storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Патриотизм в эпоху Петрова и Боширова.

Ответ Олегу Кашину


Маргарита Симоньян во время интервью с «Александром Петровым» и «Русланом Бошировым». Фото: Стоп-кадр с видео телеканала RT / ТАСС

Национальный интерес и забота о будущем России – не в выгораживании собственных хакеров и убийц по дворовому принципу «наших бьют»

Дело об отравлении Скрипалей в британском Солсбери, начинавшееся как мутная история про давние счеты разведок, раскручивается все сильнее и опаснее, превращаясь в самый громкий скандал 2018 года и главную стигму России на международной арене – тяжелее Крыма, Сирии и Донбасса, к которым уже все более или менее привыкли. За семь месяцев с момента попытки отравления Кремль прошел все классические стадии отношения к этой проблеме: от гневного отрицания устами Марии Захаровой и игривого допущения в речи Владимира Путина («ничего там особенного и криминального нет») до усталого самоустранения Пескова («Кремль не хочет дальше муссировать этот вопрос») и наконец – до неожиданного эмоционального всплеска президента на пленарной сессии Российской энергетической недели 3 октября, назвавшего Сергея Скрипаля «предателем родины» и «подонком». Путин фактически обрушил всю линию защиты и остановился в шаге от открытого признания: да, это сделали мы, собаке – собачья смерть!

Вопрос: что в этой ситуации делать простому россиянину, государство которого недружественный Запад обвиняет в применении боевого отравляющего вещества на территории другой страны – то есть, по сути, в акте международного терроризма, и вводит в ответ на это соответствующие санкции?


От гордости до предубеждения


Можно, конечно, гордиться: наконец-то нас ⁠боятся! Ульяновский фермер Алексей Якушев выпустил подсолнечное масло «Новичок» с фирменным ⁠щитом и мечом КГБ-ФСБ на этикетке, ⁠которое, по первым отзывам, пользуется популярностью у представителей силовых структур:
его ⁠берут в качестве презента начальству. Одновременно ⁠компания «Золотой бренд» ⁠подала заявку на торговую марку Petrov and Boshirov, под которым предполагается выпускать и продавать химические препараты, духи и парфюмерные изделия. Это сильный маркетинговый ход, учитывая, что речь идет о предполагаемых убийцах и смертельном яде; вероятно, следует брендировать и «коктейль Родченкова», и «чай Луговой», и прочие специалитеты современной российской кухни.

Но вот беда – по мере того, как история разворачивается и обрастает новыми деталями, «Петров и Боширов», провалившие операцию, предстают не как демонические отравители из шпионских романов, а как комические неудачники из пародийного скетча про КГБ. Если бы братья Коэны, решили снимать кино про чекистов, они не придумали бы лучше сюжета: «Солсберецкий собор», одинаковая «блатная» серия паспортов, проститутка в гостинице, чек на такси от ГРУ до Шереметьево для бухгалтерского отчета (это уже из параллельно разворачивающегося сюжета), имена сотен секретных агентов из слитой базы данных ГИБДД – картина маслом из жизни полураспавшегося коррумпированного государства, которая была бы полной комедией, если бы не смерть англичанки Дон Стерджесс, матери троих детей, которую Путин в своих ремарках презрительно назвал «бомжем» для «службы очистки». Вдобавок к этому, машина российской пропаганды бездарно провалила операцию прикрытия: от бредового интервью Маргариты Симоньян до путинских оговорок по Фрейду про «подонка».

Здесь встает следующий вопрос: ввиду того, что наши доблестные спецслужбы и пропагандисты так прокололись, как теперь быть обычному россиянину? Пока что реакцией был гомерический хохот и фестиваль мемов в соцсетях, а также поиск и публикация журналистами, блогерами и простыми пользователями имен и фото сотрудников ГРУ – благо все базы данных у нас продавались в подземных переходах, а теперь доступны в интернете, так что загадочная спецслужба, сыгравшая большую роль в Крыму, на Донбассе и в российских спецоперациях последних лет, на глазах теряет ореол секретности и священности и превращается в сборище провинциальных недотеп.

И тогда встает третий, самый главный, вопрос: а патриотично ли российскому гражданину, даже оппозиционно настроенному, участвовать в публичном линчевании спецслужбы, помогая тем самым ее разоблачителям на Западе?
В колонке, опубликованной позавчера на Republic, журналист Олег Кашин дает однозначный ответ: нет, непатриотично; более того, подобно прокурору, он квалифицирует разоблачения со стороны российских блогеров и журналистов как тяжкое уголовное преступление – «международный публичный интерес к ГРУ ставит сегодня перед антипутински настроенными россиянами вопрос о допустимости государственной измены».

От юридических категорий Кашин переходит к выводам: «В противостоянии российского государства с другими государствами никаких моральных оснований для выбора в пользу иностранцев нет. Ни одно государство на свете не заинтересовано в том, чтобы обычным русским людям было хорошо, и вставая на сторону чужой разведки и чужого государства, российский гражданин делает сознательный выбор не в пользу российских граждан».

В этом заявлении, которое априори оправдывает любые действия своего правительства на международной арене по принципу «Право оно или неправо – это мое Отечество» (напомним, что это была агитационная надпись для солдат охраны на воротах Бухенвальда – Recht oder Unrecht – mein Vaterland) содержится слишком много ложных посылок, которые, однако, хорошо отражают менталитет властей и большой части россиян, чтобы оставить его без внимания.


А есть ли враг?


Во-первых, идея противостояния. В настоящее время РФ не находится в состоянии войны с Великобританией, ни с какой-либо другой страной, и «противостояние» – это сугубо пропагандистский конструкт для оправдания нынешней политики Кремля и односторонних действий по нарушению международного права. Это истерика перманентной войны и осажденной крепости, в которой каждому гражданину предлагают самоопределиться – «кто не с нами, тот против нас», это идея чрезвычайного положения, при котором любые действия силовиков ставятся выше критики и общественного контроля.

Во-вторых, идея о том, что «ни одно государство на свете не заинтересовано в том, чтобы обычным русским людям было хорошо». Формально, может быть, оно и так (хотя справедливо и обратное: ни одно государство не заинтересовано в том, чтобы русским людям было плохо), но на деле мир устроен гораздо сложнее, чем обманчивые дилеммы «хорошо и плохо», которые годятся лишь для манипуляции. Речь идет не о том, что кто-то сознательно преследует благо россиян – каждое государство в силу своего устройства максимизирует свою собственную выгоду; дело в том, что развитые страны создают работающие институты, которые генерируют общественное благо, по умолчанию распространяющееся на всех, в том числе и на россиян: открытые рынки, верховенство права, работающий суд. Более того, в настоящее время общественное благо более не является ограниченным ресурсом, оно распространяется на всех, и чем больше стран в нем участвуют, тем более оно благо.

К примеру, такие блага как мир и стабильность, доверие, правосудие, правила международной торговли, режимы контроля над вооружениями – неделимы, никому не нужны озлобленные, изолированные игроки, которые поставят под угрозу весь существующий порядок. Проблема архаичного российского сознания в том, что у нас видят мир лишь через призму борьбы за ресурсы и игры с нулевой суммой, где все государства стремятся лишь что-то «урвать», «отжать» и «перераспределить», и статья Кашина полностью воспроизводит эту гоббсовскую картину мира.

И наконец, главный вопрос: в чем интересы обычного российского человека, о котором заботится Олег Кашин? Или, сформулировав несколько иначе, чьи интересы преследовало ГРУ, предположительно отправляя убийц в Солсбери? Очевидно, что это было совершено в сугубо корпоративных целях: ритуальная месть, чекистская вендетта, черная метка всем предателям, но никак не в национальных интересах России (тем более, что с точки зрения нации и права Скрипаль отбыл свое наказание и рассчитался с родиной). И точно так же не были в интересах России сочинский допинг, взлом американских выборов и международных организаций, не отвечает интересам России участие в гражданской войне в Сирии и скандальные операции российских ЧВК в Ираке и Центрально-Африканской Республике. За каждом из этих актов стоят интересы известных лиц, корпораций, группировок, которые, прикрываясь риторикой национальных интересов, подрывают позиции России на международной арене и делают из нее государство-изгоя. Их действия корыстны, преступны и антипатриотичны, они нарушают законы РФ, подписанные Россией международные договоры и общепризнанные нормы, законодательство и суверенитет иных стран. Разоблачать эти действия, осуществляемые от нашего имени и, как правило, на наши налоги, требовать найти и наказать ответственных за эти преступления – патриотический долг любого россиянина.


Где границы суверенитета?


В развитых демократических странах подобными вещами должны заниматься определенные институты: свободная пресса, гражданские ассоциации и контролирующие организации, так называемые «сторожевые псы» (watchdogs), механизмы парламентских расследований и независимых прокуроров. В сегодняшней России, где все политические институты были зачищены и уничтожены, невозможно себе представить открытое и безопасное общественное расследование по делу Скрипалей; криминальный репортер «Новой газеты» Сергей Канев, обнародовавший информацию о «Петрове и Боширове» и их сослуживцах, был вынужден бежать из России. В этих обстоятельствах роль несуществующих институтов и нефункционирующего государства берут на себя социальные сети и иностранные расследователи, такие как Bellingcat или правоохранительные органы других стран. Здесь именно тот самый случай заемного общественного блага (правосудия): если его не может осуществить российское государство, то следует полагаться на британскую или голландскую прокуратуру. Впрочем, вокруг множество примеров, когда «иностранные агенты» гораздо эффективнее обеспечивали права российских граждан, чем их родное государство – те же ученые, научные коллективы и книгоиздательские программы, выжившие в 1990-е благодаря грантам Джорджа Сороса, или наркоманы и ВИЧ-инфицированные, получающие помощь от иностранных благотворительных организаций там, где им отказывает государственное здравоохранение.

Речь здесь идет ни много ни мало как о современной интерпретации национального суверенитета. В сегодняшней России его понимают в пещерном смысле: «закрыть и не пущать», обнести страну забором, выдворить иностранных агентов, перенести все серверы с базами данных в Россию – но это лишь малая, самая примитивная, часть суверенитета. Один из главных теоретиков суверенитета, американский политолог Стивен Краснер, пишет о нескольких уровнях этого понятия, и одним из них является «суверенитет взаимозависимости», когда права граждан реализуются не в национальной юрисдикции, но в транс- и наднациональных сетях – именно так, кстати, устроен распределенный дополняющий суверенитет в странах ЕС, над которым так любят потешаться наши политики. Парадоксальная мысль: взаимозависимость лишь укрепляет суверенитет нации, в изоляция его подрывает – но боюсь, она слишком сложна для наших нынешних властей.

И это возвращает нас к провокационному вопросу Олега Кашина: стоит ли помогать англичанам, разоблачая ГРУ? Боюсь, что журналист здесь, по российской традиции, смешал «Отечество» и «Ваше превосходительство», приняв корпоративный интерес за национальный. ГРУ само в первую очередь помогло англичанам, засветив все явки и пароли. Но гражданину от этих разоблачений есть прямая и несомненная польза: если мы сами не можем взять под контроль зарвавшуюся спецслужбу, которая за деньги налогоплательщиков занимается по миру противоправной деятельностью, подрывая репутацию России и безопасность и благополучие россиян за рубежом (по следам «Петрова и Боширова» к нам теперь относятся как к хакерам и отравителям, и это, боюсь надолго наложит отпечаток на человеческие связи и возможности российского бизнеса), то пусть это сделают другие.

Патриотизм, национальный интерес и забота о будущем России – не в выгораживании собственных хакеров и убийц по дворовому принципу «наших бьют», а в создании стабильного и предсказуемого мира, в котором Россию окружают хотя бы нейтральные страны, а не враги, в котором деньги тратятся на благосостояние нации, а не на гибридные и горячие войны, не на подрыв законных правительств и выборов и не на убийство оппонентов режима в стране и за рубежом.

И в заключение
цитата из записных книжек Марка Алданова от 1930 года, размышлявшего в парижской эмиграции о дилеммах российской интеллигенции в начале ХХ века: патриотическом «оборончестве» (поддержке усилий царского правительства в борьбе с внешним врагом) и о «пораженчестве», самыми известными представителями которого были, как известно, большевики:

«До 1918 года я не понимал, как можно быть пораженцем. Потом понял отлично. Сравниваю обе логические цепи. Одна хуже другой. Но при вполне последовательном оборонческом образе мыслей мы неизбежно должны будем пожелать успеха и пятилетке, и “колхозам”, и даже ГПУ. (…) Арман Каррель с оружием в руках сражался за испанскую свободу против армий французского короля. Байрон считал великим несчастьем английскую победу при Ватерлоо. Вольтер поздравлял Фридриха II с военными неудачами французов. У нас на пораженчество, казалось бы, есть несколько более прав».

Впрочем, в нынешний России подобный склад мыслей приравнивается к государственной измене.



Сергей Медведев
Историк, журналист
5 октября, 15:42



Tags: «LifeOfInsects», Ё ПРСТ, МНЕНИЯ, ПоцреотизьМ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Два мира...

    Число долларовых миллиардеров в России подскочило в 1,5 раза Россия продолжает плодить долларовых миллиардеров при стагнирующей экономике,…

  • Стахановская норма

    Даёшь Переименование «России 1» в «Путинизм 1» и предоставление Соловьёву всего эфирного времени! Пропагандист всея…

  • (0)

    ​​«Техника техникой, но лифт ломается чаще, чем лестница» Станислав Ежи Лец Дмитрий Песков заявил, что Россия не готова к…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments