storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Провал личной дипломатии.

Ждать ли нового корейского кризиса?




США могут вернуться к стратегии «максимального давления» на КНДР. Но есть проблемы с Сеулом, Пекином и Москвой

Дональд Трамп впервые признал, что его рискованная ставка на личную дипломатию с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном пока не дает ожидаемого результата, а достижение стратегической цели переговоров, запущенных саммитом в Сингапуре 12 июня, – полное, проверяемое и необратимое ядерное разоружение КНДР, – под вопросом. Если в ближайшие недели сторонам не удастся найти развязки для продвижения переговоров, острый военно-политический кризис на Корейском полуострове вновь может стать реальностью. Для Москвы эта ситуация создает небольшое окно возможностей: можно попытаться вернуть себе ключевую роль в северокорейском урегулировании и сделать его одним из важнейших направлений нормализации российско-американских отношений.


Свобода Помпео


В прошлую пятницу Трамп, как всегда в твиттере,
отменил планировавшийся визит в Пхеньян госсекретаря Майка Помпео. В качестве причины такого решения Трамп назвал «отсутствие необходимого прогресса в достижении полной денуклеаризации Корейского полуострова». Накануне Помпео объявил о назначении своего специального представителя по переговорам с КНДР – им стал вице-президент компании Ford Motors и один из ведущих внешнеполитических экспертов Республиканской партии Стивен Биген, – и оба собирались на переговоры в Пхеньян. Но Трамп внезапно передумал.

По информации Washington Post, поводом для отмены переговоров в Пхеньяне стало полученное Помпео накануне послание главного переговорщика КНДР Ким Йонг Чола, выдержанное в достаточно жесткой тональности, не оставлявшей надежды на ?успех дипломатической миссии госсекретаря. Как сообщили источники CNN, в письме говорилось о невозможности продолжения переговорного процесса о денуклеаризации из-за нежелания США сделать «первый шаг» и подписать декларацию об окончании Корейской войны. В письме также якобы содержалась прямая угроза, что если требование Пхеньяна не будет удовлетворено и переговорный процесс на этом застопорится, КНДР может возобновить испытания ядерного оружия и ракет большой дальности (действовавший с января односторонний мораторий Пхеньяна на такие испытания был обусловлен прогрессом на переговорах с США). Понятно, что такая ультимативная постановка вопроса не оставляла Трампу выбора, а Помпео, который стал заложником необходимости демонстрировать позитивные результаты «личных договоренностей Трампа» в Сингапуре, но не мог их предъявить из-за отказа Пхеньяна обсуждать практические аспекты денуклеаризации, вероятно, вздохнул с облегчением.


Последовательные разногласия


В центре разногласий вопрос о последовательности шагов, которые стороны должны предпринять для достижения целей
Сингапурской декларации. В интерпретации КНДР четыре пронумерованных пункта декларации следует трактовать как «жесткий график», задающий последовательность действий, которая не может быть нарушена. Сначала нужно установить «новые отношения между КНДР и США», затем «совместными усилиями создать устойчивый режим мира на Корейском полуострове». И только на третьем этапе в конце длительного процесса КНДР «обязуется работать в направлении полной денуклеаризации Корейского полуострова», что понимается Пхеньяном не как обязательство одностороннего ядерного разоружения (на это они не подписывались), а как некий «режим контроля над вооружениями», предполагающий и какие-то ограничения на ядерный потенциал США. Декларация об окончании Корейской войны как раз понимается северокорейцами как необходимый первый шаг по формированию «новых отношений» с соответствующими послаблениями в санкционном режиме. В Пхеньяне считают, что, пойдя на мораторий в ракетных и ядерных испытаниях, разрушив полигон для ядерных взрывов (правда, необратимость разрушений вызывает сомнения) и начав демонтаж испытательных стендов для пусков МБР, КНДР уже прошла свою часть пути и сделала достаточно односторонних уступок. США же лишь отменили одни учения в Южной Корее. Таким образом, следующий шаг навстречу в этой логике должны делать американцы.

В Вашингтоне думают иначе. Ким якобы обещал Трампу денуклеаризацию КНДР в обмен на снятие санкций и экономическое сотрудничество. Потому начинать надо с расшифровки, что именно эта «полная, проверяемая и необратимая денуклеаризация» КНДР предполагает и как она должна происходить «на местности». Сначала полная декларация всех ядерных и ракетных объектов, затем существенный «первый взнос» (down payment) в ликвидации ядерного арсенала, демонстрирующий серьезность намерений Пхеньяна. И только потом декларация об окончании войны, установление дипотношений, мирный договор и отмена санкций, которые до начала «необратимой денуклеаризации» должны сохраняться в режиме «максимального давления». Трампу необходима демонстрация того, что его нестандартный подход, когда весь процесс начинается, а не заканчивается встречей лидеров, работает лучше, чем подходы его предшественников.

Помпео пытался с места в карьер выполнить поставленную задачу, огорошив северокорейцев в ходе своего первого после Сингапура визита в Пхеньян
в начале июля требованиями незамедлительного декларирования КНДР всей своей ракетно-ядерной инфраструктуры, включая количество и места хранения ядерных боеприпасов и секретные объекты по обогащению урана. Он также потребовал в качестве «первого взноса» добровольной передачи в течение ближайших месяцев 70% ядерного арсенала КНДР для демонтажа в Великобритании. Северокорейцы обиделись, публично назвав требования Помпео «гангстерскими», а сам госсекретарь покинул Пхеньян без аудиенции с Ким Чен Ыном. Пхеньян жаловался, что Помпео даже не упомянул о необходимости работать над созданием «режима мира» на Корейском полуострове, а только требовал «проверяемой и необратимой денуклеаризации». Американцы в свою очередь обвинили КНДР в том, что она продолжает работы по созданию ядерного и ракетного оружия (Сингапурская декларация отказа от них не требовала, КНДР заявляла лишь о приостановке испытаний, а не о приостановке производства ядерного и ракетного оружия) и пытается скрыть отдельные аспекты своей программы (об этом же говорит последний доклад МАГАТЭ).

В дальнейшем американцы несколько смягчили свои требования: Трамп стал говорить о длительном процессе денуклеаризации («спешить нам некуда»), а Помпео вообще заявил, что график ядерного разоружения будет в конечном итоге определять «Председатель Ким».
Госдепартамент даже был готов на «обмен декларациями» – КНДР заявляет все объекты своей программы, а США подписывают декларацию об окончании войны (что просто констатировало бы реальность), но против выступили Пентагон и советник президента по национальной безопасности Джон Болтон (заявление о прекращении войны размывает правовые основы американского военного присутствия в Южной Корее).

Болтон, стремясь перехватить инициативу у Помпео,
стал говорить, что КНДР не выполняет данные ее лидером обязательства произвести полную денуклеаризацию в течение одного года. Таким образом Болтон создает условия для провала дипломатии Помпео и подталкивает Трампа к развороту американской политики в сторону новой конфронтации с КНДР, наращиванию санкционного и военного давления. Очевидно, что Трамп не может публично признать провал своей «дипломатии саммитов с Кимом» (по крайней мере до промежуточных выборов в Конгресс в начале ноября), но это, по мнению Болтона, и не нужно, достаточно свернуть переговоры и перезапустить стратегию «максимального давления».



Санкции, Сеул, Пекин и Москва


На экспертном уровне в администрации
США уже пришли к пониманию, что цель полного ядерного разоружения КНДР является, вероятно, недостижимой. Задача теперь видится в том, чтобы, с одной стороны, удержать Трампа от новых саммитов с Кимом (Пхеньян делает ставку только на личные встречи с Трампом, где возможны «широкие жесты» президента США, и пытается «разводить» Трампа и его переговорную команду), а с другой, удержать Северную Корею в каком-то переговорном процессе, чтобы не сваливаться сразу в конфронтацию – стратегия «максимального санкционного давления» работать, как раньше, не будет. У США огромная проблема с Южной Кореей, руководство которой все больше говорит о том, что процесс межкорейского сближения должен развиваться дальше самостоятельно, вне зависимости от прогресса переговоров по денуклеаризации (которые Сеул считает сугубо «двусторонним переговорным процессом» между США и КНДР). У президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина большие планы по «инфраструктурному объединению» двух Корей еще до урегулирования ядерной проблемы и подписанию мирного договора. США, конечно, могут остановить эти планы введением санкций против Южной Кореи, но это только ослабит их альянс. Мун Чжэ Ин намерен посетить национальный праздник в Пхеньяне 9 сентября и провести там встречу с лидером КНДР, на которой он хотел объявить об «окончании войны» с тем, чтобы Вашингтон подтвердил эту декларацию к началу работы Генассамблеи ООН в Нью-Йорке 18 сентября. Туда мог бы приехать Ким Чен Ын (и встретиться также с Трампом). Для США «такая спешка» неприемлема, и Муну, вероятно, придется отправиться в Пхеньян ни с чем.

Есть также большие сомнения в готовности Пекина и Москвы участвовать в новом американском раунде «максимального давления». Хотя Пекин
в целом соблюдает положения санкционного режима СБ ООН, дополнительного воздействия на Пхеньян там, похоже, оказывать не собираются. Тем более после обвинений (в целом безосновательных) со стороны Трампа, что Китай работает на подрыв переговоров США с КНДР по ядерному разоружению в отместку за развязанную самим Трампом торговую войну с Пекином (о чем, собственно, Трамп думал?). Так же и в отношении Москвы. Трамп говорит, что он «договорился с Путиным по Северной Корее» в Хельсинки (интересно, о чем именно?), а его министр финансов вводит санкции против российских банков, компаний и судов якобы за обход санкций ООН по Северной Корее. В этих условиях Москва не горит большим желанием помогать Вашингтону в «денуклеаризации».

Тем не менее складывающаяся ситуация дает российскому руководству неплохой шанс выдвинуться на первые роли в северокорейском урегулировании. Путин пригласил Ким Чен Ына на Экономический форум во Владивостоке 11–13 сентября, куда приедет также лидер КНР Си Цзиньпин (9 сентября он будет на параде в Пхеньяне) и премьер-министр Японии Синдзо Абэ (занимает весьма жесткую позицию по «денуклеаризации»). Возможно, приедет и Мун Чжэ Ин. Могут сложиться условия для перезапуска ранее существовавшего шестистороннего переговорного формата по северокорейской ядерной программе, в 2005 году продвинувшегося дальше всего в деле денуклеаризации. Для того, чтобы его перезапустить, Москве при поддержке Пекина нужно добиться согласия Пхеньяна на переподтверждение обязательств
согласно Совместному заявлению после четвертого раунда шестисторонних переговоров в Пекине 19 сентября 2005 года. Этот документ накладывал на Пхеньян гораздо более детальные обязательства, чем Сингапурская декларация с Трампом. И уже переподтверждение этих обязательств можно будет «вознаграждать» декларациями об окончании войны и смягчением санкций. США в таком сценарии получают желаемое «подтверждение намерений КНДР» двигаться к ядерному разоружению, без разваливающих переговоры ультиматумов. У Москвы же может появиться новый, значимый предмет для диалога с Вашингтоном, от которого американцам будет сложно отказаться.



Владимир Фролов
Эксперт по международным отношениям
29 августа, 07:35






Tags: Вожди наши, ГеополитикА, ТрампНаш
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Турецкое наступление в Сирии:

    Критический момент для политики США на Ближнем Востоке Солдаты Асада выдвигаются к турецкой границе: Дамаск заключил сделку с курдами AFP…

  • (👀)

    Личный состав МВД сократился из-за опасений реформы пенсий Сотрудники полиции испугались, что власти повысят срок необходимой выслуги лет, и…

  • МИНЮСТ ПОПРОСИЛ ЛИКВИДИРОВАТЬ ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

    Судя по всему, решение уничтожить движение "За права человека" принято на самом высоком уровне Зачем Путин велел ликвидировать…

Buy for 20 tokens
Что вы представляете, когда слышите - город Юрмала? Сам даже представить себе не мог, что Юрмала именно такая. А что собственно о ней мог знать, что это город курорт на западе СССР, где отдыхала наша богема. Потом Юрмала отошла Латвии и туда летом приезжал КВН. Вот собственно и всё. На…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments