storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

«Потемкину пришлось долго уговаривать Екатерину присоединить Крым»

Екатерининская эпоха была полна противоречий.



Историк Александр Каменский объясняет, как они возникли и как решались

Екатерина II правила Россией 34 года – дольше всех предшествующих и последующих императоров и царей. К концу ее царствования Российская империя стала одним из самых влиятельных государств в мире – к мнению Санкт-Петербурга прислушивались в Лондоне, Вене, Берлине, Париже. При Екатерине территория России приросла восточными областями Речи Посполитой, Крымом и Причерноморьем. Ее царствование было противоречивым – Екатерина переписывалась с Вольтером и Дидро, но посадила в тюрьму просветителей Радищева и Новикова, осуждала крепостное право, но именно при ней окончательно оформилось бесправие российских крестьян. Как дочь мелкого немецкого князя вжилась в роль российской императрицы и чем заслужила эпитет «Великая», Republic рассказал профессор, декан исторического факультета НИУ ВШЭ Александр Каменский.

– Можно ли считать правление Екатерины II периодом наивысшего могущества Российского государства, если исходить из авторитета и влияния, которым оно пользовалось в мире?

– «Наивысшее могущество» – это, конечно, метафора, поскольку могущество не измеришь линейкой и не взвесишь на весах. Но к концу царствования Екатерины II Россия действительно стала одной из шести наиболее влиятельных стран того времени, фактически решавших судьбы мира. После смерти Екатерины А.А. Безбородко (Александр Андреевич Безбородко – кабинет-секретарь, впоследствии канцлер Российской империи. – Republic) даже говорил, что при государыне ни одна пушка в Европе не смела выстрелить без разрешения Петербурга. Но он лукавил: войны революционной Франции начались еще при жизни императрицы, и разрешения у нее никто не спрашивал. Стоит также отметить, что после разгрома Наполеона авторитет и влияние России в мире были ничуть не меньше.

– Когда читаешь жизнеописания Екатерины, не устаешь удивляться, как немецкая принцесса София Августа Фредерика органично перевоплотилась в русскую императрицу. Иногда кажется, что, полностью порвав со своим немецким прошлым, она уже заранее видела себя во главе России.

– Во-первых, как показано в недавно вышедшей на русском языке книге Клауса Шарфа «Екатерина II, Германия и немцы», она никогда не рвала со своим немецким прошлым, живо интересовалась интеллектуальной жизнью Германии, а отношения с германскими государствами занимали важное место в ее внешней политике. Во-вторых, Екатерина приехала в Россию с твердым намерением остаться тут навсегда и, будучи умным человеком, понимала, что для этого ей нужно завоевать симпатии русского народа, а для этого, в свою очередь, лучше узнать страну, в которой ей предстояло жить, ее обычаи и традиции. Однако сама мысль о том, что она может стать императрицей, возникла, скорее всего, довольно поздно и окончательно сформировалась лишь с восшествием на престол Петра III, когда встал вопрос о ее личной безопасности. Наконец, в течение своего царствования Екатерина сама формировала образ «русской государыни», вряд ли ориентируясь на какие-либо образцы.

– Тем не менее ⁠в отличие, скажем, от Анны Иоанновны Екатерина, взойдя на престол, ⁠не стала массово привлекать на ⁠российскую государственную службу иностранцев, полагаясь на местные кадры. Это ⁠была принципиальная позиция?

– Представление о том, ⁠что Анна Иоанновна ⁠нагнала в Россию немцев, не вполне верное. Собственно, те немцы, которые занимали при ней высшие должности в государстве – Миних, Остерман, – приехали в Россию еще при Петре I. Но после того как Петр присоединил Прибалтику, ее нужно было каким-то образом интегрировать в общеимперское пространство. И Анна Иоанновна действовала в этом направлении. Она создала Измайловский лейб-гвардейский полк, куда набирались и лифляндцы, и русские. И в указе об устройстве полка говорилось, чтобы денщиками у офицеров-лифляндцев были русские, а у русских – лифляндцы, с тем чтобы и те и другие обучались языкам.

Что касается Екатерины, то она действительно опиралась в первую очередь на русские кадры, но эта смена политической элиты произошла еще до нее – при Елизавете Петровне. И новая императрица работала с теми людьми, которые находились в руководстве страны при ее предшественнице. Разумеется, были среди них и иностранцы – рижский губернатор Броун, новгородский губернатор Сиверс, но это были опытные профессионалы, рабочие качества которых Екатерина использовала. Ее принцип подбора кадров был основан все-таки на профессионализме, а не на национальности или чем-то другом.

– Петр Андреевич Вяземский писал впоследствии, сравнивая Петра и Екатерину: «Русский силился сделать из нас немцев; немка хотела переделать нас в русских».

– Вяземский имел в виду, конечно, не кадровую политику, а русский национальный дух, который в целом был свойствен царствованию Екатерины. Императрица прекрасно понимала, что пришла к власти она абсолютно нелегитимно, что у нее нет ни капли русской крови. В одной из своих записок она отмечала, что лишь тот иностранец, который чего-то стоит, может в России преуспеть, – русские никогда не простят чужаку те слабости, которые простительны своим. И в первую очередь Екатерина, естественно, имела в виду себя. Она понимала, что для того, чтобы закрепиться во власти, ей, говоря современным языком, нужно разыгрывать русскую карту. И ее интенции совпали по времени с ростом национального самосознания россиян. Тенденции эти появились еще при Елизавете, но наибольшее развитие получили именно при Екатерине, тем более что она им всячески способствовала.

Надо также понимать, что в тот момент это была общеевропейская тенденция. Сами понятия «нация», «национальный интерес» в знакомом нам смысле появляется в конце XVIII века в ходе Французской революции. В России время Екатерины, ознаменованное к тому же серией победоносных войн, способствовало зарождению русского патриотизма, некоего национального чувства. Сформировалось окончательно оно намного позже, но появилось именно тогда.

Императрица всячески подчеркивала свою любовь к России, и это ее отношение было вполне искренним. Связав свою судьбу с Россией, Екатерина считала, что должна сделать ее великой, чтобы ей подражали другие европейские державы. Хотя в принципе человек она была довольно космополитичный. Представление же о том, что она как-то выдавила из себя немку, связано с эпизодом, когда императрице пускали кровь и после этого она заявила, что из нее вылились остатки немецкой крови. Но это, разумеется, нельзя принимать за чистую монету – это была такая поза, Екатерина прекрасно знала, что теперь ее слова станут общеизвестны. При этом, конечно, воспитана императрица была как немка, в лютеранской вере, и это оказало серьезное воздействие на ее миросознание.

– В какой момент, по вашему мнению, Екатерина в полной мере ощутила себя российской императрицей? Произошло ли это сразу после свержения ее супруга, или ей понадобилось какое-то время, чтобы освоиться в новой роли?

– Конечно, Екатерине понадобилось время, чтобы освоиться, чтобы войти в курс государственных дел, чтобы уравновесить различные группировки в своем окружении и сосредоточить бразды правления в собственных руках, но справиться с этим она смогла достаточно быстро.

– Существовала ли реальная дворцовая оппозиция при Екатерине? И верны ли утверждения, что даже фавориты императрицы и участники переворота 1762 года братья Орловы стремились поначалу ограничить ее влияние?

– У Орловых вряд ли были подобные намерения. Но сразу после переворота для Екатерины сложилась достаточно непростая ситуация. Если проанализировать все мемуарные свидетельства о том, как был устроен заговор против Петра III, становится понятно, что главной пружиной заговора была сама Екатерина, которая поддерживала связь со всеми участниками, – и с Орловыми, и с Паниным, с Разумовским, Дашковой и так далее. При этом некоторые участники заговора, судя по всему, даже не знали друг о друге. Когда же переворот случился, каждый из участников считал, что он был самым главным в отстранении Петра от власти. И если кто-то надеялся, что Екатерина будет лишь номинальной фигурой на троне, то это был скорее Никита Иванович Панин, воспитатель великого князя Павла.

Панин, в частности, составил и поднес Екатерине проект о создании Императорского совета, органа, без согласия которого она не могла принять некоторые важные государственные решения. И, как считается в современной историографии, именно Панин организовал убийство Петра III, рассчитывая таким образом связать Екатерине руки. Но поскольку таких групп влияния (Панин, Орловы) вокруг нее было несколько, Екатерине удалось сманеврировать между ними и сохранить за собой всю полноту власти.



Виргилиус Эриксен. Фаворит императрицы Екатерины Великой Григорий Орлов. Источник: PHAS / Getty Images


– Какие качества, по вашему мнению, помогали императрице ориентироваться во внутренней и внешней политике как минимум не хуже своих ближайших советников?

– Екатерина прежде всего была попросту умным, рационально мыслящим человеком, да к тому же начитанным, осведомленным в новейших достижениях тогдашней философской, социальной и правовой мысли, человеком с выраженными интеллектуальными запросами. В соответствии с доктриной Просвещения она рассматривала свое пребывание на троне как служение, предполагающее постоянный труд. Она старалась вникать во все даже самые мелкие дела и всегда формировала о них собственное мнение, учитывавшее, впрочем, и мнения ее ближайших советников.

– Был ли кто-то из фаворитов Екатерины непосредственно причастен к принятию государственных решений – Орлов, Потемкин, Зубов?

– В той или иной степени к принятию решений были причастны почти все фавориты Екатерины.

– Тем не менее чем объясняется исключительность положения Потемкина при Екатерине на протяжении почти 20 лет?

– Исключительность положения Потемкина объясняется в первую очередь тем, что это был талантливый и выдающийся государственный деятель, чьи взгляды на политику и проблемы страны во многом совпадали со взглядами Екатерины.

– Свидетельства о том, что Потемкин и Екатерина в итоге заключили брак, по вашему мнению, заслуживают доверия?

– Вполне возможно, что так оно и было, но это деталь скорее развлекательного плана и с точки зрения истории никакого значения не имеет. Есть ведь версия, что Елизавета венчалась с Разумовским, что не помешало ей потом Разумовского отставить и сделать фаворитом Шувалова.

– Насколько верно утверждение, что губернская реформа, определившая территориальное устройство России до 1917 года, была спровоцирована в первую очередь восстанием Пугачева?

– То, что принято называть губернской реформой 1775 года, в действительности было комплексной реформой, и изменение административно-территориального деления страны было лишь одним из ее элементов. Реформа включала также создание судебной ветви власти, органов социальной защиты населения, органов сословного самоуправления. Важнейшей целью реформы было укрепление власти на местах, и это можно считать откликом на восстание Пугачева, которое, как писал об этом еще Пушкин в «Истории пугачевского бунта», показало слабость этой власти. Но сама эта проблема осознавалась с первых лет царствования Екатерины, и первые попытки ее решения относятся к середине 1760-х годов. Положенное в основу реформы «Учреждение об управлении губерниями Всероссийской империи» – это обширный и тщательно проработанный законодательный акт, который просто не мог быть создан в спешке, но явился результатом длительной работы, в том числе по изучению европейского законодательства. Своего рода откликом на восстание можно считать произошедшее в результате реформы перераспределение власти между центром и периферией в пользу последней, то есть значительное расширение полномочий местных органов власти, в большой мере основанных на выборном начале. Если люди получат возможность самостоятельно решать собственные проблемы, полагала императрица, у них не будет причин бунтовать.

– Правда ли, что пугачевщина напугала правящие круги России и лично Екатерину намного больше, чем какая-либо внешняя угроза?

– Она, безусловно, очень сильно напугала двор, прежде всего потому, что это восстание имело ярко выраженный антидворянский характер – многих дворян пугачевцы лишили жизни. Но в то же время это способствовало сплочению дворянской элиты вокруг трона, так как стало понятно, что только императорская власть может защитить ее в подобных ситуациях.

– А попытка созыва законосовещательной Уложенной комиссии в 1767–1768 годах – была ли она лишь пропагандистским ходом со стороны Екатерины для утверждения себя в статусе, как сейчас принято говорить, национального лидера? Или она действительно хотела превратить свой «Наказ» (http://doc.histrf.ru/18/nakaz-ekateriny-ii-komissii-o-sostavlenii-proekta-novogo-ulozheniya/)в свод законов империи?

– Созыв Уложенной комиссии (а ей предшествовали несколько других Уложенных комиссий, создававшихся на протяжении всего XVIII века) был прежде всего утопической, но соответствовавшей просветительским идеям попыткой создания свода законов руками самого народа. Можно также сказать, что в политическом отношении для Екатерины созыв комиссии был попыткой расширения социальной базы своих преобразований. Что же касается «Наказа», то он был прежде всего инструкцией для депутатов комиссии, содержавшей принципы, на которых должно было быть основано новое законодательство. Сама Екатерина писала впоследствии, что запретила ссылаться на «Наказ» как на закон. Притом что «Наказ» был в значительной мере компиляцией идей Монтескье, Беккариа и других западноевропейских мыслителей, он остается одним из важнейших памятников российской социально-правовой мысли XVIII века.

– Считается, что именно при Екатерине коррупция на Руси расцвела наиболее пышным цветом, а крестьянство, то есть основная масса населения, было лишено даже минимальных прав (причем закрепощенной оказалась и Левобережная Украина, чего Екатерине до сих пор не могут простить в Киеве). Как это соотносится с общим процветанием государства?

– В XVIII веке не существовало современных инструментов измерения уровня коррупции, которые позволили бы, например, сравнить, какой она была при Екатерине II и при Петре I. На протяжении всего этого столетия число некоррумпированных чиновников исчислялось в России единицами, а сама коррупция была обыденной практикой. При этом все правительства этой эпохи (в том числе и екатерининское), с одной стороны, пытались с коррупцией бороться, а с другой – были вынуждены если не полностью закрывать, то по крайней мере прикрывать на нее глаза, поскольку она обеспечивала лояльность элиты.

Что касается крестьянства, это сложная проблема. Если говорить коротко, то Екатерина была противницей крепостного права и немало раздумывала о путях его ликвидации. Но она осознавала, что, во-первых, всякая попытка подобного рода создаст угрозу ее власти, а во-вторых, русское общество для таких перемен еще не созрело. Тем временем крепостное право, как всякий социальный институт, естественно эволюционировало и именно к концу XVIII века действительно достигло пика своего развития. Закрепощение же украинского крестьянства Екатерина, по-видимому, рассматривала в контексте общей политики унификации всего имперского пространства. О «процветании» государства можно сказать, что под этим понимают обычно комплекс явлений, но в том числе и значительный экономический рост, выразившийся в это время в увеличении числа промышленных предприятий, объема производства и внешней торговли, чему в том числе способствовала и экономическая политика Екатерины.

– Во времена правления Екатерины Россия союзничала то с Англией (что не помешало ей принять «Декларацию о вооруженном нейтралитете» в пользу восставших американских колоний), то с Пруссией, то с Австрией, руководствуясь, кажется, лишь стремлением присоединить как можно больше новых территорий. Кого Екатерина на самом деле видела в союзниках России?

– Внешняя политика императрицы традиционно рассматривается как наиболее блестящая страница ее царствования. Надо иметь в виду, что вся международная политика XVIII века строилась на противостоянии различных коалиций европейских держав, состав которых постоянно менялся. Так, к примеру, началу Семилетней войны предшествовала так называемая дипломатическая революция, когда Англия неожиданно заключила союзный договор с Пруссией, что вынудило Францию после столетий вражды объединиться с Австрией. Так что в этом отношении политика России ничем не выделялась. Неверно, однако, полагать, что целью внешней политики Екатерины II было исключительно «стремление присоединить как можно больше новых территорий». Скорее всего, такая цель вообще не ставилась. Екатерина считала, что Россия должна играть активную роль на международной арене, участвовать в решении проблем мировой политики и установлении политического порядка, соответствующего идеалам Просвещения, но при этом, естественно, руководствоваться собственными, как сказали бы в наше время, национальными интересами. Присоединение же новых территорий стало скорее побочным эффектом этой политики, причем не столько ее успехов, сколько ошибок.

– Какова в таком случае роль Екатерины в присоединении Крыма?

– Потемкину пришлось очень долго уговаривать Екатерину присоединить Крым, говоря при этом, что, дескать, вот, матушка, посмотри, англичане чего нахватали, французы, а мы вот сидим и рот разеваем. Изначально у Екатерины не было намерений расширять территорию империи. Это было связано с ее верой в принципы справедливой внешней политики.

Для Екатерины было очень важно общественное мнение, и прежде всего общественное мнение за рубежом, в Европе. Скажем, король Пруссии Фридрих II не стеснялся захватывать чужие земли и даже в завещании своим потомкам писал: если вам понравилась какая-нибудь провинция, то не задумываясь захватывайте ее, потому что потом обязательно найдутся юристы, которые докажут ваше полное право на эту территорию. При этом в глазах просвещенного общественного мнения Фридрих был этаким варваром, изгоем. Екатерина не могла себе такого позволить, ведь захват чужих земель уже в то время подвергался общественному осуждению.

Но в любом случае с Крымом что-то нужно было делать, и в том, что в итоге произошло, – заслуга в первую очередь Потемкина. Это несомненно.



Английская сатирическая гравюра «Русский медведь и его непобедимый всадник встречаются с британским легионом». В роли медведя Екатерина II, в роли всадника Григорий Потемкин. Источник: Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images


– Можно ли считать провалом внешней политики при Екатерине разделы Речи Посполитой, которые, по большому счету, инициировала Пруссия, втянувшая в них Россию? Ведь изначально Екатерина была заинтересована в сохранении польской государственности.

– С самого начала царствования Екатерины польская проблема скорее по личным, чем политическим, мотивам была ею самой поставлена в центр внешней политики и оставалась там в течение последующих десятилетий. Пытаясь одновременно решить проблему польских «диссидентов» (представителей некатолических конфессий. – Republic) и сохранить польскую государственность, пресекая при этом все попытки ее укрепления, Екатерина вынуждена была обратиться за поддержкой к Пруссии, что, в свою очередь, поставило российскую внешнюю политику в фактическую от нее зависимость. В конечном счете это и привело к разделам Польши, которые, несомненно, можно рассматривать как серьезнейшую неудачу, имевшую крайне тяжелые долговременные последствия. Инициатором разделов действительно, как правило, выступала Пруссия. Однако при рассмотрении совершенного преступления суд может назначить его инициатору большее наказание, но вряд ли освободит от ответственности соучастника.

– Насколько серьезно в Санкт-Петербурге воспринимался «Греческий проект» раздела Османской империи и почему он в итоге так и не был реализован?

– «Греческий проект» был любимым детищем Екатерины и воспринимался вполне серьезно, хотя сама императрица с иронией писала о себе, что не чужда мечтам о воздушных замках. Но реализация проекта привела бы к перераспределению сил на международной арене и значительному укреплению мощи России, на что другие европейские державы согласиться, конечно же, не могли. Это и стало главной причиной того, что проект не был реализован. Осуществить его можно было только при поддержке других держав, собственных ресурсов было недостаточно.

– Она действительно восприняла Французскую революцию как цивилизационную катастрофу, внеся коррективы во внутреннюю и внешнюю политику?

– Окончательная реакция России на события во Франции сформировалась не сразу. Когда только произошла революция, Екатерина злорадствовала. Она критически относилась к французской власти, к политике Людовика XVI и предсказывала ему катастрофу. Помимо злорадства, пришло понимание, что теперь Франции какое-то время будет не до внешней политики и у России развязаны руки (Россия тогда вела войну с Османской империей, союзником которой была Франция. – Republic). И, наконец, Екатерина частично приветствовала идеи, которые принесла революция. Так, «Декларация прав человека и гражданина» была опубликована в русских газетах. Известно, что Екатерина велела своему внуку Александру Павловичу прочитать эту декларацию и потом обсуждала с ним этот документ, растолковывая его смысл.

Поворот же в отношении к событиям во Франции произошел в 1793 году после казни Людовика XVI и Марии-Антуанетты, когда Екатерина стала видеть в революции угрозу всему общеевропейскому порядку, самому принципу монархической власти. Уже в конце жизни императрица принимает решение о присоединении к антифранцузской коалиции и при этом фактически предсказывает появление Наполеона.

– Как далеко, по вашему мнению, могла зайти реакция при Екатерине?

– Дело в том, что особенной реакции и не было. Когда поднимается эта тема, вспоминаются только две фамилии – Радищева и Новикова. То есть вся реакционная политика свелась к двум жертвам. При этом Новиков был масоном, и подозревали, что он намеревался вовлечь в масонство наследника престола. Его арестовывают за издание запрещенной литературы, хотя государственной политической цензуры на тот момент не существовало – была только цензура духовная. После ареста выясняется, что Новиков поддерживает связи с прусскими масонами, и происходит это в момент резкого обострения отношений с Пруссией, когда дело едва не дошло до войны.

История с Радищевым происходит в очень сложный политический момент, когда, условно говоря, нервы у власти напряжены. И тут появляется такое провокационное сочинение («Путешествие из Петербурга в Москву»). И вся реакция заключается в том, что одного (Новикова) сажают в крепость, где он сидит в камере со своим врачом и слугой, а другого (Радищева) отправляют в ссылку, куда ему один из екатерининских министров, Александр Романович Воронцов, совершенно открыто посылает деньги и книги. Говорить о какой-то реакции при Екатерине, памятуя о том, что происходило в России в XIX и XX веках, нет никаких оснований.

– Насколько верны предположения, что Екатерина готовила в наследники своего внука Александра и лишь благодаря вмешательству Безбородко, уничтожившего соответствующий манифест, престол получил Павел?

– Если какой-либо манифест или завещание существовало, то, будучи обнародованным после смерти Екатерины, этот документ во всех случаях не имел бы законной силы, и она это отлично понимала. О передаче трона внуку Екатерина, вероятно, задумывалась и даже, по-видимому, обсуждала это с Александром, который, судя по всему, такое предложение отверг. Поэтому, если какой-то документ и был подготовлен, он остался просто в виде черновика, а черновых законопроектов после Екатерины осталось множество.

– Сохраняла ли Екатерина контроль над внутренней и внешней политикой все время своего правления, или в последние годы она уже в большей степени была отдана на откуп фаворитам?

– Екатерина, без сомнения, сохраняла контроль за всем до конца своих дней и никогда никому ничего не отдавала на откуп.




Петр Бологов
Внештатный автор Republic
11 марта 2017, 10:00




This entry was originally posted at https://personalviewsite.dreamwidth.org/4425086.html. Please comment there using OpenID.

Tags: ИнтервьЮ, ИсторическоЭ, Остров Крым
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo nemihail 20:00, yesterday 121
Buy for 20 tokens
Как в Аэрофлоте продолбали все полимеры. Фото: Яндекс Картинки Меня, как и многих, до глубины души затронула история с котом Виктором, которому запретили лететь в салоне вместе с его хозяином. Аэрофлоту, конечно, виднее, но я поражаюсь, как пиарщики этой компании бездарно продолбали…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments