storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Сады выживания

Занимательные размышления от архитектора путинизма



Миниатюра из манускрипта «Apocalypsis cum figuris». 1275-1300. Источник: Bibliothèque nationale de France/gallica.bnf.fr


Эксперты изумлены «устойчивостью режима». В основах здесь то, что я бы назвал навыком молниеносного сговора, немой сделки населения с властью. Сделка – не «общественный договор», власть в Системе не договаривается ни с кем. Но, выживая как власть, она и населению оставляет шансы выжить. Тут секрет сделки


Конец августа, известно, опрокидывает летние представления о главном. Пресса хватается за катастрофы, а те тут как тут. Но произошедшее летом с пенсионной реформой не стало обычным fait accompli – это маршрут неизвестно куда с открытой датой. Мир, где мы обитаем, раскрылся с внезапной стороны. Черта не подведена, и Система в недоумении.

1

Я часто сравнивал свое понимание российских стратегий с классическим текстом Джорджа Кеннана «Истоки советского поведения». Вопреки всем сменам властей за прошедшие семьдесят лет, его текст все еще актуален. Режимы в Москве менялись, но в поведении населения и властей сохранялось нечто системное. И однажды накопленный опыт привел к образованию Российской Федерации. С 1990-х можно говорить о Системе РФ как успешной поведенческой схеме нашей культуры. Но в чем успех?

В своей новой книжке Владислав Иноземцев пишет: «В российском сознании исполненность проекта самоценна; затраты в данном случае вторичны; последствия завершения его реализации несущественны» («Несовременная страна»). Он отмечает при этом, что русский язык не разграничивает понятий effectiveness и efficiency.

Это тонкое замечание, на мой взгляд, указывает на связь эффективности с выживанием для Системы. Есть только один вид результата, который считается у людей бесспорным при любом качестве, – выжить. Затрат не жаль, пока эта цель достигается. Система РФ не развивается как раз оттого, что успешно выживает.

Она суммирует опыт выживания среди бедствий. Системой руководят люди, разделившие с населением этот опыт. Они выжили вопреки провалам, зачастую вопреки их же некомпетентным решениям. Затраты на это в их логике не являются расходами.

2

В пенсионной реформе ищут изощренную многоходовку, а ее нет. Зато российская власть ведет с населением многопользовательскую игру. Население в игре – партнер государства РФ (и небезопасный, как доказано на опыте прошлого государства). Власть пасет неверную стихию и оберегает ее. Эксперты изумлены «устойчивостью режима». В основах здесь то, что я бы назвал навыком молниеносного сговора, немой сделки населения с властью. Сделка – не «общественный договор», власть в Системе не договаривается ни с кем. Но, выживая как власть, она и населению оставляет шансы выжить. Тут секрет сделки.

Моментальная массовая сделка выводит вопрос о будущем вне рамок актуального – нам довольно пролонгации выживания. Власть большего не обещала: спасибо, что живой! Кремль вправе предпринять любые шаги, ни о чем не спрашивая, – и все знают, что сдвиги не будут в их пользу.

Что такое пенсионный вопрос в РФ? Это вопрос веры в будущее Системы как собственное. Пенсии входят в пакет сделки, но пакет неразъемен. Его запрещено рассыпать на составляющие и анализировать раздельно – подобно финансовым деривативам с наивысшим рейтингом ААА перед финансовым крахом 2008 года. Пока социальный пакет легчает, никто резко не против, лишь бы не затронуть основной капитал – гарантии выживания. Власть не смеет отнять этот наивысший приз РФ.

Неуклюже выдернув из кучки треш-акций одну из немногих ценных бумаг – пенсии, правительство обвалило рынок деривативов со всеми его рейтингами. Жалобное восстание масс этим летом было защитой неделимости сделки с властью.

3

Пенсионный кризис позади, хотя его шрам воспален. Он обнаружил как технику и стратегию власти, так и пределы ее эффективности. Все было на глазах у населения, да и нечего было скрывать. Реформа была сделкой того типа, к которым привыкло население: щадяще и незаметно, как казалось, они профинансировали необходимые издержки. Да, не дискуссионно, но в ваших же интересах. Российская Система и есть «пенсия» для живущих в России – раз уж она наше будущее. И Кремль не может не мыслить ее именно так.

Система ничего не крадет у населения (хотя пользователи ее, конечно, крадут). Она самофинансируется в щадящем режиме, оставляя населению законное право клиента парикмахерской вскрикнуть, если бритва задела ухо. Идеальный случай – реновация прошлого года: все решили за москвичей, но те взревели, и тогда их выслушали, кое-что поправили.

Стратегический баланс перерасходов на себя (то есть на тот же государственный Центр) – правило Системы. Важная составная потребительской корзины населения – символика военной силы. В ландшафте мелких нехваток военно-оборонное потребление мощи реально услаждает граждан, заодно повышая лояльность. Нерасчетливо тратятся средства? Да, но их тратят на вас же, не спрашивая, Система одаривает население, населяющее эти сады выживания.

4

Система РФ играет всегда малое количество игр. Главные из них вот: моментальный сговор и сделка, двухтактный зигзаг «испугай/обнадежь» и, наконец, эскалация с выходом за пределы страны. Когда массы отвергли сделку по пенсиям, Путин пошел на «кремлевский зигзаг». Двухходовка: припугнув население, его затем обнадежить. Борис Ельцин первый открыл эту схему. И первым понял, что катастрофы не ждут – в ней уверены заранее. Кремлевский зигзаг – напугай, но спаси!

Летом тщательно выбрали июньский день, чтоб напугать страну. Далее Путин ожидаемо ее пожалел – и схема зигзага завершена. Бодрящий двухтактный путь поршня – от создания угрозы при панике масс до выхода президента-транквилизатора на экраны. Сцены испуга, постановочного протеста. Сцены трепетного ожидания ободрений – и вот он, маленький путинский сувенир в финале: полтриллиона вернем. Гештальт закрыт. Спасибо, что живой.

5

Сюжет путинского обращения невольно вынуждает говорить и о Путине. Путин и Система обманчиво сопряжены, легко подменяя друг друга. Наш случай тот самый – случай мнимого авторства. Кто автор обращения? Кто автор пенсионной реформы и бедственной игры вокруг нее? С кем, собственно, ведут игру и на что? Путин – автор или Путин – сюжет?

Почему изначально обсуждается не проблема финансов страны, а демографическая? Где концепт политики финансирования социальных обязательств? Это же обязательства нас друг перед другом, а не одной только власти. Что за мем – «крайне малочисленное поколение»? Неясная философия народа – того самого, который берутся сберегать. «Сокращается трудоспособное население – автоматически снижаются возможности выплаты и индексации пенсий. А значит, необходимы изменения». Тело страны выглядит колышущимся желеистым существом, вроде колонии полипов или креветок в кораллах. Изменения здесь бывают в результате климатических и возрастных перемен – люди бессильны да и некомпетентны что-то поменять в своей жизни.

Даже продолжительность жизни оказывается обязанной «комплексу принятых государством мер». И дожить до 80 лет не личная задача, а государственная программа, решаемая властью без нас. Подождите немного – и вас доживут до восьмидесяти.

Пафос прост: без Системы РФ вам не выжить. Безальтернативность выступает наружу вместе с неумеренным применением наречий «неизбежно» и «необходимо». И хорошо знакомый медиамем, которым страну мучают 25 лет, – «непопулярные, но необходимые решения». «Максимально смягчить принимаемое решение». Итак, ошеломляющее решение принято, когда еще не было дебатов в Федеральном собрании, не было ни второго, ни третьего чтений. Вместо дебатов президент, бренча мелочью, порылся в бюджетных карманах у всех на виду. Заметно было, что роется не во всех. «Расходы на национальную оборону и безопасность страны» упомянуты, но не в качестве очевидного резерва экономии, а в роли неприкосновенной святыни, сопоставленной с дефицитом Пенсионного фонда.

6

Казалось бы, авторитарная неоперсоналистская власть ничего не потеряет, изобразив готовность «обсудить» и утопив в обсуждениях суть дела. Но есть два обстоятельства, табуированные Системой.

Во-первых – ей нельзя обсуждать расходы власти на саму себя. Считается, что истраченное Системой на себя, – проекты, мосты, Башар Асад, ракеты, несущиеся сквозь экран в Америку, – это и есть главная потребительская корзина страны. Вы просмотрели ролик президента в его обращении к Федеральному собранию? Следовательно, вы консумировали бюджет ракеты с непредсказуемой траекторией.

Во-вторых, власть у нас не политическая, а стратегическая. Ее военно-стратегическая игра с населением приближена к реальной. Ее нежелание расходовать на пенсии лишнее (то, что нужно израсходовать на себя) – равно нежеланию армии в занятом городе кормить жителей из офицерских пайков. Великие проекты для нее столь же кровные, как пенсии для пенсионеров. Цифровизация и мосты в проливах Запада и Востока – это придворные пенсии.

Пенсионный кризис можно было перевести в режим квалифицированных дебатов или оборвать диктаторски сильным решением, раз власть тут «авторитарная». Но плох якобы «персоналистский режим», использующий «персону» для мелкого передергивания фактов и подтасовки процедур. Все, что сказал президент в обращении, могло быть сказано кем угодно. Нет направления, нет цели, нет курса.

7

Главная экспертная ошибка этих дней заключается в предмете отнесения действий Путина. Эти действия привычно относят к общестрановому собирательному понятию – режиму, системе власти, стране, стабильности общества и т.п. А речь просто о новом времени. Двор Путина и сам Путин строят и контролируют Последнюю милю путинской России – ту, что однажды вдали оборвется его уходом. В этой работе, в силу деликатности дела, информационная задача одна – никакой информации наружу. Ничего, что подскажет догадку другому. Отсюда новый форсаж неопределенности, в целом обычный для Системы.

Реконструкция, снос и постройки в зоне Последней мили – очень большой, но очень рискованный бизнес. Возникают новые основания трат, которые нельзя обосновать текущими задачами. В этой финальной или трансфинальной задаче путинского ухода Система РФ обрела наконец достаточно грандиозную сверхцель, сопоставимую с «процессом реформ и строительством демократии» 1990-х годов.

8

В пенсионном кризисе 2018 года вскрылись главные свойства российской Системы. Кризис не исчерпан, но стратегически игра сыграна и не зависит от всего, что сказал и еще скажет Путин. Игру начинал он сам, в чем наконец-то сознался, отбросив прежние увертки (рассматривали другие варианты? конечно рассматривали). Но мы видим, как в финальном акте Система разыгрывает его.

Живущим в России трудно признать, что Система РФ остается нашим единственным состоятельным опытом государственного строительства. Это глобальный объект, страновой и международный, неопознанный, зато с местом в Совете Безопасности ООН. Система учла и свела воедино опыт разных эпох нашего государственного и общественного поведения. Этот опыт впечатляет. Хотя заклинания «силой державы» всегда популярны, постсоветские власти отбросили заботу о глобальной силе как таковой: это она разорила старое политбюро. Система РФ – это слабая государственность, которая умело активирует слабость своих институтов как мотив поведения и как запас гибкости. Это выглядит аномальным и несовременным, порождает волатильность и многое еще. Зато Система жива, оживленна и готова существовать впредь.

Эксперты России и Запада описывают московские дела в логике русского отклонения – от нормы, от того или иного «верного пути»… Сходные отклонения на Западе игнорировали, пока однажды избрание Дональда Трампа не взорвало эталон. Что, если отбросить предрассудок, будто Запад – нечто иное по отношению к Системе? Что, если западная модель властвования была лишь либеральным протопутинизмом, модифицированным и примененным Кремлем раньше других? Гипотеза не комплиментарная для Москвы. Если «путины» размножатся и в НАТО и ООН от них проходу не станет, преимущество русского оригинала исчезнет.

И Система, и Путин – баловни судьбы. Но судьба не выдавала страховки. Простейший способ оттолкнуть фортуну – ею злоупотреблять, приняв гибельные мостки, по которым так долго шел, за подмостки себя, вечно удачливого. Тут-то фортуна отворачивается от эквилибриста, чтоб не видеть финала.



Глеб Павловский
3.09.2018



Tags: «Ручное управление», Остров Кремль, РазмышлизМЫ, Разрыв шаблонА
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • У ЦБ забарахлил «печатный станок»

    Банки отказались от 500 миллиардов рублей Банк России признал несостоявшимся первый из серии аукционов долгосрочного репо, в рамках которых…

  • «Кризис не закончится».

    Глава Минэкономразвития выступил против раздачи денег россиянам Фото: Александр Астафьев / POOL / ТАСС Что случилось В раздаче…

  • Кого лечит доктор Мясников?

    Каждый день произносится масса нелепостей, но именно слова про тех, кому суждено умереть от коронавируса, сработали как триггер, вызвавший бурю…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments