storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Categories:

Ошибка епископа.

Как отец Тихон Путина поругал


Владимир Путин и епископ егорьевский Тихон (Шевкунов) в Сретенском монастыре. Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Чем похожа и не похожа Россия на гибнущую Византию

Десять лет назад, 30 января 2008 года, малоизвестный тогда во внецерковных кругах архимандрит Тихон (Шевкунов) поразил зрителей телеканала «Россия» фильмом «Гибель империи. Византийский урок». За прошедшие с тех пор годы архимандрит успел стать епископом. Ныне он широко известен по всей России, и идеи его воплощаются если не в жизни, то в популярных историко-просветительских проектах. А в самое последнее время стали даже поговаривать, что энергичный Тихон – это наш будущий патриарх.

Автор фильма выбрал, казалось бы, оптимальную идеологическую линию, ведущую к успеху. Гибель Византии определялась, согласно епископу Тихону, четырьмя основными причинами. Во-первых, кознями Запада – основного внешнего врага империи. Во-вторых, кознями внутренних врагов – корыстных олигархов. В-третьих, слабой властью, попавшей под олигархическое влияние. И в-четвертых (самое главное) – тем, что народ, поддавшись соблазнам, идущим с Запада, стал отступать от единственно правильной православной веры.

Фильм вышел на экраны через год после знаменитой мюнхенской речи Владимира Путина, ознаменовавшей резкий разрыв России с Западом, и пришелся как нельзя кстати. За прошедшие годы наша страна превратилась в «осажденную крепость», народ проникся мыслью, что нам постоянно грозят враги, и, наконец, значительная часть общества воодушевилась присоединением Крыма, который, по словам Путина, является для нас сакральным местом. В общем, мы и Западу в Крыму отпор дали, и сами в православной вере укрепились.

Десять лет назад фильм вроде бы обосновывал путинский политический курс. Но если пересмотреть «Гибель империи» сегодня (приняв во внимание все факты новейшей истории России), то успешность ее автора можно поставить под сомнение. Епископ, познавший византийские проблемы, явно попал впросак с проблемами современности. Несмотря на всю мощную антизападническую риторику Кремля, путинская Россия в сущностных вопросах явно пошла по пути, осужденному в фильме. И теперь гневные речи епископа Тихона, по сути дела, уже обращены не столько на Запад и олигархов, сколько на слабых правителей нашей страны, допустивших почти все ошибки, о которых их предупреждали десять лет назад.

Одним из ярких моментов ⁠«Гибели империи» было упоминание о так называемом Стабфонде, сформированном предусмотрительным императором ⁠Василием II. Денежки, накопленные мудрым ⁠правителем, его преемники просвистели, и это должно было, согласно логике ⁠фильма, послужить важным уроком для ⁠России.

В начале 2008 ⁠года, когда цены на нефть оставались еще высокими, тема Стабфонда была у всех на устах, и заслуга его создания, как полагали многие, принадлежала Путину. Увы, уже через полгода после выхода фильма цены рухнули, и Россия стала активно Стабфонд проедать, чтобы худо-бедно сбалансировать рушащийся бюджет. Экономика все это время фактически находилась в состоянии стагнации, прирастая в среднем менее чем на 1% за год. Никакой базы для развития, как выяснилось, создано так и не было. В итоге лишь то, что цены на нефть не упали до уровня 1998 года, позволило сохранить на сегодня некоторые остатки Стабфонда. И все это происходит не при каких-то там слабых преемниках, а при самом Путине, на которого теперь, по сути, и обращен весь критический пафос епископа Тихона.

Столь же печально обстоит у нас дело с олигархическим правлением. Если в начале 2008 года еще можно было считать его наследием «лихих девяностых», то сегодня, когда общий срок правления Путина (включая медведевскую интерлюдию) в два раза превысил срок правления Ельцина, миллиардные олигархические капиталы на наследие тяжелого прошлого никак не спишешь. Причем важно, что в эту эпоху сформировались олигархические состояния людей, связанных лично с Путиным и не имеющих никакого отношения ни к «лихим девяностым», ни к западнической ориентации тех лет. В итоге разоблачительный пафос «Гибели империи» опять, по сути дела, обращен на Путина. Трудно не замечать это, когда пересматриваешь фильм епископа Тихона сегодня.

Столица растет и богатеет, провинция нищает. Это не про Москву и глубинку сказал автор «Гибели империи», а про Константинополь и многочисленные византийские регионы. Но именно так обстоит дело сегодня в нашей стране. Здесь даже не нужно интерпретировать статистику. Все видно невооруженным глазом.

Все большую роль в гибнущей империи начинают играть неправославные народы, понаехавшие со всех сторон. Причем главная проблема состоит в том, что они не интегрируются в православную массу и не становятся верными подданными, а навсегда остаются чужими, агрессивными, враждебными. Это все тоже мысли из фильма «Гибель империи». И тоже – как будто про нас сказано.

Отдельные размышления у епископа Тихона посвящены вооруженным силам. Он сетует в фильме на то, что традиционную армию стратиотов в Византии разрушили, ориентируясь на западные образцы, но новую так и не создали, сделав в итоге империю беззащитной перед многочисленными внешними врагами. В сегодняшней России власть постоянно мечется между стремлением создать контрактную армию, ориентируясь на западные образцы, и невозможностью добиться цели из-за плохого состояния дел в экономике в сочетании с большими амбициями, не позволяющими иметь воинство малое, дешевое и компактное. В итоге срочная служба сохраняется, но качественных солдат не формирует. Путин то анонсирует отмену призыва в скором времени, то принимает решение о призыве в армию сирых и убогих (ограниченно годных) после повторного медосмотра.

В общем, сказал бы, наверное, по этому поводу Виктор Черномырдин, как ни строим империю, все Византия получается. И предостережения епископа Тихона сегодня уже выглядят радикальной критикой «императора», тогда как надежд на извлечение византийского урока при этой власти уже не остается. Да и надежд на то, что столь неосторожный критик Путина станет когда-нибудь патриархом, кажется, тоже нет.

В чем же дело? Почему епископ Тихон попал впросак? Предположение, будто империя может строиться силой веры и вертикалью власти, хорошо теоретически, однако на практике представляет собой такую же утопию, как, скажем, построение коммунизма. Плохо, если коммунисты отвергают веру в бога и уповают на построение рая земного. Но столь же плохо, если священники полагают, будто бы твердой верой можно решать земные проблемы.

Все империи рушились рано или поздно. Православные и католические. Языческие и исламские. Если не увлекаться идеей, будто бы православие – особая вера, которая лишь укрепляет державы, то в разрушении всех империй, стонущих под грузом внутренних противоречий, можно увидеть определенную логику. Причем путинская держава ныне испытывает те же проблемы, что и другие. Но пока худо-бедно держится, несмотря на регулярно появляющиеся в прессе тексты, что Путин, мол, становится все слабее. Если бы современная Россия строилась по заветам епископа Тихона, как «идеальная Византия», то и впрямь уже рухнула бы, поскольку никто, кроме узкой группы фанатичных сторонников православия и вертикали власти, не был бы заинтересован в сохранении путинской системы. Но Путин Тихона на самом деле не слушает, а потому правит 18 лет и еще шесть точно продержится.

Надо сказать, что президент лучше епископа понимает, как удерживать страну от разрушения хотя бы на протяжении нескольких десятилетий. Путин – прагматик. Он строит державу с учетом интересов всех тех групп, на которые опирается. Дает подзаработать олигархам. Не возражает против обогащения силовиков и чиновников. Передает тяжелые работы неправославным народам, поскольку без гастарбайтеров часть экономики просто функционировать не сможет.

И здесь он в известной мере идет по пути Запада, который стал сильным и богатым потому, что постепенно научился согласовывать интересы всех многочисленных групп, от которых зависит развитие. Буржуазии и рабочих, интеллигенции и бюрократии, крестьян и лавочников, национальных меньшинств и религиозных, сторонников либеральных идей и поклонников традиционных ценностей. Такое согласование интересов называется демократией. Именно она сменила постепенно на Западе жесткую вертикаль власти, и с этого момента революции стали сходить на нет, а национальные государства, возникшие на развалинах старых шатких империй, оказались вдруг довольно устойчивы.

Более того, на Западе были защищены интересы меньшинств. В том числе тех креативных, которые творят новое. Промышленная революция в Англии началась в XVIII веке потому, что бизнес был защищен от наездов силовиков и бандитов.

Так, кстати, было не всегда. Запад, как и Восток, на протяжении многих веков был таким же полем дикой поживы для всех, кто имеет оружие. Но когда ситуация изменилась, и меньшинства оказались защищены законом, интересы бизнеса стали состоять не в том, чтобы урвать бабла и сбежать, а в том, чтобы строить заводы, оснащать их техникой, повышать производительность.

Епископ Тихон ошибается, если думает, будто Запад стал богатым, ограбив Византию. Грабеж, конечно, стимулировал в XIII веке венецианскую экономику, но не более того. Полтысячелетия лежит между грабительским XIII веком и XVIII столетием, когда произошло так называемое великое расхождение между резко рванувшим вперед богатеющим Западом и стагнирующим Востоком, уповающим не на защиту собственности и прав, а на веру и вертикаль власти.

В Средневековье все по возможности стремились наживаться грабежом с помощью войн, захватов чужого имущества, эксплуатации рабов. Не составляли исключения и высокодуховные, православные византийцы. Великое расхождение между Западом и Востоком началось с того, что войны с соседями и грабежи побежденных стали сопровождаться попыткой соблюдать хотя бы права собственных народов. Или, точнее, сначала права господствующих групп населения, а потом (примерно ко второй половине ХХ века) и интересы широких народных масс.

Запад по сей день совсем не идеален. Там много ошибок и несправедливостей. Но даже то, чего удалось достичь, позволяет ему обеспечивать людям более высокий уровень жизни, чем в тех странах, которые стремятся поддерживать твердую веру и вертикаль власти, вместо того чтобы согласовывать с помощью демократических институтов интересы всех групп. В том числе, кстати, и глубоко религиозных.

Путин демократию не строит, поскольку движение в этом направлении для его власти столь же опасно, как и следование советам Тихона. Президент согласует интересы важных для него групп с помощью ручного управления, и это работает, пока управленцем является умелый манипулятор. Но после Путина нам придется все же строить демократическое общество, в котором будут учитываться не только интересы элиты, обслуживающей власть, а также интересы творцов, зарабатывающих благодаря развитию экономики, и интересы интеллигенции, думающей больше о духовных ценностях, чем о материальных.




Дмитрий Травин
Научный руководитель Центра исследований модернизации ЕУСПб
30 января, 07:19



This entry was originally posted at https://personalviewsite.dreamwidth.org/4526967.html. Please comment there using OpenID.

Tags: #ДуховныяСкрипы, ВИЗАНТИЙСКО Э, Хроника распада страны..., ЦЕРКОВЬ И ВЛАСТЬ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo chern_molnija 06:00, yesterday 7
Buy for 20 tokens
1) - Алло, это прачечная? - Клоачечная! Это Высшая школа экономики. 2) В дневное время проститутка Мария подрабатывала в школе училкой. 3) Когда они пришли за наркодилерами, я молчал: я не был наркодилером. Когда они сажали свидетелей Иеговы, я молчал: я не был свидетелем Иеговы. Когда они…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments