, за восемь дней. 21 декабря 2010 года он был принят Думой, 24 декабря одобрен Советом Федерации, а 29-го — подписан президентом России Дмитрием Медведевым.

Закон должен был стать универсальным инструментом регулирования в сфере массовых коммуникаций. Вероятно, именно поэтому его разработчики вынесли сложные исполнительные процедуры в подзаконные акты, которые планировалось принять до 1 сентября 2012 года, то есть до дня вступления закона в силу.

Закон подвергся критике, в том числе со стороны Национальной ассоциации телерадиовещателей, которая в открытом письме от имени своего председателя Эдуарда Сагалаева заявила о его недостаточной проработанности. На заседании интернет-форума РИФ+КИБ в апреле 2012 года Мизулина признала, что подготовка к исполнению закона, действительно, идет недостаточно быстро, а дополнительные подзаконные акты, без которых документ не будет работать, требуют доработки. Однако идею отложить вступление закона в силу она отвергла.

Главный вопрос, обсуждаемый на ярмарке Non/fiction — кто и на каких условиях будет оценивать печатную продукцию, — так и остался без ответа. По закону исследованием книг, фильмов, телепередач и игрушек должны заниматься подготовленные эксперты, филологи, педагоги и детские психологи. Но осенью 2012 года никто в издательском сообществе все еще ничего не знал о составе группы и квалификации этих специалистов.


Кто такие эксперты Роскомнадзора

Экспертное сообщество при Роскомнадзоре начали формировать в том же 2012 году — после того, как ведомство утвердило приказ о порядке аккредитации таких экспертов. Регулятор открыл аттестацию частных специалистов и организаций, готовых оценивать контент на соответствие закона о «защите детей от вредной информации»; экспертами РКН стали общественные активисты, педагоги, психологи, работники СМИ.

По правилам Роскомнадзора аттестаты экспертов могут получить «лица, имеющие высшее профессиональное образование и обладающие специальными знаниями, в том числе в области педагогики, возрастной психологии, возрастной физиологии, детской психиатрии» — хотя у одной из таких организаций в качестве эксперта указан «преподаватель научного коммунизма». Перед аккредитацией необходимо подтвердить стаж работы по специальности — но судя по делу журналистки Светланы Прокопьевой, экспертизу текста которой проводила Анастасия Гершликович 1994 года рождения, на самом деле стаж — это формальное требование.

Состав группы, по данным ведомства, насчитывает 13 организаций и 159 экспертов. В их числе уже лишенные аккредитации на 120 дней Анна Волкова, Татьяна Симонова и Елена Шабалина, подготовившие 27 сентября 2019 года экспертизу песен Егора Крида. Опасность творчества рэпера для детей и подростков эксперты объясняли, ссылаясь на «мутагенный эффект» брани, обнаруженные признаки «антиценностей сатанизма» и «информационно-психологического оружия». При этом окончательно аннулировать аттестат эксперта можно только по решению суда.


КАК РАЗВИВАЛАСЬ ИСТОРИЯ ОБ ЭКСПЕРТИЗЕ ПЕСЕН КРИДА
Роскомнадзор удалил со своего сайта экспертизу песен Егора Крида. Но она осталась в архиве, и от нее невозможно оторваться



Роскомнадзор лишил аккредитации экспертов, изучавших творчество Егора Крида. Они нашли в его песнях «антиценности сатанизма»


Формально эксперты Роскомнадзора независимы от государства. Регулятор не платит им зарплату и не имеет оснований для отказа в аккредитации, за исключением судимости по тяжким статьям. РКН не заказывает сами экспертизы; это может сделать любой желающий человек, компания, некоммерческая организация, органы исполнительной и судебной власти — и их представители. Достаточно заключить договор с экспертом или аккредитованной организацией и оплатить работу.

У 81 эксперта РКН есть степень кандидата или доктора наук — среди них 30 кандидатов и восемь докторов по психологии. 66 участников сообщества совмещают экспертную деятельность с работой в российских вузах и исследовательских институтах. Авторы резонансного заключения о песнях Крида — Волкова, Шабалина и Симонова — ученых степеней не имеют.

По данным сообщества «Диссернет», пятеро экспертов РКН участвовали в спорных защитах, либо были авторами научных публикаций с некорректными заимствованиями: Татьяна Иванова опубликовала сомнительную научную работу, Александр Кириченко, Людмила Коломейчик и Лариса Шестакова участвовали в «красочных» защитах диссертаций, Людмила Степнова состоит в списке недобросовестных научных руководителей Высшей аттестационной комиссии (ВАК).

Имена некоторых экспертов РКН, изучающих не только детский контент, стали известны в связи с заявлениями в СМИ и участием в громких судебных процессах. Экспертизу по делу Светланы Прокопьевой провели Анастасия Гершликович и Александр Сорговицкий. Они обнаружили в колонке Прокопьевой оправдание терроризма «посредством утверждений о целесообразности действий террориста». Тот факт, что лингвистическую по сути экспертизу провели два юриста и нашли не существующие в статье «утверждения о целесообразности», никого не смутил.

Ольга Пушкаревич была экспертом в деле блогера Алексея Кунгурова, получившего 15 суток за статью «Допустимо ли называть русский народ говном?». Вали Енгалычев на заседании суда не смог обосновать свое заключение по делу Уржумского СВЗ — и дело, позиция обвинения в котором во многом опиралась на экспертизу, было закрыто. Кандидат искусствоведения Елена Борейша-Покорская подготовила вместе с соавторами из «Центра социокультурных экспертиз» заключение по делу против карельского историка Юрия Дмитриева. Эксперты центра сочли порнографическими фотографии приемной дочери Дмитриева, которые, по его словам, он регулярно делал для отслеживания состояния здоровья девочки. На сайте центра среди коллег Борейши-Покорской — учитель математики, политолог, переводчик, но нет ни одного сексолога.


ЧТО ТАКОЕ «ЦЕНТР СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ЭКСПЕРТИЗ»
Специалисты по порнографии и экстремизму Как работает Центр социокультурных экспертиз, чьи аналитические статьи помогают судам сажать правозащитников, националистов и Pussy Riot



Роскомнадзор не ограничивает деятельность экспертов, набранных для работы по 436-му закону. В открытом доступе нет никаких официально установленных расценок на услуги этих специалистов.

Чтобы узнать стоимость этого вида работ, корреспонденту «Медузы» пришлось представиться заказчиком экспертизы. Эксперт по книжной продукции Вали Енгалычев рассказал, что минимальная цена заключения на одну книгу — 15 тысяч рублей. В среднем исследование одного произведения обойдется издательству в 25 тысяч. Эксперт Роскомнадзора Наталия Коснова, исследовавшая в 2019 году более 200 видеосюжетов проекта «ТАСС-Дети», готова провести оценку и возрастную маркировку семиминутного видеоролика за три тысячи рублей. По ее словам, стоимость экспертизы может быть и выше, поскольку сложность и объем работы зависят от содержания предложенных заказчиком видеоматериалов.

Работу каждого эксперта можно разделить на несколько этапов. Сперва заказчик договаривается о сотрудничестве, заключает договор с экспертом — и передает ему образцы продукции. Затем эксперт уведомляет Роскомнадзор о сделке с заказчиком и приступает к работе. Выполнив исследование, эксперт оставляет один экземпляр готового заключения себе, второй передает заказчику, а третий направляет в Роскомнадзор.

Услугами аккредитованных при Роскомнадзоре экспертов пользуются в основном правообладатели для возрастной маркировки своего контента: издательства, кинокомпании, продюсерские центры и т. д. Заказчиком экспертизы может быть и государство в лице своих органов — например, судов или ФСБ. Но порядок работы с экспертами при этом не меняется: государственные органы в этом смысле находятся в равных условиях с частными заказчиками.

Экспертным организациям для получения аккредитации необходимо наличие в штате не менее трех специалистов, соответствующих критериям эксперта. Однако, чтобы работать самостоятельно, эти сотрудники должны подать документы на аккредитацию от своего имени как физические лица. В архиве экспертиз также можно найти прецеденты, когда организация заказывала исследование собственному сотруднику.


Сетевое сопротивление

Самый первый аттестат экспертной организации 15 марта 2016 года получило «Родительское всероссийское сопротивление» (РВС), созданное в 2013-м на базе движения Сергея Кургиняна «Суть времени». Жена политика Мария Мамиконян возглавляет эту структуру, имеющую больше 80 филиалов и поддерживающую отношения с другими родительскими организациями и движениями: Ассоциацией родительских комитетов и сообществ (АРКС), движением «За жизнь!», Национальной родительской ассоциацией (НРА), православным движением «Сорок сороков», «Союзом отцов», организацией «Общее дело».


Мария Мамиконян

Движение «Суть времени» начинало деятельность с акций против «оранжевой угрозы», затем включило в свою повестку «антиювенальную» проблематику, из чего и родилась сеть «Родительского всероссийского сопротивления». В 2017 году, по данным Минюста, организация потратила 6,7 миллиона рублей, в том числе 2,9 миллиона рублей из федерального бюджета — их направили на реализацию «социально значимого проекта» «Шаги истории». Одноименная стенгазета распространялась по учебным заведениям, каждый ее выпуск был приурочен к важным историческим событиям; издание критиковали за радикальный сталинизм и антиамериканизм.

В учредительном съезде «Сопротивления» в феврале 2013 года участвовала глава Ассоциации родительских комитетов и сообществ Ольга Леткова. Между РВС и АРКС было подписано соглашение о совместных действиях в сфере защиты детей. Вскоре после съезда в ряде СМИ прошла информация, что они выведут сторонников на «Марш в защиту детей» из-за резонансного дела о гибели усыновленного трехлетнего Максима Кузьмина в США. Хотя в итоге в мероприятии принимала участие только АРКС.

Это мероприятие было инициировано движением «Русские матери» (входит в ассоциацию родительских комитетов). Координатор «Русских матерей» — борец с западной ювенальной системой Ирина Бергсет, которая утверждала, что в Норвегии ее младшего сына подвергали групповому изнасилованию, одев в костюм Владимира Путина — якобы по инициативе ее норвежского мужа Курта Бергсета. Также она рассказывала, что в детдомах Финляндии русских детей принято заворачивать в ковер, после чего они сходят с ума или умирают от разрыва сердца.

В петербургских акциях «Родительского сопротивления» участвует партия Николая Старикова «Великое Отечество» (ПВО). Стариков также является одним из инициаторов создания «Антимайдана», движения против «цветных революций». Инженер-экономист химической промышленности по образованию, он написал уже почти два десятка книг, большинство из которых посвящены истории России. Труды Старикова критиковали за конспирологию; в 2015 году была сорвана его лекция в РГГУ.

Сторонников всех этих организаций объединяет идея о тотальной зависимости России от Запада, главная цель которого, по их мнению, искоренение православия и традиционных семейных ценностей. Совместно с движением против абортов «За жизнь!» сеть «Родительского сопротивления» поддерживает декриминализацию домашнего насилия, проводит акции и пишет петиции против абортов, ювенальной реформы и полового образования. Эти проблемы члены «Сопротивления» называют главными для российских родителей.


ВОТ КАК ОНИ ЭТО ДЕЛАЮТ
Эксперты решили, что семинары по профилактике ВИЧ «уничтожают детство» и разрушают семейные ценности. Что?!



Региональные партнеры «Сопротивления» не всегда разделяют повестку организации, например в случаях, когда родители защищают ВИЧ-отрицателей, — однако действуют они обычно все равно согласованно с центром. Масштаб этой сети можно оценить по открытому письму против закона о домашнем насилии, подписанному 182 некоммерческими организациями. К открытым письмам «Сопротивления» и Ассоциации родительских комитетов и сообществ часто присоединяются военно-спортивные и казачьи клубы. При этом НКО и отдельные активисты могут состоять в нескольких объединениях сразу. Кроме того, представители разных организаций нередко участвуют в общих мероприятиях и просто делятся друг с другом опытом. Вопросы защиты детей от интернет-угроз поднимаются активистами регулярно и позиционируются как исключительно важные.

Один из авторов исследования песен Егора Крида, эксперт РКН с приостановленной аккредитацией Анна Волкова — руководитель проекта «Медиапатруль» «Городского родительского комитета Севастополя». Проект занимается «ограждением детей от вредной информации» и просвещением общественности о нормах соответствующего закона, поскольку, по словам Волковой, предприниматели часто не знают, что информационная продукция нуждается в возрастной маркировке — и не заказывают экспертиз.

Начальница Волковой в родительском комитете Елена Майко сначала делала политическую карьеру в партии «Великое Отечество», после чего создала «Городской родительский комитет», фактически продублировав уже имеющиеся местные родительские объединения. Также Майко непосредственно связана с организациями «Трезвый Севастополь» и «Берегиня» (входит в ассоциацию родительских комитетов); обе организации имеют общий адрес регистрации.

«Трезвый Севастополь» занят продвижением и отстаиванием идей собриологии — лженауки, пропагандирующей отказ от алкоголя путем преувеличения любых опасностей, связанных с ним. Еще до официального учреждения, в 2014 году, «Трезвый Севастополь» организовал в городе встречу с Владимиром Ждановым, который представляется профессором «Международной академии трезвости». В одной из своих лекций он рассказал, что у «дрожжевой бактерии» есть глаз, рот, хвост и клоака, откуда выходит этиловый спирт.

О деятельности «Берегини» сообщается на странице реестра организаций, который ведет «Женское евразийское общество»: «Основная цель — ответственное, осознанное родительство во благо развития потенциала детей и потенциала семьи через изучение и применение лучшего (преимущественно отечественного) опыта, в том числе достижений научной мысли».

В 2013 году в сюжете программы «Наше время» Елена Майко была представлена как член неоязыческого движения «Возрождение. Золотой век».



Елена Майко
Личная страница Елены Майко во «ВКонтакте»


Похожим образом функционирует Тюменский центр защиты материнства «Покров», там работают временно лишенные аккредитации Роскомнадзора эксперты Елена Шабалина (специалист по доабортному консультированию) и Татьяна Симонова (редактор). «Покров» и «Тюменский родительский комитет» тоже зарегистрированы по общему адресу. А заместитель председателя «Покрова» Константин Шестаков одновременно руководит программой «Просвещение» движения против абортов «За жизнь!».

Соратник «Тюменского родительского комитета» — движение «Трезвая Тюмень». В качестве экспертной организации при Роскомнадзоре она аккредитована в начале 2018 года. Создатели «Трезвой Тюмени» разработали специальную программу, последний пункт которой — «утверждение и сохранение Трезвости [так в оригинале, с прописной буквы] в России на веки вечные».





Tags: "ЗАПОВЕДНИК", БольшеАДА, ДуховныяСкрипы, РАЗруха в голоВАХ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments