storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

В защиту мудаков




То ли XXI век наступил, то ли мир сошёл с ума. Раньше, чтобы уволиться с работы, нужно было писать заявление, а сейчас для этого достаточно одного твита. Те, кто не умеет или ленится писать, могут запостить в Instagram фото с тем же эффектом. Нет аккаунтов в соцсетях? Не беда! Просто схватите кого-нибудь за задницу, и дело сделано.

Очень удобно. Цивилизация! Есть только одна проблема: возможно, вы вовсе не хотите терять работу своей мечты, ведёте себя, как паинька, и, возможно, искренне считаете себя образцом нравственности, но — увы! Интернет помнит всё, и в один не слишком прекрасный день кто-то вытащит на свет божий ваш давно забытый твит с неудачной шуткой, фотографию, которая тогда казалась забавной, или историю о том, как вы неудачно пытались кого-то «склеить», что теперь приравнивается чуть ли не к изнасилованию.

Всё это было много лет назад и тогда никто не сказал вам за это худого слова. С тех пор вы стали совсем другим человеком, проявили трудолюбие и талант, достигли высот в своей профессии, стали знамениты, помогали другим, заслуженно пользовались любовью и уважением в обществе, но сейчас.. Сейчас всё это рухнет в один день. Вы потеряете всё и станете изгоем.

На днях подобная история произошла с режиссёром Джеймсом Ганном.
Студия Walt Disney отстранила его от съёмок третьей части «Стражей Галактики» из-за твитов, написанных им в 2009-2010 году. До этого — с Кевином Спейси, которого вырезали из всех фильмов, в которых он снимался, включая «Карточный домик» из-за обвинений в домогательствах, происшедших в 2008 году.

Для того, чтобы распрощаться с карьерой подобным образом, не обязательно быть суперзвездой. Например, за твиты двухлетней давности
недавно уволили звукорежиссёра компьютерной игры Subnautica Саймона Чилински.

Нобелевский лауреат в области медицины и физиологии
Тимоти Хант лишился должности в лондонском Университетском колледже из-за своего высказывания на конференции в Южной Корее: «Позвольте мне рассказать вам, в чём проблема с девушками. Когда они работают в лаборатории, происходят три вещи: вы влюбляетесь в них, они влюбляются в вас, а когда вы их критикуете, они плачут». Кто-то опубликовал это в Twitter, и 72-летнего учёного едва не сожрали феминистки.

А ещё в Интернете полно случаев увольнения за публикации в соцсетях полицейских, журналистов, медсестёр, школьных учителей, официантов, поваров, стюардесс и представителей прочих профессий, которых уж точно сложно отнести к элите.

И если вам кажется, что это — исключительно западная придурь, уродливый плод совокупления политкорректности с пуританским морализаторством под соусом непримиримой борьбы за толерантность, спешу вас разочаровать: до нас эта чума тоже дотянулась.

Из того, что знаю:

-стюардессу «Аэрофлота» Татьяну Козленко уволили в 2013 году за фото среднего пальца на фоне салона самолёта, сделанное в 2011 году (кем и где — неизвестно);

- медсестру Олесю Кайду из Коломны за фото человека, которого готовили к операции (лица человека не видно);

- журналиста «Эхо Москвы» Александра Плющева едва не уволили из-за опубликованного в Twitter вопроса о том, можно ли считать смерть сына главы президентской администрации Сергея Иванова, ранее нарушавшего закон и уходившего от ответственности, доказательством существования высших сил;

- воспитательницу детского сада из Казани Анну Долбач уволили в 2014 году за эротические снимки в Instagram;

- в том же году 40-летнюю учительницу музыки Елену Корнюшонкова из городка Конаково Тверской области уволили за фривольные снимки в Facebook;

- совсем недавно, в 2018 году 26-летнюю учительницу Викторию из Омска уволили за фотосессию в купальнике, снятую для рекламы магазина одежды plus size;

- SMM-щицу Сбербанка Екатерину Лобанову уволили в 2012 году за шутку в Twitter: «Народный лайфхак: Если на стене мелом написать «Сбербанк», у стены образуется очередь из 30 пенсионерок. Кто пробовал?»;

- капитана полиции из Березняков Артёма Файзуллина уволили в 2013 году с формулировкой «За проступок, порочащий честь сотрудника ОВД» за 35 дней до пенсии после публикации семейного фото в поддержку Навального.



В общем, увольняют за посты в соцсетях везде, разве что поводы немного разные: на Западе — за непристойности, гомофобию и расизм, у нас — за непристойности, поддержку оппозиции и оскорбление чьих-нибудь чувств.

«Ну а в чём проблема-то?» — спросят многие. «Если человек ведёт себя, как мудак или как шлюха — ну и пусть несёт за это ответственность!» — скажут, и будут неправы. Потому что проблема есть, и не одна проблема, а целых три сразу.

Проблема первая: несоразмерность ущерба наказанию. Я не верю в то, что фото учительницы в купальнике, неудачная шутка про пенсионеров или заявление нобелевского лауреата, которое только с очень большой натяжкой можно счесть сексистским, способны сломать жизнь хотя бы одному школьнику, пенсионеру или лаборантке. А вот травля и потеря работы — очень даже могут.

Если человек сказал или написал что-то, что заставляет вас думать, что он — мудак, скажите или напишите ему об этом, и вы будете квиты. Если он объяснится или признает свою вину и извинится — простите. Не извинится — не общайтесь с ним, не приглашайте в гости, не подавайте руки и т.д. То, что происходит сейчас, выходит за все разумные границы и очень напоминает охоту на ведьм, когда людей сжигали заживо по абсурдным обвинениям.

Проблема вторая: закон обратной силы не имеет. Проще говоря, нельзя судить людей за поступки или слова, которые в момент их совершения не считались предосудительными. Нормы морали и этики меняются, совершая порой причудливые зигзаги: Набокова сейчас посадили бы за пропаганду педофилии, а Марка Твена — за расизм; в Англии XIII века судили не за гомофобию, а за гомосексуализм; почти любого учёного современности в средние века сожгли бы как колдуна и еретика; Ромео сел бы за связь с Джульеттой по очень неприятной статье; Коран с Библией в РФ пришлось выводить из списков экстремистской литературы отдельным законом, и так далее.

Нет такого поступка, который хоть когда-нибудь, в каком-нибудь контексте, кем-нибудь не был бы сочтён неуместным, оскорбительным или даже преступным. Возможно, через десяток-другой лет наше время будут называть «неовикторианством», а современные этические нормы — дикостью, но сломанные жизни людей это не вернёт.

Проблема третья: смешение личной и профессиональной жизни. Кевин Спейси может быть развязным гомосексуалистом, но одновременно он ещё и великолепный актёр, создающий яркие и запоминающиеся образы, которые я люблю. Джеймс Ганн плохо шутит в Twitter, зато на экране у него получается легкое, доброе и веселое кино. Олег Тиньков ведёт себя как обидчивый и мстительный подросток, в котором заносчивость невероятным образом сочетается с лизоблюдством, но его интернет-банк — лучший, и
я его всем искренне рекомендую. Великий Стив Джобс был в жизни очень странным и малоприятным человеком, но создал великую компанию и задал планку всей индустрии.

Проще говоря, человек одновременно может быть и мудаком, и профессионалом. И я не вижу смысла отказываться от результатов его труда лишь на том основании, что его личностные качества мне не нравятся. Кто сможет сыграть вместо Спейси в «Карточном домике»? Никто. Кто снимет третьих «Стражей галактики»? Уж точно не Джек Пособек или Марк Сернович, поднявшие бучу в Twitter.


В том, что сейчас происходит, есть ключевые
признаки моральной паники:

 *уверенность, что поведение людей в соцсетях оказывает негативное влияние на общество;
 *демонизация и шельмование людей, опубликовавших нечто, что идёт в разрез с современными веяниями;
 *требования принять жестокие (как правило, неоправданно жесткие по сравнению с реальной угрозой) меры к «нарушителям» и т.д.

Сам этот феномен, заключающийся в распространении в обществе массовой истерии относительно чего-либо (будь то идеология, тенденция развития общества, человек или группа людей), якобы угрожающего безопасности общества и/или его моральным ценностям, отнюдь не нов: явлению ровно столько же лет, сколько самому человечеству, первое упоминание этого термина относится к 1830 году, есть даже книга Стэнли Коэна «Народные дьяволы и моральная паника», опубликованная в 1972 году.

Правда, сейчас кое-что изменилось. Из-за соцсетей каждый наш шаг теперь документируется и становится достоянием общественности.

Непогрешимых людей нет, а с учётом постоянно меняющихся нравственных ориентиров не может быть даже теоретически, поэтому у каждого из нас есть «скелеты в шкафу» — фотографии на телефоне бывшего, которые могут попасть в Интернет; девушка, у которой как-то не пришло в голову спросить паспорт перед закончившимся в постели знакомством; старые публикации, которые сейчас могут быть истолкованы превратно.

Даже если вы не зарегистрированы ни в одной из соцсетей, коллеги, друзья, враги, семья или случайные встречные могут записать ваши слова, разместить фото с вами, поделиться фактами из вашей жизни, найти видео с камер наружного наблюдения, получить доступ к вашему почтовому ящику, прочесть историю браузера.

И чем шире ваша известность, тем с большей вероятностью найдётся оскорблённый, недоброжелатель, дурак, бывшая, шантажист или тролль, которые по глупости, из мести или из-за денег сделают из невинной публикации ваш обвинительный приговор (по крайней мере — в глазах общества).

Такой благодатной почвы для моральной паники не было ещё никогда.

Чем всё это закончится — не вполне ясно. Но, подозреваю, что в ближайшие годы истерия будет только усиливаться, а люди — терять всё из-за совершенно незначительных событий 10-20-30-летней давности.

А потом это всем надоест до чёртиков, и маятник качнётся в обратную сторону. Возможно, это произойдёт даже скорее, чем мы думаем, но уж точно не позже, чем человечество победит старение, потому что иначе рано или поздно каждый из живущих окажется хоть в чём-то, да виновным, хоть чем-то, но оскорбившим всех остальных.

Как это ни странно, выход есть. Мало того, и сама проблема (все люди грешны), и цель (райская вечная жизнь), и решение (каяться и прощать) были описаны две тысячи лет назад. Когда и кем — догадайтесь сами..




Вадим Жартун
24.07.2018




Tags: "Особое мнение", Ё ПРСТ, ПРЯМАЯ РЕЧЬ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
Бедных действительно становится все меньше, сегодня людей живущих за чертой бедности 19 миллионов, это те, чьи доходы ниже прожиточного минимума. А ещё зимой этого года их было почти 21 миллион. Подозреваю, что сейчас у многих начнет бомбить от этой информации, однако нужно понимать, что в любом…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments