storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Новое расслоение: своим – отсталость, врагам – прогресс


Фото: Anton Vaganov / Reuters


Как развивается война силовиков с бабушками

Никто не предупреждал, что Кремль вдруг заговорит языком экономики и демографических прогнозов. То есть не просто заговорит, а будет иметь это в виду. И действительно, политический менеджмент неожиданно включил режим «нормальной страны» и повысил пенсионный возраст со ссылкой, как и полагается, на международный опыт.

Язык документов и публичных выступлений со ссылками на данные (президент Путин даже цитировал какие-то выкладки ООН) вдруг стал законом, и этот закон будет исполняться. Реакцией на выход из режима взаимопонимания, перемигивания с властью были не столько протесты, сколько всенародная немая сцена и шок не меньший, чем само изменение условий получения пенсии.

В недоразумении, сложившемся вокруг пенсий и грядущей системы накопительного пенсионного капитала (контуры которой еще не определены), столкнулись два типа правил игры в обществе, два представления об устройстве России.

Первое представление – привычное, домашнее, ⁠построенное на молчаливых договоренностях. Здесь народ и власть живут и дают ⁠друг другу жить, здесь «все ⁠всё понимают».

Второе представление – номинальное, формальное, с индикаторами, коэффициентами и работающими законами. ⁠Тут есть писаное право, суды, ⁠строго определенные права ⁠и обязанности.

В первом понимании государство – это ресурс. Это кусок ренты, возможность добычи природного ресурса, госконтракт, недоучтенный лес, неоформленная земля и все, что поверх закона и вне формальных правил. Здесь и закон не закон, и коррупция не коррупция. Пенсии многими воспринимались как такой же ресурс, только народный. Статус, который позволяет им воспользоваться – тоже народный, достижимый выслугой лет. Имея возможность распоряжаться этим небольшим денежным доходом, семья может чувствовать себя немного причастной к тому огромному богатству, от которого люди более удачливые получают дворцы, виллы, бескрайние поля и морские порты.

Во втором понимании государство – это набор учреждений, регулирующих инстанций. Тут слово «ресурс» имеет обычное словарное значение, и все ресурсы поставлены на учет. Государство собирает налоги, выплачивает пособия и пенсии. Здесь есть нарушения закона, коррупция, тюрьма. Здесь нет полета мечты, горизонты закрыты, возможности строго ограничены законом. Здесь как на Западе, только без того уровня доходов и без тех гарантий.

Ужесточение условий получения пенсий смешало два эти представления. У людей, вероятно, были иллюзии, что у них с властью есть взаимопонимание. Со стороны граждан было смиренное признание: у вас там чрезвычайные расходы, чрезвычайные мосты, саммиты, олимпиады, чемпионаты и в результате растущие состояния – больше ста долларовых миллиардеров,
которые становятся все богаче. Мы – как бы говорят граждане – правовые мерки и моральные запросы оставим при себе и будем ожидать ответного понимания. Да, 80% людей, выходя на пенсии, продолжают так или иначе работать. Да, много льготников: по некоторым оценкам, 30% всех работающих выходят на пенсии досрочно (статистику по силовикам вы секретите, так что мы и сами не знаем, сколько у нас пенсионеров). Но мы выживаем, а пенсия – это денежная надбавка за понимание.

Этот диалог народа и власти, возможно, выглядел так: в августе и протестные настроения, и рейтинг Владимира Путина поднялись одновременно: то есть угроза протестом была на самом деле запросом, президента авансом одобряли и те, кто не одобрял законопроект о пенсионном возрасте. Как только стало очевидно, что закон примут, рейтинг и заявления о готовности протестовать – снова одновременно – снизились и вернулись к значениям июля (
см. колонку Алексея Левинсона в «Ведомостях»). Люди отвернулись и просто ушли по своим делам.

Они осознали полученный сигнал: ваше место – под законом, в строго регламентированной зоне. А отношения между государством и народом прописаны в законе, как будто у нас Дания или Германия.

Не граждане предъявили власти требование стать подотчетной и прозрачной, не граждане указали чиновникам на их дома и яхты (хотя имеется политическая сила отбывающего административный арест Алексея Навального, которого, возможно, ждет() уголовное дело,
и которому не дают регистрировать партию). Наоборот, власть, пойдя на опережение, предъявила гражданам их чрезмерно роскошную жизнь – все их домики, сарайчики, автомобили, гаражи, подвалы, погреба, запасы и всю богатую неформальную сторону жизни, в которой можно о разных вещах договариваться.

В каком-то смысле можно сказать, что гражданам было поставлено на вид, что живут они не по понятиям и поэтому им – как это делается в России (см.
интервью с Симоном Кордонским) – полагается теперь идти под статью. То есть отношения с ними выводятся из неформальной понятийной сферы и подводятся под формальный закон. И да, Виктор Золотов борется не с Навальным, а с будущими бабушками и дедушками, потому что свои льготы, в том числе пенсионные, силовики отбивают у стареющего большинства. Пирог не растет, поэтому положение тех, для кого государство – ресурс, выгоднее (хотя и опаснее!) положения тех, для кого государство – институт.

То есть для тех, у кого особые возможности доступа к ренте, льготы, ранняя пенсия и специальные условия сохраняются – государство по-прежнему ресурс. А для большинства граждан – государство все в меньшей степени ресурс, а все в большей степени непредвзятый институт, регулятор, компьютерная система, алгоритм, с которым не поспоришь и не договоришься.

Сюда входят и платные парковки, и центры по работе с документами, и ЕГЭ, и система распознавания лиц, и прекрасное благоустройство (Москва в авангарде этого нового расслоения). Власть говорит: вы не будете знать о нас ничего, но мы будем знать о вас всё. Так в наши края приходит современность, прогресс и развитие.




Максим Трудолюбов
Обозреватель газет «Ведомости» и International New York Times, редактор InLiberty
3 октября, 07:00



Tags: «Левиафан», «Ручное управление», РазмышлизМЫ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments