storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Category:

«В России кредиты берут, чтобы себя порадовать»

Экономист Сергей Жаворонков о долгах населения страны


Реклама микрозаймов. Фото: Виктор Коротаев / Коммерсантъ


По данным Федеральной службы судебных приставов, выезжать за границу из-за долгов не могут 2,8 миллиона россиян — это цифра на 1 сентября 2018 года, озвученная сегодня ТАСС. Из них у 1,3 миллионов долги по кредитам. Год назад выезд был закрыт 1,6 миллионам жителей России. Такой запрет накладывают на тех, у кого сумма долга более 30 тысяч рублей. Для должников по алиментам действует порог в 10 тысяч рублей. Экономист Сергей Жаворонков полагает, что это связано с низкими доходами населения. В разговоре с нами он также отметил, что не считает закредитованность российского населения высокой.


Сергей Жаворонков

— С чем связан рост закредитованности населения?

— Население последние четыре года не богатело. С 2014 года по 2017 год включительно официально имело место падение реальных доходов населения. В этом году реальные доходы населения начали расти. Прежде всего это связано с единовременными выплатами бюджетникам перед президентскими выборами. К осени этот эффект сошел на нет. Понятно, что в этих условиях люди, чтобы не снижать привычный уровень своего потребления, берут кредиты.

Но я бы не сказал, что у нас очень высокая закредитованность. В России 110 миллионов избирателей, то есть совершеннолетних, не находящихся в местах лишения свободы. Три миллиона человек — это меньше 3% от взрослого населения.

И по деньгам у нас закредитованность не такая высокая. По потребительским кредитам — 12 триллионов рублей. А всего у нас около 13,5 триллионов рублей — учитывая ипотеку и так далее. Нельзя сказать, что закредитованность сильно растет или падает. За последний год она увеличилась на два триллиона рублей, при этом снизилась просроченная задолженность.

Средний кредит на человека — 90 тысяч рублей. Это условная статистика — многие вообще не берут кредитов, а те, кто берут, могут брать большие.

— В ближайшее время стоит ли ожидать снижения или повышения людей, берущих кредиты?

— Главная проблема российских кредитов в том, что они достаточно короткие и дорогие. У нас очень большой разрыв между инфляцией и уровнем кредитных ставок. Была инфляция 2,5%, ожидается 3,5−4%. При этом ставки потребительских кредитов начинаются от 13−14% при наличии залога. А если залога нет, то ставка будет 30−40%.

Если доходы населения России будут устойчиво расти, то нужда в кредитах у людей снизится.

Также очень многое зависит от культуры страны. Есть страны, где принято жить в кредит. В пример можно привести Японию. Там это считается нормальным, многие берут кредиты, а потом долго их выплачивают. В США считается, что кредит — вещь нежелательная, его надо брать, если деваться больше некуда. Там люди берут кредиты, если нужно купить жилье, оплатить обучение, то есть на то, что относится к первой необходимости.

В России существует очень большой разрыв в представлениях о кредитах между большинством населения, которое считает, что банки берут грабительские проценты и туда лучше не обращаться, и активным меньшинством, которое постоянно берет кредиты. Большая часть этих людей кредиты возвращает, потом опять берет. Сложно оценить в процентах, думаю, около 25% населения привыкло пользоваться кредитами. Причем зачастую эти кредиты берутся не на вещи первой необходимости, а на то, чтобы себя порадовать: в отпуск съездить, телефон купить, купить новый автомобиль, хотя еще старый ездит.

— Вы говорите, что закредитованность снизится, если доходы начнут расти. Стоит ли этого ожидать?

— Пока что правительство не дает на это оснований. Проект бюджета, который сейчас принят в первом чтении, не предусматривает существенного повышения зарплат и пенсий. Более того, там расходы на социальную сферу, то есть, прежде всего, на пенсии, в абсолютных цифрах, то есть с учетом инфляции, планируется сокращать.

Я думаю, большую часть доходов от улучшившейся внешнеэкономической конъюнктуры правительство просто собирается спрятать в некие резервы. А куда будут тратить эти резервы — непонятно. Тут вот говорят, что Египту нужно выдать кредит на 30 миллиардов долларов. Вернет ли он их, что будет через пять лет на месте Египта — никому не известно.

У наших властей последние пару десятилетий существовал конфликт между их реальными и номинальными целями. Номинальные цели правительства — заботиться о людях. Реальная цель — заботиться об узком количестве людей. Когда президентские выборы позади, президент тот же, мысль с кем-то делиться покидает власти. Зачем делиться? И так все хорошо.

— Получается, если доходы расти не будут, закредитованность вырастет?

— У людей есть два варианта ответа на стагнацию доходов: сокращать свои расходы или наращивать свою задолженность. Люди в основном идут по первому пути. Поэтому я бы не сделал бы тут однозначного вывода, что закредитованность точно будет расти.

Последние несколько лет в номинале она растет, но она находится на примерно сопоставимом уровне — не растет в два или три раза, а лишь на какие-то проценты.



Текст: Анастасия Ольшанская
МБХ медиа
28.10.18.




Tags: "ГУЛАГНАШ", "Особое мнение", «Ручное управление», ЖизньНалаживается, ЭКОНОМИКА
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment