storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

«Даже смешными не назовешь».

Какое из обещаний нового путинского срока уже нарушено?


Алексей Кудрин. Фото: Илья Питалев / РИА Новости

О масштабах госучастия в российской экономике можно спорить. Но несомненно одно: они продолжают увеличиваться вопреки заявлениям Кремля

На сессии Гайдаровского форума трехлетней давности миллиардер Владимир Лисин поспорил с главой Минпромторга Денисом Мантуровым о преимуществах частного бизнеса над госкапитализмом: «При такой концентрации [госсобственности] стоит уже подумать о госплане, который будет распределять то, что осталось», – иронизировал бизнесмен. Его доводы ожидаемо оказались сильнее возражений министра, что вызвало одобрительный смех в зале.

В минувший понедельник глава Счетной палаты Алексей Кудрин, напоминая о поставленной президентом задаче по уменьшению доли государства в экономике,
заметил, что плановые доходы от приватизации в России уже «даже смешными не назовешь». Хотя как сказать? Возможно, грустный смех – как раз закономерная реакция на фарс, к которому свелась российская приватизация.

«Чтобы экономика заработала в полную ⁠силу, нам нужно кардинально улучшить деловой климат, обеспечить высочайший ⁠уровень предпринимательских свобод и конкуренций. Хочу ⁠обозначить здесь принципиальную позицию: доля государства в экономике должна постепенно снижаться», – заявил ⁠Владимир Путин, обращаясь к Федеральному собранию ⁠в начале марта этого ⁠года.

Терапевтический разговор президента со страной о свободе в экономике,
16 лет назад официально признанной в мире как рыночная, продолжается уже довольно давно. Так, в 2009 году Путин заверил, что экономика России останется либеральной и процесс приватизации вот-вот ускорится, а в 2012 году «счел возможным до 2016 года снизить долю участия государства в некоторых сырьевых и завершить процесс выхода из капитала крупных несырьевых компаний».

Как все происходило на самом деле?

В 2016 году, упомянутом президентом, одна из самых острых дискуссий среди экономистов касалась корректной методологии оценки размеров госсектора. Если считать ее по вкладу компаний с госучастием и бюджетов всех уровней в ВВП страны, который с 2005 года увеличился вдвое, то эта доля
– 70%. А если судить по доле госкомпаний в выручке и объеме выпуска каждого из секторов экономики – не более 41% ВВП.

Впрочем, даже если прежние оценки и были завышены, сама динамика процесса недвусмысленно говорила о том, что государство действовало вопреки собственным декларациям. И это уже было ясно как из консервативных расчетов правительства, так и из опросов бизнеса. 50%-ю долю государства – «исключительно высокую»,
по мнению Центра стратегических разработок – признает, например, Минэкономразвития. Тенденцию к агрессивному огосударствлению экономики, по данным Института Адизеса, заметили девять из десяти российских компаний.

Однако, пожалуй, самое очевидное доказательство курса на делиберализацию – саботаж планов по продаже госактивов.



За исключением 2016-го, когда были проданы крупные пакеты
«Башнефти»(отошел государственной «Роснефти») и «Алросы» (наполовину приобретен государственным РФПИ), все последние годы планы по доходам от приватизации разительно расходились с реальностью. Например, в 2015-м из более чем 158 млрд рублей запланированной выручки бюджет получил менее 0,5%.

Заметим справедливости ради, что государство в итоге извлекло из этого урок: планы выручки от приватизации на текущий и ближайшие три года стали более реалистичными и теперь не превышают в сумме даже 50 млрд рублей (что, для сравнения,
меньше ежегодных госсубсидий одному лишь ВЭБу). А в 2021 году, по словам Кудрина, поступлений от продажи госсобственности не предусмотрено вовсе.

Из года в год объяснения Кремля сводятся к неблагоприятной конъюнктуре и трудностям в поиске «качественных инвесторов» – благие намерения покупателя, по убеждению Путина, должна гарантировать хотя бы российская юрисдикция. Кроме того, «мы с вами прекрасно понимаем, что приватизация – это не только фискальная составляющая, это путь к структурным изменениям в экономике», –
напомнил однажды правительству президент.

Структурные изменения? Даже тем, кто вполглаза следит за судьбой реформ в стране, известно, что это – один из главных фантомов российской действительности: о необходимости таких изменений бесконечно говорится, но никто не спешит их претворять в жизнь, опасаясь неконтролируемых политических последствий для системы. Так что государство с большой вероятностью и дальше продолжит тихо наращивать свое присутствие в экономике, в перерывах объявляя о решимости поддерживать конкуренцию и развивать частный бизнес. Точнее то, что, выражаясь словами Владимира Лисина, от него остается.



Евгений Карасюк
Обозреватель Republic
10 октября, 16:33



Tags: «Ручное управление», ВИЗАНТИЙСКО Э, РазмышлизМЫ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Два мира...

    Число долларовых миллиардеров в России подскочило в 1,5 раза Россия продолжает плодить долларовых миллиардеров при стагнирующей экономике,…

  • Стахановская норма

    Даёшь Переименование «России 1» в «Путинизм 1» и предоставление Соловьёву всего эфирного времени! Пропагандист всея…

  • (0)

    ​​«Техника техникой, но лифт ломается чаще, чем лестница» Станислав Ежи Лец Дмитрий Песков заявил, что Россия не готова к…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments