storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Category:

Точки невозврата.

Государство без людей



Послание Федеральному собранию. Фото: Mikhail Klimentyev / Kremlin / Reuters

В твоей стране теперь – чужое государство, с которым не стоит иметь ничего общего

Смешно вспоминать этот старый разговор – так давно все случилось. Уже после Крыма и после начала войны, но все равно в другой стране, которая была чуть посвободней этой, нынешней. Хотя эта, нынешняя, называется так же, как и та, в которой мы беседовали. Называется Россией.

Логика повествования требует продолжения: «Не знаю даже, почему я про это вспомнил» и так далее. Но это неправда, я знаю, почему, оттого и решился поделиться малозначительными собственными воспоминаниями.

Мы сидели в гостях у общего приятеля и разговаривали о происходящем вокруг. Не помню точно, что именно тогда происходило вокруг, но наверняка какая-нибудь дрянь. К тому же, мы пили чай, а это, знаете ли, настроения не поднимает.

И одна мудрая (тут иронии нет, действительно мудрая) женщина спросила:

– А вот вы когда поняли, что точка невозврата пройдена?

Я, честно сказать, вообще ничего не понял. Не понял, что она имеет в виду. Оказалось, вопрос про то, когда я для себя решил, что с этой властью дел иметь нельзя в принципе. Что надо аккуратно выстраивать собственный параллельный мирок, стараясь не превратиться при этом в пламенного революционера.

Не знаю, как вы, а я лично против революций. Предки пробовали уже, поливали обильно родную землю кровью. Ничего хорошего из родной земли после этого не вырастает.

– Наверное, после дела Pussy Riot, – подсказала она, видя, что я задумался.

Я и правда задумался. Тут ведь все непросто: на самом деле еще даже до Болотной, до 6 мая 2012-го, и тем более до «болотного дела» я принял свое маленькое решение: никогда больше не участвовать в проектах, в которых есть государственные деньги. Даже в самых благих. Никого при этом не осуждая. Не такой уж и большой подвиг, говоря между нами. Пока держусь.

Но при этом – к сожалению, не так просто найти правильные слова – и вал диких законов, которые начала производить шестая Дума, и «болотное», и дело Pussy я воспринимал не до конца всерьез. Не верилось, что это по-настоящему, хотя это было по-настоящему и моих хороших знакомых судили. Девочку, тексты которой я редактировал, судили. Но чувство нереальности этой новой реальности никуда не исчезало. Происходящее становилось обыденностью, но не успело стать нормой. Морок какой-то. Это просто не может продолжаться долго. Так не бывает. Сейчас все очнутся, сейчас все кончится.


Обыкновенное детоубийство

Пока не случился ⁠так называемый закон Димы Яковлева. Он же «закон подлецов». Пафос ⁠царапает глаз, но второе название ⁠все-таки лучше. Просто вот вдруг выяснилось, что в ответ на ⁠обиду, нанесенную американцами, – не важно ⁠даже, с поводом или ⁠без – нескольким влиятельным государственным людям можно взять и лишить будущего детей. Причем самых несчастных, самых невезучих из всех детей, которые у нас здесь есть. А некоторых – убить. Не сразу, с оттяжкой, но так ведь еще страшнее.

Я потом специально интересовался, как это было. Как с теми единороссами, которые понимали, на что их толкают, и пытались соскочить, проводили в кулуарах строгие разъяснительные беседы. Это принцип круговой поруки – каждый участник организованной преступной группировки обязан выстрелить в тело приговоренного к смерти в соответствии с правильными понятиями. Никто не должен остаться чистым. Всем полагается голосовать «за».

Как сломали карьеру выдвиженцу из кремлевских молодежек, который рискнул заикнуться, что, может быть, хоть инвалидам оставить шанс на усыновление? Он внес свою поправку, очнулся, испугался, отозвал. Часа, кажется, через два после того, как внес. Не помогло. Прервали полет, томится теперь на какой-то унылой должности без перспектив. Впрочем, не жалко.

Дальше ничего уже не удивляло. Нет, опять неправильно. Конкретные инновации удивляли, конечно, и продолжают удивлять. На днях вот в очередной раз медитировал над свежей идеей сенатора Клишаса, автора закона об обязательности любви к властям. Хочет теперь «блокировать пользователей мессенджеров» за разные там шалости. Красиво ведь звучит – блокировать пользователей. Такие бездны открываются.

Но это частности, а в целом стало как-то понятно, куда они движутся и к чему придут.

Закон Димы Яковлева и стал моей личной точкой невозврата. Это вещь непоправимая. Нет, по счастью, сам-то закон можно отменить (моя «прекрасная Россия будущего» начнется именно с отмены этого закона, если вообще когда-нибудь начнется). Но не отменишь людей, которые его придумывали, которые за него голосовали, которые его оправдывали.

Совокупность которых и называется сегодня государством.


От Крыма до Москвы

Потом я много раз наблюдал, как самые разные люди осознавали вдруг, что от этого, здесь и сейчас сформировавшегося государства лучше держаться в стороне. Не воевать с ним (самоубийство – грех), не прятаться в подполье. Продолжать платить налоги, продолжать жить внутри дичающей обыденности (и то – не умирать же). Но все это при четком понимании, что в твоей стране теперь – чужое государство. Государство, с которым не стоит иметь ничего общего.

Знаю людей, для которых точкой невозврата стал Крым. Демонстрация готовности весь мир вывернуть наизнанку только ради того, чтобы под шумок уволочь то, что плохо лежало. Знаю людей, для которых точкой невозврата стала война. Воющие стада экспертов на ток-шоу, «легендарные ополченцы» с блатными погонялами вместо имен и настоящие смерти. Русских, украинцев, гражданских, военных, «легендарных ополченцев». И одна простая, ясная мысль иглой где-то в мозгу: нормальных отношений с самыми близкими нашими соседями не будет уже никогда. Все сломано.

Знаю людей, которых добило убийство Немцова. Не потому даже, что они как-то особенно любили Немцова при жизни, тут как раз всякое бывало, а потому, что стало вдруг понятно: убивать тех, кто кому-то во власти не понравился, теперь тоже можно. И что заказчиков убийства никогда не найдут. Тоже, можно сказать, этап.

Да что там. Я знаю одного человека, для которого точкой невозврата стали контрсанкции. Он мирился с прочим, но не вынес запрета на вкусную еду. Он, понимаете, просто очень любил гусей. В хорошем смысле, не так, как велит известный (и неприличный) мем, доходчиво описывающий внешнюю и внутреннюю политику РФ – «воруй, убивай» и так далее. Нет, так, как любил их Михаил Самуэльевич Паниковский, человек без паспорта. Печеными, с яблоками. И вот он просто не мог перенести, что гусей теперь давят бульдозерами. Не могла с этим смириться его нежная розоватая душа.

И теперь я вспомнил тот давний разговор, потому что «московское дело» – с его дикими, явно неправосудными приговорами, с хрупкими омоновцами, которые лгут в судах о своих невыносимых страданиях, с привычным воем пропагандистов, создающих правильный информационный фон, – тоже превращается в очередную точку невозврата для многих и многих, почувствовавших вдруг, что стать жертвой государства не просто реально, но очень даже легко. Для этого вообще не нужно прилагать никаких усилий. Иногда достаточно не вовремя ответить на телефонный звонок всего лишь. Или выйти из метро.


Бег по кругу

Удобно, конечно, жонглируя словами, разделять государство и страну. В таком разделении даже есть свой смысл, но реальность все-таки немного путаней. Государство и страна срослись, проросли друг в друга, и все плохое, что с государством происходит, становится болезнью для страны. И чем больше плохого происходит с государством, тем меньше у страны шансов когда-нибудь выздороветь.

А вот этот вот стабильный рост числа людей, нашедших и прошедших свою личную точку невозврата, – тоже ведь беда и для государства, и для страны. Я, допустим, потеря небольшая (хотя уничижение, говорят, паче гордыни), но среди тех, кто больше никогда с государством дел иметь не будет, много людей достойных, способных, тех, кто мог бы сделать что-то хорошее.

Мог бы, но не сделает. Те, кто посмелей, сбежали уже или еще сбегут, остальные смотрят со стороны на то, как государство разъедает страну, как государство превращается в неизлечимую болезнь. В неоперабельную опухоль.

Государство последовательно отпихивает от себя тех, кто мог бы приносить реальную пользу. Выталкивает наверх людей нарочито убогих. Ну, посмотрите, например, на депутатов, почитайте новости из Государственной думы. «Лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский предложил открыть в столице традиционную русскую чайную с самоварами и баранками. Свое предложение он озвучил журналистам». А Жириновский – между прочим, без шуток – настоящий там интеллектуал и на фоне коллег смотрится выигрышно.

Замкнутый процесс, гонка по кругу без шанса на финиш. Чем дальше государство движется в избранном направлении, тем больше людей, способных это направление изменить, стремятся уйти в сторону. И чем таких людей больше, тем глубже государство вязнет в ржавом болоте одичания.

А на любые попытки поговорить – протесты против профанации выборов, к примеру, это ведь всего лишь попытка поговорить – отвечает дубинками и судами. Снова, как ненужную обузу, стряхивая прежде лояльных людей, которые вдруг что-то в происходящем начали понимать.

Я пристально слежу за тем, как государственные люди сначала выдумывают, а потом разоблачают и карают «внутренних врагов». Есть такой специфический российский спорт, и даже жаль, что он не входит в число олимпийских дисциплин. Здесь бы мы точно всех порвали даже без манипуляций с мочой. Слежу и прихожу к выводу, что главный революционер в России – именно государство. Совокупность косноязычных людей, которые регулярно обещают защитить родину от бесчинств кровавого Майдана. Жаль, конечно. Предки ведь пробовали уже землю кровью поливать. Ничего хорошего потом не вырастает.



Иван Давыдов Публицист
10.10.19. 14:00



Tags: Великий Пу, ИтогИ, Остров Кремль
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • В СУДАХ РОЖДАЕТСЯ ПОКОЛЕНИЕ МОГИЛЬЩИКОВ РЕЖИМА

    Как Егор Жуков в суде превратился в символ молодежного протеста, зачем Совет судей придумал "Концепцию информационной политики судебной…

  • Когда самое время бросить что-то на вентилятор

    Экс-ведущая передачи "Соловьиные трели" уверена, что настало время вступится за тех, кто хочет жить в правовом государстве, а не…

  • (0)

    Дмитрий Медведев допустил 11 ошибок в двухчасовом интервью телеканалам Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев polirussia.com Интервью Медведева…

Buy for 20 tokens
Вы можете спросить: а какое нам вообще дело до проблем Башнефти? А я вам отвечу – прямое! Башнефть, если кто не в курсе, это основной поставщик денег в бюджет Республики Башкортостан. Упадет доля рынка, упадут продажи и прибыль. Упадет прибыль – упадет количество налогов в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments