storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

Технология разгона.

Как власти готовятся к акциям оппозиции


Митинг 27 июля 2019 года. Фото: Maxim Shemetov / Reuters

После летних митингов руководство силами полиции и Росгвардии на массовых акциях перешло к ФСБ


Кремль изменил тактику при разгоне акций протеста после летних выступлений оппозиции и готовится к новым митингам. Теперь руководство штабом, который создается в преддверии массовой акции, в большей степени перешло к сотрудникам ФСБ. В администрации президента надеются, что это поможет снизить уровень жестокости сотрудников правоохранительных органов.


Под управлением Лубянки

После протестов в Москве летом 2019 года руководство сотрудниками правоохранительных органов, которые работают на массовых акциях и участвуют в разгоне митингов, перешло к офицерам ФСБ. Именно им администрация президента в последнее время доверяет возглавлять штабы, которые создаются из числа столичных силовиков незадолго до массовых акций. Как говорят два собеседника Republic, близких к руководству спецслужбы, в аппарате Кремля остались недовольны тем, как действовали полицейские и бойцы Росгвардии во время акций из-за недопуска независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму: митинги и шествия сопровождались массовыми задержаниями, избиениями и арестами.

Штаб создается к каждому протестному мероприятию и состоит из руководителей МВД, Росгвардии, мэрии и управления по защите конституционного строя ФСБ. На жестком разгоне летних акций настаивали представители Росгвардии и мэрии. Именно эти структуры, как писал Republic, во многом впоследствии определили судьбу фигурантов «московского дела». Поскольку в администрации президента увидели растущее недовольство в обществе из-за действий полицейских, руководство штабом перешло к офицерам ФСБ. Они, например, курировали меры безопасности на согласованном митинге на проспекте Сахарова 29 сентября. Эта акция обошлась без задержаний.

Это не означает, что все митинги будут проходить мирно и что полиция и ОМОН будут действовать корректно, признает один из собеседников Republic. Но в администрации главы государства надеются, что перераспределение полномочий поможет снизить уровень жестокости в ходе разгона митингов.


«Наружка» и мониторинг соцсетей

В штаб ⁠стекается вся информация до начала и во время массового мероприятия. ⁠Так, подготовка к митингу начинается с рапорта ⁠или докладной записки, которую сотрудники управления по противодействию экстремизму ⁠МВД (Центр «Э») или Бюро специальных ⁠технических мероприятий (БСТМ или ⁠управление «К» МВД) составляют по итогам мониторинга социальных сетей.

«Эшники» следят за аккаунтами оппозиционеров в ручном режиме, отсматривая их профили один за другим. Так же устроена работа оперативников и по «антиэкстремистским» статьям: полицейские изучают сотни страниц пользователей «ВКонтакте» и, обнаружив пост или картинку, которая может лечь в основу уголовного дела, запрашивают персональные данные у администрации соцсети. В отличие от Центра «Э», БСТМ автоматизировал слежку за несистемными политиками: за сообщениями в Twitter, Facebook, «ВКонтакте» или на других платформах наблюдает система мониторинга, которая составляет автоматические отчеты по ключевым словам. Технически БСТМ лучше оснащено, чем Центр «Э», поскольку управление в основном занимается уголовными делами, связанными с действиями хакеров. В БСТМ в последние несколько лет высказывались и о том, что «социальные сети нередко несут в себе потенциальную угрозу устоям общества».

В докладную записку на имя начальника местного управления МВД включается дата вероятного митинга, время и место, а также предполагаемое число участников и имена организаторов. После этого составляется план действий для управления по обеспечению охраны общественного порядка и для оперативных служб, а ближе к дню акции формируется штаб.

Штаб координирует действия сотрудников правоохранительных органов во время митинга, продумывает расстановку заграждений и нарядов, выбирает тактику задержаний. «Расчет количества сотрудников тоже делает штаб на основе информации от управления по противодействию экстремизму. Они выясняют, сколько ожидается участников на протестной акции, и решают, сколько сотрудников потребуется», – говорит председатель Московского межрегионального профсоюза полиции Михаил Пашкин.

Центр Э также прослушивает лидеров оппозиции и следит за ними в публичных местах, полагает Пашкин. Это подтверждает собеседник Republic, работавший в МВД. По его словам, перед акциями за политиками постоянно следуют несколько сотрудников МВД. Активисты неоднократно замечали за собой «наружку». Так, директор ФБК Иван Жданов публиковал видео, как его автомобиль преследует машина: внутри находился человек, снимавший Жданова на камеру. Неизвестные преследовали и Дмитрия Гудкова, а в офисе Фонда борьбы с коррупцией находили прослушивающие устройства.


Дроны, вертолеты, видеосъемка

В основном штаб следит за происходящим по видео, которое снимают сотрудники Центра «Э», управления охраны общественного порядка МВД, внутренних войск и из управления по защите конституционного строя ФСБ. Собеседник Republic называет таких видеооператоров «кинокрутами» – в профессиональной среде так говорят о киномеханиках, которые буквально «крутят кино».

«Кинокруты» работают на мероприятиях в гражданской одежде, но их легко вычислить в толпе: зачастую они одеты в похожую одежду, в руках держат небольшие камеры, стараются скрыть свои лица с помощью очков или платков; их не задерживает полиция, хотя иногда случаются казусы.

Видео с этих камер транслируется в штаб. При этом штаб почти не использует стационарные камеры наблюдения, которые установлены на улицах Москвы и следят, например, за движением транспорта: они дают картинку не очень большой четкости и не записывают звук, что не позволяет быстро оценить ситуацию, говорит собеседник, знакомый с методами работы МВД на массовых акциях. Это объясняет, почему летом 2019 года правоохранительные органы периодически упускали большие группы протестующих, которые шли маршем по Арбату: вокруг не было сотрудников с камерами, а городские системы видеонаблюдения не были подключены к инфраструктуре штаба, объясняет источник Republic.

В таких случаях понять, где находятся протестующие, помогают вертолеты полиции и дроны, которые поднимают в небо в том случае, если ожидается масштабная акция протеста. Так было, например, во время событий 2011–2012 годов, рассказывает Владимир Воронцов, бывший сотрудник правоохранительных органов, который в 2018 году создал паблик «Омбудсмен полиции» для полицейских.


«Римская черепаха»

Решение о том, насколько жестко должны действовать сотрудники МВД и Росгвардии, принимают члены штаба совместно с сотрудниками администрации президента и городскими властями, говорят два федеральных чиновника и бывший высокопоставленный сотрудник полиции.

Штаб дает общие установки бойцам Росгвардии и второго оперативного полка МВД, которые работают на акции. Они распределяются по секторам, размер которого зависит от конкретной местности, а работу групп задержания координируют ответственные – обычно это старший по званию. Точечными задержаниями руководят сотрудники Центра «Э»: за каждым сектором также закреплен оперативник, который может приказать задержать человека, даже если он только что вышел из метро и еще ничего не успел сделать. Так, минувшим летом известные оппозиционеры зачастую даже не успевали дойти до места проведения митинга: например, 27 июля была задержана юрист ФБК, незарегистрированный кандидат в Мосгордуму Любовь Соболь сразу же после появления на Трубной площади.

На случай, если согласованная акция перерастет в несогласованную, Росгвардия и МВД держат неподалеку от Москвы резерв. Например, 10 августа после митинга на проспекте Сахарова часть участников прошли к администрации президента. Там их уже ждал резерв Росгвардии. При этом уровень подготовки сотрудников правоохранительных органов может быть довольно низок, жалуется бывший сотрудник МВД: «Сейчас все происходит незамысловато: построить ряд и пойти махать дубиналом». По его словам, полицейских не учат методикам работы на акциях, которые были разработаны еще в СССР: «Суть всех методик – построение стены и оттеснение протестующих. Если сотрудники с щитами, то построение выглядит вроде “римской черепахи”. Первый ряд стучит палками, чтобы предупредить, что они идут, и таким образом оказывают психологическое воздействие. Второй ряд ставит щиты под углом наверх для того, чтобы удержать камни и все остальное».

Поскольку в московской полиции не хватает сотрудников, к работе на акциях привлекают «сотрудников с земли», например, участковых. «В полку огромные переработки, людям за переработки не платят. Хотя сейчас сотрудникам, которые работали на акциях, по крайней мере в отделах, заплатили по 26 тысяч рублей», – отмечает Пашкин.



Илья Рождественский
Алина Пинчук
15 ОКТЯБРЯ 2019



Tags: "ЗАПОВЕДНИК", Остров Кремль, Предчувствие большого шухера, ссыкуны вы мои ссыкуны
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • PRO Zapad

    Запад должен. Запад поможет. Запад введёт… Запад подрывает. Запад хочет. Нам чужды принципы Запада. И везде ентот Запад. С двух…

  • Про инфляционные "чудеса"

    Росстат: в России рост цен на продукты за год в 7,5 раз превысил показатели в ЕС Продовольственная инфляция в России— 8,2%, а в странах ЕС…

  • Пригожин предложил полмиллиона долларов за поимку Ходорковского

    PhotoXPress Одиозный петербургский бизнесмен Евгений Пригожин предложил полмиллиона долларов за поимку бывшего главы ЮКОСа Михаила…

promo kabzon 17:00, yesterday Leave a comment
Buy for 20 tokens
Информация о том, что в Ишимбай повезли "чужой мусор" вколыхнула не только общественность города, но и заставила оправдываться тех, кто это натворил. Первым честь мундира начал защищать Первый заместитель министра природопользования и экологии Республики Башкортостан. "Да вы что,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments