storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Category:

Белорусский партизан.

Какой вариант решения проблемы-2024 удобнее для Путина?



Александр Лукашенко и Владимир Путин. Фото: Kirill Kudryavtsev / Reuters

Минской элите объяснят, что ей не надо сдаваться Москве «с потрохами». Все сохранят свои посты, даже батька


И вновь Владимир Путин оказался у нас на распутье. Для сохранения власти после 2024 года он должен выбрать стратегию из трех возможных вариантов: трансформация нынешней президентской республики в парламентскую, продление своего президентского правления до бесконечности или реанимация Союзного государства России и Белоруссии с введением реальных союзных органов правления.

Сразу замечу, что вариант «преемник» я здесь рассматривать не буду, поскольку, если политик в 72 года (а именно столько стукнет Путину в 2024-м) подбирает себе на шесть лет преемника, то это выглядит скорее как вариант полной передачи власти другому лицу. Рассмотрим более реалистичные сценарии.


Парламентская республика


Вариант с внесением изменений в Конституцию ради перехода к парламентской республике хорош тем, что Путин сможет таким образом раз и навсегда решить формальные проблемы своего бесконечного пребывания у власти. С президентского поста он перейдет вновь на премьерский, но уже не для того, чтобы пересидеть там несколько «юридически неблагоприятных» лет, а для того, чтобы оставаться главой правительства пожизненно. Причем в основном с теми властными полномочиями, которые сейчас по Конституции принадлежат президенту.

Если в 72 года Путин станет премьер-министром, то того срока, который, например, пребывала канцлером Германии Ангела Меркель (14 лет), ему, скорее всего, хватит для пожизненного правления Россией (ну, может, на три-четыре годика придется ее пересидеть!). И никто не сможет сказать на Западе, что Путин, мол, превратился в диктатора: премьер-министры и там правят подолгу – пока остается у власти их партия или пока они сохраняют в партии свой авторитет.

С авторитетом у Путина могут возникнуть некоторые проблемы. Такая президентская система, как в нынешней России, хороша для автократов тем, что они раз в шесть лет интенсивно промывают мозги избирателям, получают от них поддержку и дальше спокойно правят, не обращая внимания ни на соратников по партии, ни на парламент. Механизм импичмента столь сложен, что даже в особо неблагоприятной для президента ситуации вероятность его использования невелика. В парламентской же системе все иначе. Путин оказывается в зависимости от парламентариев, которые могут в любой момент отправить правительство в отставку и сформировать новый кабинет с новым премьер-министром.

Даже в те годы, когда рейтинг Путина был постоянно высоким, он не стал трансформировать систему в этом направлении. А сегодня, когда Путин уже немолод и не столь харизматичен, а его рейтинг падает из-за провального решения пенсионной проблемы, оказываться в полной зависимости от парламента ему опасно. Даже если там будет доминировать «Единая Россия». Вдруг однопартийцы в какой-то момент сочтут, что «Акела промахнулся», и начнут искать более молодого лидера, дабы в целом сохранить правящие позиции своей партии? Понятно, что у Путина сохранятся силовые методы поддержания дисциплины среди однопартийцев, но все равно риск утраты власти в парламентской системе слишком велик. Думается, Путин пойдет на такие изменения лишь в самом крайнем случае: если все остальные варианты не сработают.


Продление президентства


Но, может быть, нынешний президент России решит пойти по наиболее простому и циничному пути сохранения власти? Продлит тем или иным образом свои президентские полномочия надолго. Например, введет в Конституцию норму, согласно которой можно править три или даже четыре срока подряд. Или проведет референдум о введении для себя пожизненного правления Россией. А может, из-за «нарастающих угроз» со стороны Запада введет чрезвычайное положение и вообще отменит на неопределенный срок все выборы, включая президентские.

Формально это вполне приемлемый путь сохранения власти. И на первый взгляд наиболее простой. Однако в условиях падения популярности Путина этот вариант несет ему значительно большие риски, чем вариант перехода к парламентской республике. Думается, что даже если выборы в такой системе будут сохранены, Путину для победы на них придется прибегать ко все большим фальсификациям – формальным (вбросы бюллетеней, принуждение бюджетников к голосованию) или неформальным (отстранение от участия в избирательной гонке хоть сколько-нибудь реальных конкурентов). А для успеха фальсифицирования придется во все большей степени опираться на силовую поддержку. Не обязательно стрелять по толпе или разгонять протестные митинги, но, во всяком случае, всегда держать штыки наготове. То есть сидеть на штыках, что делать, как известно, весьма неудобно.

В случае бесконечного президентства Путин при формальном сохранении народной поддержки окажется на деле фигурой не слишком популярной и, следовательно, будет в полной зависимости от силовиков. А ведь это еще хуже для него, чем полная зависимость от парламентариев. В борьбе против строптивых членов партии власти всегда можно использовать силовиков, но как быть, если силовики сочтут нужным поставить во главе страны более молодого, харизматичного и толкового лидера из собственной среды? Лидера, который помирится с Западом и вернет российской элите (силовой, в том числе) возможность спокойно хранить там деньги, иметь виллы, яхты и деловые интересы без опасения попасть в черные списки.

Понятно, что Путин страхуется и на этот случай: недаром он разделил силовиков на несколько враждующих друг с другом структур, замыкающихся лично на президента. В случае проявления нелояльности со стороны одной структуры у него есть возможность опереться на другую. Тем не менее, риски велики. Один серьезный просчет – и ты не президент.


Союзное государство


Удобный вариант сохранения власти для Путина предполагает два условия. Во-первых, ему желательно по-прежнему опираться на широкую народную поддержку, а не на поддержку какой-нибудь из силовых или политических структур. Во-вторых, ему надо, несмотря на преклонный возраст и утрату харизмы, поддерживать свой авторитет в массах, чтобы снизить таким образом вероятность политического или силового переворота. Даже если в элитах к Путину будут со временем относиться все хуже, вероятность его смещения с поста останется невысокой до тех пор, пока он с помощью промывания мозгов (без крупных силовых акций) способен управлять народом.

Обеспечить эти два условия одновременно нелегко. Насколько мне известно, никто еще пока не придумал лучший вариант для этого, чем мирное объединение России с Белоруссией. Во-первых, такое объединение скорее всего вновь пробудит в довольно большой части народа те чувства, которые пробуждались в 2014 году присоединением Крыма. А во-вторых, при слиянии двух государств появится новый высший государственный пост, на который Путин сможет баллотироваться без старых конституционных ограничений.

Работать над «проблемой Белоруссии» будут, конечно, не так, как над «проблемой Крыма». Здесь, скорее, используют метод кнута и пряника.

С одной стороны, мы видим, что у Александра Лукашенко уже начинают появляться проблемы в обеспечении дешевыми российскими энергоносителями. Проблемы могут стать серьезнее, если вдруг какой-нибудь наш «Рос…позор» сочтет белорусские товары недостаточно качественными и безопасными для реализации на российском рынке. И совсем плохо станет батьке, если под очередным надуманным предлогом наши власти ограничат возможность для белорусских гастарбайтеров трудиться на территории России.

С другой же стороны, минской элите объяснят, что от нее вовсе не требуют сдаваться Москве «с потрохами». Все сохранят свои посты, включая даже батьку. Все сохранят свои привилегии и доходы. А маленькая, но гордая Белоруссия в целом сохранит свой государственный статус (флаг, герб, гимн, МИД, зарубежные посольства и т.д.). Однако при этом будет значительно укреплено давно уже существующее Союзное государство. У него появится реальный глава, которому переподчинят армию, службы безопасности и национальную гвардию. Хозяйственные же вопросы оставят на попечение минской элиты, не исключая возможности кормиться взятками.

Как сказал бы в такой ситуации дон Корлеоне из «Крестного отца», это предложение, от которого нельзя отказаться. При нем и волки оказываются сыты, и овцы целы. И Путин получает то, что ему нужно для сохранения власти, и Лукашенко остается не внакладе, сохраняя пожизненно свои позиции с утратой не столь уж существенной части властных полномочий. Поэтому хотя чисто технически реанимировать Союзное государство с введением существенных поправок в конституции двух стран – дело непростое, такой вариант обеспечения своего будущего для Путина значительно привлекательнее остальных.

Путин, конечно, знает, что нельзя все яйца класть в одну корзину. На случай, если батька всерьез заартачится, проникнется национальной гордостью и откажется союзничать в удобной для Путина форме, у Кремля будет план «Б» или даже план «В». Так что нельзя исключить полностью ни переход к парламентской республике, ни продление путинского президентства. Нельзя исключить и применение каких-нибудь иных имперско-патриотических акций, если нельзя будет предъявить электорату Белоруссию на блюдечке с голубой каемочкой. Единственное, что крайне маловероятно – выход Путина на пенсию в 2024 году с утратой всех властных полномочий.



Дмитрий Травин
Научный руководитель Центра исследований модернизации ЕУСПб
11 ФЕВРАЛЯ 2019





Tags: «Татаро-монгольскЭ», ВИЗАНТИЙСКО Э, Особый взгляД
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
1) Внешняя военная угроза, сговор государства с оккультистом, позволивший внедрить новые разведывательные технологии, иностранный агент, вызвавший братоубийственную войну, роковая женщина с Востока, соблазнившая представителей высшей элиты, убийство главы государства при помощи дрона - не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments