storm100 (storm100) wrote,
storm100
storm100

Страна иноагентов.

Могут ли новые поправки к закону о СМИ задеть рядового россиянина


Агостино Венециано. Скелеты. Иллюстрация: Cantor Arts Center, Stanford University

Всякое высказывание подлежит государственному контролю


«Наш русский блогер, который сидит тихо дома и пишет блоги, никакого отношения к этим нормам не имеет и иметь не может», – демонстрируя похвальный патриотизм, прокомментировал очередной пакет поправок к закону о СМИ депутат Петр Толстой (он как раз и является одним из авторов этих самых поправок). Кстати отметим, пожалуй, – отставной телеведущий переживает настоящую эпоху расцвета. Надоело ему, похоже, тихо сидеть в скучной володинской Думе – он, в конце концов, не какой-нибудь русский блогер! Толстой устал прятаться за спинами официальных буйных (чтобы не сказать коверных), Поклонской и Милонова, и напоминает о себе без стеснения. Сначала – серия феерических выступлений по поводу олимпийской истории («У нас впереди – вечность!» – сказал, ухмыляясь, депутат в эфире одного из ток-шоу великой Иоланде Чен, когда та попыталась напомнить профессиональным патриотам, что век профессионального спортсмена короток), теперь – не менее яркие реплики касательно собственной законодательной инициативы.

Предлагаемые Толстым вместе с коллегами поправки в основном касаются СМИ, которые теперь можно признавать иностранными агентами. Если идеи Толстого станут законом, СМИ-иноагенту для работы на территории РФ придется создавать специальное юрлицо, а всем, кто на материалы СМИ-иноагента сошлется или процитирует, сопровождать публикацию пометкой, что источник информации – «СМИ, выполняющее функции иностранного агента». Роскомнадзор уже выдрессировал редакции отечественных изданий – все понимают, как важно не забыть рядом с каждым упоминанием очередной террористической организации ставить обязательную метку «запрещена в России» и чем в данном случае чревата забывчивость. Теперь придется так же следить и за ссылками на тексты «иностранных агентов». Это, впрочем, конечно, мелочь.


Переход на личности


Куда интереснее короткая фраза, с которой проект поправок, собственно, и начинается: «Физические лица могут быть признаны иностранными средствами массовой информации, выполняющими функции иностранного агента».

Пояснения у авторов пока внятными ⁠не получаются: с одной стороны, это вроде бы касается ситуаций, ⁠когда владельцем издания является не ⁠юридическое, а частное лицо (простим в очередной раз депутатов, сделаем привычную скидку ⁠на их интеллектуальную мощь, прикинемся, ⁠что в попытке приравнять ⁠владельца СМИ к СМИ нет абсурда). С другой, если исходить из признаков, сформулированных в толстовском законопроекте, и ранее – в принятом уже законе о СМИ – иностранных агентах, никаких особых ограничений нет. Достаточно просто «распространять информацию в интересах других государств» (не важно, что это значит, это значит, например, что ты показался какому-нибудь специальному человеку не вполне патриотичным) и при этом получать финансирование из-за рубежа (тут тоже необозримый простор для трактовок), чтобы человеком быть перестать и оказаться СМИ-иноагентом.

Именно эти соображения и спровоцировали бурную реакцию, именно они и заставили Толстого рассуждать о правильных русских блогерах, которые сидят себе тихонечко дома. Волнение понятно. Спасибо социальным сетям – читателей вокруг давно не осталось, нынче все писатели. И вот теперь перед каждым таким писателем, то есть перед каждым практически жителем РФ, не лишенным доступа к интернету, встает непростой вопрос самоидентификации. Кто я – СМИ дрожащее или право имею?

Вопрос не вовсе праздный. Конечно, попытка приравнять популярных блогеров к СМИ уже делалась. Но тогда все уперлось в поиск формальных критериев, в способы приравнять посещаемость к тиражу, в споры о том, как и какими средствами корректно посещаемость мерить, и ничего из потенциально опасного закона не вышло. Несколько странных людей добровольно зарегистрировались как СМИ, фамилии их утонули в вечности, прочие (включая блогеров с сотнями тысяч и миллионами читателей или зрителей) живут как жили. Однако авторы новых поправок, как выше отмечено, вопрос с критериями решают просто. Теперь достаточно раз получить за какую-нибудь работу деньги из-за рубежа (с кем не бывало, господа ученые, благотворители и журналисты?), чтобы обзавестись неприятным клеймом иностранного агента. По крайней мере пока все именно так и выглядит.


Генетическая память


Совпадение, конечно – законопроект Толстого со товарищи появился почти одновременно с интервью, данным к столетию ФСБ главой ведомства Александром Бортниковым «Российской газете». Интервью уже сделалось знаменитым: Бортников настаивает на том, что его организация – прямая наследница славных традиций ВЧК-ОГПУ-НКВД, доказывает, что в открытых процессах эпохи Большого террора «наличествовала объективная сторона», массовое истребление ни в чем не повинных людей называет «перегибами на местах» и делом рук отдельных «приспособленцев» в страшные времена безответственного наркома Ежова. При ответственном Берии, который Ежова покарал по всей строгости социалистического законодательства, и тем более позже ничего недостойного политическая полиция в стране уже не творила.

Бортников также подчеркивает, что это неправильно – «предавать забвению поколения предшествеников» нынешних сотрудников спецслужб. Ну, раз так, и ценный опыт предшественников предавать забвению тоже не следует.

Депутаты зациклены на представлении об умерших уже иерархиях, о важности печатного слова, о наличии легитимирующих значимость такого слова институтов (собственно СМИ). А вот у славных предшественников господина Бортникова – бездна наработок по борьбе с иностранными агентами, для которых социальными сетями были курилки предприятий или собственные кухни. Которые без устали распространяли информацию в интересах иностранных государств, за что и отправлялись – кто в землю, кто в Сибирь, работать на благо отечества.

Времена нынче стали чуть погуманней, массовых перегибов с массовыми же расстрелами ждать не приходится, но вот озаботиться контролем за слоняющимися без дела (а не сидящими тихо дома, как положено правильным русским блогерам) СМИ-иноагентами, болтающими без умолку в общественном транспорте и на рабочих местах, распространяющими черт знает что, но наверняка не в интересах родины, депутатам, конечно, стоило бы. Пусть носят клеймо «иноагент», например, на лбу, а после каждого слова повторяют положенную мантру – нет такого слова, которое не употребил бы до нас сотрудник иностранной газеты. С понятной, разумеется, и вредоносной целью. Силовики поддержат – сложно даже вообразить, какой бюджет потребуется для организации слежки за каждым потенциальным СМИ-иноагентом (их еще называли проще – гражданами, но это в прошлом) и фиксации сказанных им слов на предмет последующей проверки. Силовики любят большие бюджеты, да и кто их не любит?

У нас тут, получается, целая страна, в которой вместо населения – сплошные СМИ-иноагенты. Это тревожно, конечно, и требует принятия незамедлительных мер.


Бунтующая архаика


Разумеется, перед нами еще один инструмент точечного террора. Если поправки будут приняты (а вероятность велика), никто не ринется, конечно, карать тысячи блогеров за ссылку на какую-нибудь публикацию портала «Крым. Реалии». Но настучать по шапке одному особенно зарвавшемуся станет для государства еще проще. Хотя, казалось бы, куда уж проще.

Еще один инструмент точечного террора и еще одно свидетельство того, каким курсом государство решило двигаться. Государству, которое не просто так постоянно апеллирует к опыту Второй мировой, некомфортно в новом информационном мире. Он слишком прозрачен. Слишком неуклюжими стали для него старые понятия. Нет, действительно, почему какая-нибудь районная газета, спонсируемая мэрией, у которой сотрудников больше, чем читателей, – СМИ, а блогер с сотней тысяч подписчиков – частное лицо? Старый язык просто не позволяет формулировать ответов на такие вопросы.

Всякое высказывание подлежит государственному контролю. Правильное высказывание имеет пометку «от советского информбюро». Неправильное – раз уж его пока почему-то нельзя запретить – другую пометку, но в обязательном порядке. Ах, в новом мире это так не работает? Тем хуже для нового мира, мы пойдем в старый.

И объявим всех, кто с этим не согласен, агентами, работающими в интересах иностранных государств. Что, кстати, будет еще и правдой, потому что в интересах иностранных государств, даже если они это не всегда понимают, – видеть свободную Россию в новом мире, а не дичающую Россию, которая консервирует мир отживший. Ну ничего, потерпят.




Иван Давыдов
Публицист
21 декабря, 14:06



This entry was originally posted at https://personalviewsite.dreamwidth.org/4377497.html. Please comment there using OpenID.


Tags: #приоритеты, «Ручное управление», Предчувствие большого шухера, РазмышлизМЫ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo nemihail 19:00, вчера 68
Buy for 20 tokens
Заказчиков выступал никто иной, как российские спецслужбы. Это их почерк Фото: Яндекс Картинки (Киев) "Убийство Шеремета было совершено с целью дестабилизировать ситуацию". Всем желающим показали кадры с камеры видеонаблюдения, на которых запечатлены убийцы журналиста. Ими…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments