storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Нефть по $70.

Куда смотрят американские добытчики?



Сланцевая отрасль развернет цены во второй половине года

Цены на нефть находятся на максимальном уровне за последние три года. За неполный январь средняя цена Brent составила уже $69,5 за баррель. Рост цен на нефть в последние месяцы дарит надежду жителям России и других добывающих стран на возвращение благополучных времен. Макроэкономическая возможность этого – отдельная проблема даже при стабильном росте цены, но рост, судя по всему, стабильным не будет. Аналитики в нефтяном секторе с большим напряжением ожидают второй половины года.

Дело в том, что текущий рост цен на нефть лишь отчасти обеспечен фундаментальными факторами – соглашением ОПЕК+ и последующим снижением коммерческих запасов ОЭСР, – но также и конъюнктурными факторами. К последним относятся:

*геополитическая премия из-за напряженности на Ближнем Востоке;

*аварии на нефтепроводах (Keystone в США в ноябре, Forties в Северном море в декабре и другие);

*снижение курса доллара по отношению к евро и другим валютам (сводный индекс сократился на 9,9% в 2017 году и на 2,6% в январе 2018 года);

*спекулятивный рост спроса на фьючерсы со стороны хедж-фондов (в сумме по шести основным фьючерсным контрактам хедж-фонды нарастили длинные позиции в январе до рекордных 1,6 млн барр./сут., на 80% больше, чем в июне 2017 года).

И отдельно стоит отметить игнорирование или непонимание рынком сигналов из сланцевой отрасли США. Рост сланцевой добычи – ключевой фактор, который может привести к развороту рынка и изменению стратегий игроков на фьючерсных рынках.


Сланец не догнал ОПЕК


Стратегия ⁠ОПЕК+ оказалась успешной в 2017 году во многом потому, что угроза ⁠быстрого роста сланцевой добычи в США ⁠не оправдалась. Производители сланцевой нефти смогли выжить в период, когда ⁠цена WTI опускалась до $30 за баррель ⁠в начале 2016 года, ⁠но оказались не способны резко нарастить добычу в ответ на рост цен до $50 за баррель. Ряд факторов, которые позволили сланцевым компаниям удержаться на плаву в трудное время: удешевление услуг подрядчиков, концентрация на хороших участках (sweet spots) и покрытие убытков за счет внешних инвестиций, – при росте цен на нефть стали играть против американских нефтяников. Переподписание контрактов с сервисными компаниями происходило с существенным повышением цен на услуги. При расширении активности производители сланцевой нефти столкнулись с дефицитом оборудования для гидроразрыва пласта (ГРП) и
проппанта. Инвесторы во второй половине 2017 года стали активнее требовать от компаний перехода к «прибыльному росту» взамен прошлой стратегии – «рост добычи любой ценой».

Важным фактором для рынка нефти также стала переоценка и переосмысление цен безубыточности сланцевых производителей. В 2016-м, по сообщениям компаний, цены безубыточности располагались в диапазоне $30–40 за баррель. Но отчетность в 2017 году показала, что даже при цене WTI на уровне $50 немногие способны достичь прибыли. Сейчас эксперты сходятся в том, что компании в своих оценках учитывали не все затраты. Оценки на основе полного цикла производства, включая административные расходы, показывают $55–60 за баррель.



Негативный для сланцевой отрасли новостной фон во второй половине года, стагнация количества активных буровых установок с июля (несмотря на рост цен на нефть) были определяющими факторами для мирового рынка.
Информация о продолжающемся росте эффективности отошла на второй план. Между тем средние дебиты в первый месяц действия скважины (IP rate, максимальная интенсивность добычи нефти на сланцевых месторождениях) выросли в 2017-м на 17% год к году.


Новый разворот прогнозов


В декабре – январе ситуация начала меняться: международные организации повысили оценки и прогнозы по сланцевой добыче. По последним оценкам, сланцевая добыча с июля 2017 года ежемесячно растет на 100 тысяч барр./сут. и выше. Международное энергетическое агентство (МЭА) повысило прогноз по среднегодовой добыче в США на 265 тысяч барр./сут. и прогнозирует прирост в сланцевой отрасли в 2018 году уже на 1,06 млн барр./сут. Управление энергетической информации США (EIA) повысило прогнозы по приросту сланцевой добычи с +0,65 млн барр./сут. до +0,93 млн барр./сут. По последнему прогнозу EIA, коммерческие запасы ОЭСР начнут расти уже в апреле (в рамках соглашений ОПЕК+ один из целевых ориентиров – снижение объема коммерческих запасов ОЭСР до среднего уровня за 2012–2016 годы).





В фокусе у рынков по-прежнему еженедельная динамика буровых установок и коммерческих запасов. Но эти показатели сейчас не отражают ключевых трендов в сланцевой отрасли.

На динамику буровых сдерживающий эффект оказывает быстрый рост в первой половине прошлого года (прежде всего в бассейне Permian) и эффект хеджирования. В августе – сентябре, когда цены на нефть начали расти после спада в июне – июле, компании спешили захеджировать свою добычу на первую половину 2018 года.
По данным Bloomberg, на конец III квартала в бассейне Permian 63% добычи на 2018 год было захеджировано по средней цене лишь $48,2 за баррель.

При этом динамику добычи сейчас будет определять не количество буровых,
а возможности по заканчиванию скважин. В 2017 году компании отправили в запас две тысячи пробуренных, но незаконченных скважин (DUC), что составило 15% от количества скважин. По сообщениям экспертов отрасли, эти DUC-скважины, в отличие от попадавших в запас в прошлые годы, рентабельны и будут запущены. С учетом роста производительности необходимо уже меньшее количество новых скважин для поддержания уровня добычи, и поэтому мощности по заканчиванию скважин стали узким местом для отрасли.

В более долгосрочной перспективе ограничением для роста сланцевой добычи может стать нехватка экспортных мощностей. Экспорт нефти в 2017 году рос быстрыми темпами, достигнув в октябре 1,7 млн барр./сут. Наличие дифференциала между WTI и Brent в размере $6–7 за баррель – один из факторов роста экспорта американской нефти. Прогнозируется, что потребность в росте экспортных мощностей будет составлять +1,0 млн барр./сут. ежегодно. Тут возникают вопросы, сможет ли мировой рынок переварить такие объемы легкой и сверхлегкой нефти, которую добывают в США.

Налоговая реформа Дональда Трампа вопреки интуитивным ожиданиям может оказать негативный эффект на сланцевую добычу в ближайшей перспективе. Дело в том, что основной бонус от реформы получают прибыльные компании: ставка налога на корпоративную прибыль снижена с 35% до 21%. Сланцевые компании не генерируют положительной прибыли из-за больших капитальных вложений и поэтому не смогут быстро получить позитивный эффект от реформы.

Налоговая реформа скорее стимулирует инвесторов требовать от менеджмента сланцевых компаний «прибыльного роста». Это означает, что компании должны осуществлять свою деятельность без внешних инвестиций, обеспечивая все расходы (включая новое бурение) за счет операционных доходов. В таких условиях компании будут вынуждены сокращать объемы бурения и постепенно повышать эффективность. Но пока это частные истории, а не общий тренд. Из крупных компаний только Continental Resources объявила о переходе к такой политике «нейтрального денежного потока».


Дилемма для ОПЕК+


Рост сланцевой добычи может привести к снижению цен во второй половине года. При этом, как показывает опыт, цены WTI могут опуститься ниже уровня цен безубыточности сланцевых производителей ($55–60 за баррель), так как при падении цены испытывают эффект перелета (overshooting). И чем дольше цены будут оставаться на текущем уровне, тем больше вероятность, что они сильно упадут во второй половине года.

Дополнительное давление на цены может оказать неопределенность с договором ОПЕК+. Участники договора, получив бонусы от действия соглашения в 2017 году, во второй половине 2018-го могут оказаться в ситуации одновременно низких цен и потери доли рынка в пользу сланцевой отрасли США. В этих условиях у участников соглашения будет соблазн признать, что ограничения на добычу эффективны только в ограниченный период времени. А продление соглашения предполагается сразу на год: сохранение ограничений лишь на первые полгода 2019-го будет неубедительным для рынков, так как сезонный рост спроса и добычи приходится на вторую половину. При таком сценарии вопрос продления договора ОПЕК+ на третий год станет трудной дилеммой для участников.





Виктор Курилов
старший эксперт экономического департамента Института энергетики и финансов
25 января, 14:57



This entry was originally posted at https://personalviewsite.dreamwidth.org/4508627.html. Please comment there using OpenID.


Tags: АналитикА, НЕФТЯНОЕ ПРОКЛЯТИЕ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments