storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

Новое расслоение: своим – отсталость, врагам – прогресс


Фото: Anton Vaganov / Reuters


Как развивается война силовиков с бабушками

Никто не предупреждал, что Кремль вдруг заговорит языком экономики и демографических прогнозов. То есть не просто заговорит, а будет иметь это в виду. И действительно, политический менеджмент неожиданно включил режим «нормальной страны» и повысил пенсионный возраст со ссылкой, как и полагается, на международный опыт.

Язык документов и публичных выступлений со ссылками на данные (президент Путин даже цитировал какие-то выкладки ООН) вдруг стал законом, и этот закон будет исполняться. Реакцией на выход из режима взаимопонимания, перемигивания с властью были не столько протесты, сколько всенародная немая сцена и шок не меньший, чем само изменение условий получения пенсии.

В недоразумении, сложившемся вокруг пенсий и грядущей системы накопительного пенсионного капитала (контуры которой еще не определены), столкнулись два типа правил игры в обществе, два представления об устройстве России.

Первое представление – привычное, домашнее, ⁠построенное на молчаливых договоренностях. Здесь народ и власть живут и дают ⁠друг другу жить, здесь «все ⁠всё понимают».

Второе представление – номинальное, формальное, с индикаторами, коэффициентами и работающими законами. ⁠Тут есть писаное право, суды, ⁠строго определенные права ⁠и обязанности.

В первом понимании государство – это ресурс. Это кусок ренты, возможность добычи природного ресурса, госконтракт, недоучтенный лес, неоформленная земля и все, что поверх закона и вне формальных правил. Здесь и закон не закон, и коррупция не коррупция. Пенсии многими воспринимались как такой же ресурс, только народный. Статус, который позволяет им воспользоваться – тоже народный, достижимый выслугой лет. Имея возможность распоряжаться этим небольшим денежным доходом, семья может чувствовать себя немного причастной к тому огромному богатству, от которого люди более удачливые получают дворцы, виллы, бескрайние поля и морские порты.

Во втором понимании государство – это набор учреждений, регулирующих инстанций. Тут слово «ресурс» имеет обычное словарное значение, и все ресурсы поставлены на учет. Государство собирает налоги, выплачивает пособия и пенсии. Здесь есть нарушения закона, коррупция, тюрьма. Здесь нет полета мечты, горизонты закрыты, возможности строго ограничены законом. Здесь как на Западе, только без того уровня доходов и без тех гарантий.

Ужесточение условий получения пенсий смешало два эти представления. У людей, вероятно, были иллюзии, что у них с властью есть взаимопонимание. Со стороны граждан было смиренное признание: у вас там чрезвычайные расходы, чрезвычайные мосты, саммиты, олимпиады, чемпионаты и в результате растущие состояния – больше ста долларовых миллиардеров,
которые становятся все богаче. Мы – как бы говорят граждане – правовые мерки и моральные запросы оставим при себе и будем ожидать ответного понимания. Да, 80% людей, выходя на пенсии, продолжают так или иначе работать. Да, много льготников: по некоторым оценкам, 30% всех работающих выходят на пенсии досрочно (статистику по силовикам вы секретите, так что мы и сами не знаем, сколько у нас пенсионеров). Но мы выживаем, а пенсия – это денежная надбавка за понимание.

Этот диалог народа и власти, возможно, выглядел так: в августе и протестные настроения, и рейтинг Владимира Путина поднялись одновременно: то есть угроза протестом была на самом деле запросом, президента авансом одобряли и те, кто не одобрял законопроект о пенсионном возрасте. Как только стало очевидно, что закон примут, рейтинг и заявления о готовности протестовать – снова одновременно – снизились и вернулись к значениям июля (
см. колонку Алексея Левинсона в «Ведомостях»). Люди отвернулись и просто ушли по своим делам.

Они осознали полученный сигнал: ваше место – под законом, в строго регламентированной зоне. А отношения между государством и народом прописаны в законе, как будто у нас Дания или Германия.

Не граждане предъявили власти требование стать подотчетной и прозрачной, не граждане указали чиновникам на их дома и яхты (хотя имеется политическая сила отбывающего административный арест Алексея Навального, которого, возможно, ждет() уголовное дело,
и которому не дают регистрировать партию). Наоборот, власть, пойдя на опережение, предъявила гражданам их чрезмерно роскошную жизнь – все их домики, сарайчики, автомобили, гаражи, подвалы, погреба, запасы и всю богатую неформальную сторону жизни, в которой можно о разных вещах договариваться.

В каком-то смысле можно сказать, что гражданам было поставлено на вид, что живут они не по понятиям и поэтому им – как это делается в России (см.
интервью с Симоном Кордонским) – полагается теперь идти под статью. То есть отношения с ними выводятся из неформальной понятийной сферы и подводятся под формальный закон. И да, Виктор Золотов борется не с Навальным, а с будущими бабушками и дедушками, потому что свои льготы, в том числе пенсионные, силовики отбивают у стареющего большинства. Пирог не растет, поэтому положение тех, для кого государство – ресурс, выгоднее (хотя и опаснее!) положения тех, для кого государство – институт.

То есть для тех, у кого особые возможности доступа к ренте, льготы, ранняя пенсия и специальные условия сохраняются – государство по-прежнему ресурс. А для большинства граждан – государство все в меньшей степени ресурс, а все в большей степени непредвзятый институт, регулятор, компьютерная система, алгоритм, с которым не поспоришь и не договоришься.

Сюда входят и платные парковки, и центры по работе с документами, и ЕГЭ, и система распознавания лиц, и прекрасное благоустройство (Москва в авангарде этого нового расслоения). Власть говорит: вы не будете знать о нас ничего, но мы будем знать о вас всё. Так в наши края приходит современность, прогресс и развитие.




Максим Трудолюбов
Обозреватель газет «Ведомости» и International New York Times, редактор InLiberty
3 октября, 07:00



Tags: «Левиафан», «Ручное управление», РазмышлизМЫ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • У ЦБ забарахлил «печатный станок»

    Банки отказались от 500 миллиардов рублей Банк России признал несостоявшимся первый из серии аукционов долгосрочного репо, в рамках которых…

  • «Кризис не закончится».

    Глава Минэкономразвития выступил против раздачи денег россиянам Фото: Александр Астафьев / POOL / ТАСС Что случилось В раздаче…

  • Кого лечит доктор Мясников?

    Каждый день произносится масса нелепостей, но именно слова про тех, кому суждено умереть от коронавируса, сработали как триггер, вызвавший бурю…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments