storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Поколение дворников и сторожей.

Почему Нобелевская премия по экономике остается для нас несбыточной мечтой?


Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Прорывы в экономической науке возможны не раньше, чем это произойдет с самой экономикой

Объявленные вчера имена лауреатов Нобелевской премии по экономике, отмечающей в этом году свой 50-летний юбилей, в очередной раз подчеркнули роль Америки в современной науке. Даже за вычетом лауреатов из США, государственную принадлежность которых Нобелевский комитет посчитал неоднозначной, выходит 52 человека – что вдвое больше всех остальных нобелевских лауреатов по экономике с 1969 года вместе взятых (похожая ситуация, к слову, с другими науками).

Учитывая подобный уровень признания, России сложно мечтать о том, чтобы составить конкуренцию Штатам в данной области. Россияне, как известно, ни разу не удостаивались такой чести. Хотя в истории СССР был Леонид Канторович, получивший премию в 1975 году (нобелевских лауреатов по экономике российского происхождения – Саймона Кузнеца и Василия Леонтьева – большую часть жизни проживших в США, мы не берем в расчет).

С другой стороны, нет ничего невозможного. Директор Института экономики РАН Руслан Гринберг допускает, что российские экономисты еще сумеют проявить себя в глобальном соперничестве за главный приз в интеллектуальном мире: «В скором времени мы приблизимся к тому, чтобы претендовать на Нобелевские премии в экономике», –
поделился он оптимизмом с «Би-Би-Си» пять лет назад. Стала ли с тех пор цель более реальной?

Еще до крымских событий ⁠и открытой конфронтации со странами Запада – в первую очередь с теми, ⁠кто вносит наибольший вклад в современную ⁠экономическую науку – Россию стали покидать ведущие экономисты. Сергей Гуриев, ⁠бывший ректор РЭШ, а ныне главный ⁠экономист ЕБРР, в 2013 ⁠году переехал во Францию, опасаясь за свою свободу. Пару лет спустя (хотя и в других обстоятельствах) уехал профессор ВШЭ Константин Сонин.
В итоге 6 из 10 ведущих и наиболее цитируемых российских экономистов к середине 2015 года работали за границей.

Впрочем, легкость, с какой страна расстается с яркими учеными, еще не означает, что у нее нет шансов в нобелевском состязании. Нюанс в том, что ценность самой профессии «экономист» – что бы под ней ни понималось в каждом отдельном случае – для российского рынка все менее очевидна.

10 лет назад профессия «экономист»
уверенно входила в тройку наиболее востребованных и престижных в стране. Но несколько лет спустя портал вакансий Superjob.ru уже отмечал падение спроса работодателей на профильных специалистов. Россия – это страна, где дипломированный экономист способен зарабатывать в среднем лишь втрое больше дворника. И это отнюдь не фигура речи, а данные Росстата. Периодически приходится читать о дефиците дворников и прочих разнорабочих в Москве. Но приходилось ли кому-нибудь слышать об острой нехватке толковых экономистов?


Сколько в РФ получает экономист, а сколько дворник(2017)


Разумеется, проблема несколько шире описанной.
Согласно выводам исследования «Россия 2025: от кадров к талантам» от BCG, WorldSkills Russia и Global Education Futures, в стране нарастает дефицит образованных и самостоятельно думающих людей – в частности, экономистов. В секторе «знание» (где от 50% выполняемых задач – это анализ, импровизация, работа с неопределенностью), по классификации датского теоретика развития человеческого капитала Йенса Расмуссена, заняты около 17% граждан. Остальные 83% делят «умение» (рабочие, водители, продавцы) и «правило» (госслужащие, учителя, квалифицированные рабочие).

Более того, любая работа в стране стоит примерно одинаково. Авторы работы приводят в пример 20%-ю разницу в зарплате водителя и врача в РФ. В Бразилии она – 172%, в Германии – 174%, в США – 261%. В итоге россияне отдают приоритет «безопасности и стабильности, а не ценностям роста». Молодежь под влиянием родителей теперь
скорее выберет карьеру чиновника или силовика, но не высококвалифицированного профессионала. И уж тем более не ученого: реализация в науке, на которую государство тратит столько же, сколько на дополнительную мотивацию работников госаппарата, интересна лишь 5% россиян. Таким образом, по мнению исследователей, уже в перспективе ближайших 7 лет Россия рискует «значительно ухудшить свои конкурентные позиции в глобальной экономике знаний».

В стране
по-прежнему предостаточно вузов с экономическими специальностями – их в общей сложности 1416, что теоретически должно благотворно сказываться на состоянии соответствующей науки. Вот только об оригинальности и глубине экономических исследований это говорит нам приблизительно так же мало, как факт существования Министерства экономического развития – о потенциале экономического роста в стране, темп которого за последние 25 лет в среднем составил 0,5%.

Архаичная и подавляемая государством национальная экономика вряд ли вдохновит талантливых исследователей на важные открытия, способные обогатить экономику мировую. Мечтать о нобелевских лауреатах, несомненно, приятно. И здесь нам всем можно лишь пожелать, чтобы академик Гринберг оказался прав. Однако прежде чем рассуждать о новых высотах для российских ученых, не лишне оглянуться вокруг: кому в конечном счете созданная в стране среда благоволит больше – чиновникам, силовикам, разнорабочим или… мыслителям?



Евгений Карасюк
Обозреватель Republic
9 октября, 10:26





Tags: ЖизньНалаживается, Злоба дня, РазмышлизМЫ, Разрыв шаблонА
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
Теперь я каждый раз вылетая из Уфы, я с гордостью буду говорить соседям: "Смотрите как красиво! Вон то дерево Я посадил". Видите самолёт на заднем плане? Вот с такого расстояния люди будут любоваться Булгаковским лесом. Как посаженный участниками экологической акции…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments